УДК 347.471 

Страницы в журнале: 82-87

 

Т.В. СОЙФЕР,

кандидат юридических наук, доцент кафедры гражданского и семейного права МГЮА им. О.Е. Кутафина

 

Обосновывается необходимость дифференцированного подхода к определению сущности некоммерческих юридических лиц, что может способствовать повышению эффективности правового регулирования их деятельности.

Ключевые слова: некоммерческие организации, юридические лица, субъекты гражданского права.

 

The essence of noncommercial legal entities: directions of search

 

Soyfer T.

 

The article substantiates the need for a differentiated approach to defining the essence of noncommercial legal entities, that can enhance the effectiveness of legal regulation of their activities.

Keywords: noncommercial organizations, legal entities, subjects of the civil law.

 

Вопрос о сущности юридического лица в цивилистической доктрине имеет давнюю историю, а высказанные  по этому поводу точки зрения настолько многообразны, что, по мнению С.Н. Братуся, создается впечатление о его непознаваемости[1]. Концепции, предлагаемые в современной науке, также весьма разнородны. Одни авторы рассматривают юридическое лицо в качестве средства обособления имущества[2]; другие — как персонифицированную ответственность субъекта, специально созданного для этой цели правовым строем[3]; третьи обнаруживают сущность юридического лица в обособлении правовой воли, на основе которой происходит формирование юридической личности[4]. Довольно много последователей у теории фикции[5]. Высказываются мнения, что за современным юридическим лицом (в зависимости от его организационно-правовой формы) стоят участники, акционеры или собственник имущества, определяющие содержание волеизъявлений руководителя данного юридического лица[6].

При этом в большинстве случаев авторы предпринимают попытки выявить единую сущность всех юридических лиц, что заведомо не может быть успешным. К примеру, теория персонификации гражданско-правовой ответственности, в определенной мере раскрывающая природу коммерческой организации, в отношении некоммерческих юридических лиц не выглядит убедительной. Вряд ли структуры религиозной организации, имеющей целью распространение веры, или политической партии, аккумулирующей убеждения своих членов и представляющей их во взаимоотношениях с государством, могут рассматриваться как созданные для персонификации гражданско-правовой ответственности хотя бы потому, что эти организации способны осуществлять свою основную деятельность, вообще не вступая в имущественные правоотношения. Поскольку действующее российское законодательство нередко наделяет некоммерческие юридические лица большим объемом прав в публичной сфере по сравнению с гражданами и их образованиями, соответствующим статусом не обладающими[7], ситуация, когда юридическое лицо создается главным образом для приобретения определенных возможностей нецивилистического свойства, весьма распространена.

В этой связи следует, на наш взгляд, обратить внимание на точку зрения, согласно которой сущность юридического лица должна определяться через выявление его социальной роли, объяснение его социально-экономической необходимости и функции[8]. Причем решение соответствующих вопросов предлагается осуществлять дифференцированно, в зависимости от организационно-правовой формы юридического лица и его конкретного вида[9]. Именно такое направление научных исследований, изначально предполагающее различия в сущности коммерческих и некоммерческих юридических лиц в целом, а также их отдельных групп, по нашему мнению, наиболее перспективно и способствует установлению адекватных правовых режимов для реализации ими своего предназначения.

Поскольку некоммерческие организации взаимосвязано осуществляют экономические, социальные, политические, правовые и духовные функции, разграничить которые не всегда возможно, раскрытие сущности некоммерческих юридических лиц должно осуществляться с учетом причин их возникновения, обусловливающих направленность и планируемые результаты деятельности подобных образований. Создание некоммерческих организаций всегда основано на определенной потребности конкретного лица (лиц). В процессе осознания формируется интерес — обладатель потребности приходит к выводу, что наиболее оптимальным средством ее удовлетворения является учреждение некоммерческого юридического лица, самостоятельного субъекта права. Выбор именно такого пути продиктован наличием у юридического лица особенностей и признаков, которые не свойственны обладателю потребности, но необходимы для ее реализации, либо позволяют удовлетворить потребность наиболее полно и оперативно. В результате формирование некоммерческого образования и наделение его статусом юридического лица становится единственно возможным либо наиболее предпочтительным вариантом.

Сущность некоммерческого юридического лица, на наш взгляд, кроется в тех его признаках, которые выступают определяющими при решении вопроса о реализации конкретной потребности через создание и деятельность данного субъекта. При этом следует иметь в виду два обстоятельства. Во-первых, потребность объективна, так как формируется под влиянием экономических, социальных и иных факторов. В интересе, возникающем в процессе ее осознания, эта объективная составляющая сохраняется. Соответственно создание некоммерческих организаций, как и необходимость наличия у них тех или иных параметров, в определенной степени обусловлены объективными обстоятельствами. Во-вторых, возможность создания некоммерческих юридических лиц определенных форм и видов, обладающих теми признаками, которые позволяют использовать данные конструкции для реализации возникающих потребностей, обеспечивается посредством нормативных предписаний. Это свидетельствует о том, что сущность некоммерческого юридического лица не является статичной, сугубо теоретической категорией. Она может корректироваться под влиянием изменения внешних общественных условий. Кроме того, выявление сущности некоммерческих организаций имеет прикладное значение, поскольку ее можно и необходимо учитывать в процессе совершенствования законодательства, регламентирующего правовое положение указанных юридических лиц. В доктрине единого взгляда относительно видов, содержания и значения признаков, присущих юридическим лицам, не сложилось. Что касается легального закрепления, то в п. 1 ст. 48 ГК РФ предусматривается наличие у признаваемых юридическими лицами организаций признаков, в числе которых имущественная обособленность, самостоятельная имущественная ответственность и способность выступать от собственного имени. Аналогичные признаки применительно к некоммерческому юридическому лицу закреплены в п. 1 ст. 3 Федерального закона от 12.01.1996 № 7-ФЗ «О некоммерческих организациях».

При исследовании интересов, находящихся в основе создания и деятельности некоммерческих организаций, становится очевидным, что их удовлетворению главным образом способствует наличие у юридического лица какого-то преобладающего признака. Иные признаки, хотя и имеют определенное значение для реализации некоммерческой организацией своих функций, приобретают обслуживающий, производный характер, являясь необходимым дополнением и продолжением признака основного.

Для ряда некоммерческих организаций главенствующее значение имеет признак имущественной обособленности (потребительские кооперативы, негосударственные пенсионные фонды, общества взаимного страхования и др.). Конструкция юридического лица в данном случае позволяет объединить и обособить имущество в единый комплекс, преумножать и использовать его в целях решения основной задачи — реализации прежде всего имущественных интересов учредителей (участников) юридического лица. Все иные признаки юридического лица в данном случае лишь способствуют формированию этого имущества, эффективному владению, пользованию и распоряжению им. Это объясняется характером целей подобных некоммерческих организаций, предполагающих необходимость их участия главным образом в имущественных гражданских правоотношениях.

Кроме того, признак имущественной обособленности — основной для большинства некоммерческих организаций, действующих в публичных интересах (государственные корпорации и компании, государственные академии наук, юридические лица, создаваемые государством в иных организационно-правовых формах — учреждений, фондов, автономных некоммерческих организаций). Создание таких организаций продиктовано необходимостью выделения части государственного имущества для его включения в оборот в целях удовлетворения наиболее значимых общественных потребностей или обслуживания юридического лица, осуществляющего общественно полезную деятельность.

Следует выделить группу некоммерческих юридических лиц, сущностное значение для которых имеет признак организационного единства. Цели их не могут быть достигнуты без четкой правовой регламентации внутренней структуры организации, порядка формирования и компетенции ее органов и подразделений. Примером могут быть торгово-промышленные палаты, создаваемые российскими предпринимателями в целях содействия развитию экономики Российской Федерации, ее интегрированию в мировую хозяйственную систему, формирования современной промышленной, финансовой и торговой инфраструктуры, создания благоприятных условий для предпринимательской деятельности и т. п.

Устав Торгово-промышленной палаты Российской Федерации (утв. Учредительным съездом ТПП РСФСР 19.10.1991; в ред. от 04.03.2011)[10] предусматривает формирование достаточно объемной структуры, включающей не только органы управления, но и различные подразделения, деятельность которых обеспечивает достижение поставленных перед палатой целей (советы и комитеты, арбитражные институты и органы по обеспечению проведения процедуры медиации). Имея статус юридических лиц, торгово-промышленные палаты обладают на праве собственности обособленным имуществом, однако имущественная обособленность в данном случае производна и необходима для обеспечения эффективной реализации ими своей специфической миссии.

Базовым признаком для некоторых некоммерческих юридических лиц является возможность выступать от собственного имени. Содержание интересов, находящихся в основе их создания, предопределяет необходимость появления самостоятельного субъекта, который мог бы эти интересы аккумулировать, интегрировать и выражать вовне от своего имени, вступая в отношения с органами государственной власти и органами местного самоуправления, их должностными лицами и т. п. Примерами могут служить объединения (ассоциации и союзы) юридических лиц, работодателей, крестьянских (фермерских) хозяйств. Подобные структуры обладают организационным единством и могут иметь обособленное имущество, но их главная характеристика — способность к совершению от собственного имени различных действий, которые, как правило, не являются сделками и не порождают гражданско-правовых последствий. Они направлены на доведение до сведения компетентных органов общих позиций по определенным вопросам, могут заключаться в воздействии на эти органы с целью создания наиболее благоприятного режима деятельности всех заинтересованных лиц в осуществлении защиты их прав.

Особо следует обратить внимание на существование некоммерческих юридических лиц со специфическим статусом, выделение преобладающего признака которых с цивилистических позиций вызывает сложности. В частности, это относится к различным формам общественных объединений граждан, которые могут регистрироваться в установленном порядке и приобретать права юридических лиц либо функционировать без государственной регистрации в отсутствие статуса юридического лица.

Во-первых, статьи 8—12 Федерального закона от 19.05.1995 № 82-ФЗ «Об общественных объединениях» (далее — Закон об общественных объединениях) четко закрепляют внутреннюю структуру общественных объединений различных видов, в том числе не имеющих прав юридического лица, что свидетельствует о наличии организационного единства у любых общественных объединений.

Во-вторых, действующее российское законодательство не предусматривает обязательность формирования в общественных объединениях обособленного имущества (обязанность учредителей (участников, членов) по уплате вступительных и членских взносов нормативно не закреплена и может быть предусмотрена только уставом объединения). Естественно, общественные объединения, являющиеся юридическими лицами, наделены возможностью обладать имуществом на праве собственности, но это не означает, что все они регистрируются исключительно для ее получения. Для удовлетворения потребностей, ставших основой для создания данных юридических лиц, не обязательно формирование имущества.

В-третьих, правами действовать от собственного имени наделены любые общественные объединения вне зависимости от наличия у них правосубъектности юридического лица. Они могут представлять и защищать как собственные права и интересы, так и права и интересы своих членов и участников в органах государственной власти, органах местного самоуправления и в общественных объединениях. Такое положение предусмотрено ст. 27 Закона об общественных объединениях и признается судебной практикой[11]. Именно поэтому выступление юридического лица от собственного имени не может стать тем фактором, который всегда обусловливает необходимость реализации гражданами своих потребностей посредством создания данного субъекта.

Основное отличие в статусе общественных объединений, ставших юридическими лицами, состоит в том, что они обладают более широкими правовыми возможностями в публичной сфере (участие в выработке решений органов государственной власти и органов местного самоуправления, в выборах и референдумах и др.). Вполне вероятна ситуация, когда необходимость приобретения этих возможностей, т. е. более широкого объема правоспособности негражданского характера, станет основной причиной создания юридического лица. Следовательно, регистрация общественного формирования в качестве юридического лица будет связана с иными потребностями, нежели наделение его способностью к участию в отношениях, составляющих предмет гражданского права. Естественно, такие ситуации, когда некоммерческое юридическое лицо осуществляет деятельность исключительно за рамками гражданско-правового регулирования, вообще не вступая в гражданские правоотношения (не формируя имущество, не заключая от своего имени сделок и т. п.) и ограничиваясь, например, участием только в отношениях конституционных, являются редкостью. Однако теоретически и практически такие ситуации возможны.

В этой связи необходимо обратить внимание на существующие в правовой науке мнения о межотраслевом (общеправовом) значении категории юридического лица, которые обосновываются признанием его участником правоотношений различной отраслевой принадлежности. Данная точка зрения, высказанная в советский период[12], имеет значительное количество последователей среди современных ученых[13]. При этом некоторые авторы рассматривают статус юридического лица в качестве формального, но обязательного критерия включения организации в общественные отношения, регулируемые различными отраслями права. Они не ставят под сомнение цивилистическую природу юридического лица, констатируя лишь, что сфера оперирования ею выходит за пределы гражданского права и в этом смысле категория юридического лица может считаться межотраслевой[14]. Другие, напротив, основываясь на том, что образование, обладающее статусом юридического лица, не едино во всех ипостасях, полагают, что термин «юридическое лицо» имеет частноправовое значение, применим для характеристики частноправовых возможностей организации и не может характеризовать ее правосубъектность в иных сферах[15].

Юридическое лицо, в том числе некоммерческое, изначально является гражданско-правовой конструкцией, поэтому прежде всего у него возникает гражданская правосубъектность. Кроме того, наличие соответствующего статуса дает некоммерческим организациям возможность участвовать в иных правоотношениях, характер которых зависит от целей и сфер их деятельности. Вместе с тем ряд организаций в это общее правило не вписываются. Не имея статуса юридического лица и не обладая гражданской правосубъектностью, они признаются участниками конституционных, административных, трудовых и иных правоотношений, причем не в качестве совокупности лиц, а как самостоятельные субъекты. Их регистрация и приобретение прав юридического лица либо расширяют способности к участию в указанных отношениях (общественные и религиозные объединения), либо оказываются для этой сферы безразличными (профессиональные союзы). Естественно, что и в том и в другом случае организация дополнительно получает возможность полноценно участвовать в гражданских правоотношениях.

Следовательно, правовые понятия «некоммерческое юридическое лицо» и «некоммерческая организация» не совпадают ни по объему, ни по содержанию. То обстоятельство, что некоммерческая организация может стать участником конституционных, административных и иных правоотношений независимо от признания ее субъектом гражданского права,  свидетельствует о межотраслевом характере данной категории, охватывающей не только  организации, обладающие статусом юридических лиц, участников гражданских и, как следствие, иных правоотношений, но и организации, не являющиеся юридическими лицами, признаваемые самостоятельными субъектами иных отраслей права. Напротив, «некоммерческое юридическое лицо» представляет собой цивилистическое понятие, которое может использоваться только для обозначения некоммерческих организаций как носителей гражданской правосубъектности. Возможность их участия  в правоотношениях иной отраслевой принадлежности, даже если превалирует, на такую квалификацию не влияет. При этом как понятие «некоммерческая организация», так и понятие «некоммерческое юридическое лицо» являются родовыми по отношению к отдельным видам образований, входящих в их состав.

 

Библиография

1 См.: Братусь С.Н. Юридические лица в советском гражданском праве. — М., 1947. С. 172—173.

2 См.: Суханов Е.А. Проблемы развития законодательства о коммерческих организациях // Хозяйство и право. 2002. № 5. С. 54.

3 См.: Богданов Е.В. Сущность и ответственность юридического лица // Государство и право. 1997. № 10. С. 98—99.

4 См.: Скворцов О.Ю. Проблема юридической личности третейского суда в контексте доктрины юридического лица // Корпорации и учреждения: Сб. ст. / Отв. ред. М.А. Рожкова. — М., 2007. С. 109—110.

5 См.: Радченко С.Д. Злоупотребление правом в гражданском праве России. — М., 2010; Маньковский И.А. Теории сущности юридического лица: история развития и современные научные подходы // Российский юридический журнал. 2010. № 4. С. 126.

6 См.: Горячев А.С. Правовое положение руководителя коммерческой организации. — М., 2006.

7 См., например: статьи 11 и 12 Федерального закона от 10.01.2002 № 7-ФЗ «Об охране окружающей среды»; ст. 43 Закона РФ от 07.02.1992 № 2300-1 «О защите прав потребителей».

8 См.: Рахмилович В.А. О так называемом субстрате юридического лица (к вопросу о путях изучения юридического лица) // Избранное. — М., 2005. С. 78—81.

9 См.: Толстой Ю.К. К разработке теории юридического лица на современном этапе // Проблемы современного гражданского права: Сб. ст. — М., 2000. С. 92—93.

10 Документ опубликован не был // КонсультантПлюс.

11 См.: Определение ВС РФ от 09.12.2009 № 31-Г09-21 // КонсультантПлюс.

12 См.: Венедиктов А.В. О субъектах социалистических правоотношений // Советское государство и право. 1955. № 6. С. 23.

13 См., например: Архипов С.И. Субъект права. Теоретическое исследование. — СПб., 2004. С. 337—340; Чиркин В.Е. Юридическое лицо публичного права. — М., 2007. С. 63.

14 См., например: Болдырев В.А. Юридические лица — несобственники в системе субъектов гражданского права / Под ред. В.А. Сысоева. — Омск, 2010; Бараненков В.В. Значение института юридического лица в современном российском праве и перспективы его совершенствования // Юридический мир. 2006. № 8.

 

15 См.: Теория государства и права: Учеб. / Под ред. М.Н. Марченко. — М., 2009. С. 752.