УДК 342.9: 314. 15 (470+571)

Страницы в журнале: 57-63 

 

А.В. ФИЛАТОВА,

кандидат юридических наук, доцент кафедры административного права и государственного строительства  Поволжской академии государственной службы им. П.А. Столыпина

 

В статье проанализированы нововведения в законодательстве Российской Федерации, определяющие особенности и порядок проведения независимой правовой экспертизы регламентов и процедур исполнения государственных функций.

Ключевые слова: экспертиза, независимая экспертиза, регламенты, процедуры, государственные функции.

 

In article the author analyses innovations in the legislation of the Russian Federation, determining features and the order of carrying out of independent legal examination of rules and procedures of execution of the state functions.

Keywords: examination, independent expert appraisal, rules, procedures, state functions.

 

В  последнее время активно, в том числе и на законодательном уровне, относительно негосударственной, несудебной экспертной деятельности применяется дефиниция «независимая экспертиза», которая объективно может использоваться в отношении всех возможных видов экспертиз.

Торгово-промышленная палата Российской Федерации и ее территориальные подразделения обладают правом осуществлять независимую экспертизу проектов нормативных актов в области экономики, внешнеэкономических связей, а также по другим вопросам, затрагивающим интересы предприятий и предпринимателей[1].

Утверждено Положение об экспертизе проектов правовых актов в Торгово-промышленной палате Российской Федерации[2], где определено, что при экспертизе проектов правовых актов проводится анализ предмета правового регулирования проекта, его места в системе российского законодательства и соответствия проекта действующему законодательству; анализируются возможные последствия принятия проекта правового акта с точки зрения соблюдения общественных интересов и интересов предпринимательского сообщества, а также рассматриваются другие вопросы порядка проведения экспертизы.

Экспертиза проектов нормативных правовых актов — это самостоятельный вид экспертизы, в том числе применительно к административным регламентам исполнения государственных функций (предоставления государственных услуг).

Для оценки качества нормативного правового акта или его проекта, внесенного на рассмотрение нормотворческого органа, по решению данного органа может проводиться научная экспертиза (правовая, экономическая, финансовая, научно-техническая, экологическая и др.), причем возможна и комплексная экспертиза, включающая в себя любое соотношение вышеперечисленных сфер. В полном объеме научная экспертиза применяется и в отношении  правоприменительной практики.

Научная экспертиза проводится научно-исследовательскими организациями или высшими образовательными учреждениями, для которых экспертная деятельность является не основной, а факультативной по отношению к науке и учебному процессу или к предпринимательской деятельности, если речь идет о коммерческих организациях. В то же время в уставных документах, приказах, инструкциях, положениях, регламентирующих деятельность экспертной организации, ее структурного подразделения, детально регламентированы права, обязанности, ответственность руководителя, его штатных сотрудников, порядок ведения документооборота, взаимоотношения с субъектами права и другие вопросы организации экспертной деятельности.

Для проведения научной экспертизы необходимо наличие специальных познаний в том или ином вопросе, однако в юридической литературе к специальным зачастую не относят общеизвестные, а также юридические знания[3]. Это категорически неверно, так как данная позиция основана на расширительной трактовке разъяснения Пленума Верховного суда СССР о том, что «суды не должны допускать постановку перед экспертом правовых вопросов как не входящих в его компетенцию (например, имело ли место хищение либо недостача, убийство или самоубийство и т. п.)»[4].

Различные точки зрения по вопросу возможности проведения правовой экспертизы были всесторонне проанализированы П. Яни[5], что с познавательной точки зрения представляется значимым, однако сделанный вывод основывается на специфике уголовно-правовых отношений. Юридическая наука не ограничивается уголовным процессом и нигде в законе прямо не указывается, что юридические знания не могут быть специальными.

Практика рассмотрения дел в Конституционном суде РФ показывает, что во многих случаях в качестве экспертов вызываются высококвалифицированные юристы (доктора и кандидаты юридических наук) и на их разрешение ставятся вопросы чисто правового характера, касающиеся трактовки и использования отдельных норм материального и процессуального права[6].

Кроме того, дефиниция «общеизвестные знания» носит субъективный, оценочный характер, а соотношение специальных и общеизвестных знаний по своей природе изменчиво, зависит от уровня развития социума и интегрированности научных знаний в повседневную жизнь людей. Расширение и углубление знаний о каком-то явлении, процессе, предмете приводит к тому, что знания становятся более дифференцированными, системными, доступными все более широкому кругу лиц. В конечном итоге сфера обыденных знаний обогащается[7].

В сфере нормативно-правового регулирования в настоящее время нет определения «специальные знания», в связи с чем использование данного термина определяется правоприменителем произвольно.

Соответственно, правовая экспертиза не только имеет право на существование, но и активно развивается в качестве самостоятельного правового института. Сегодня представителями юридической науки обосновывается даже необходимость проведения правовых экспертиз по уголовным делам о преступлениях в сфере экономической деятельности[8].

Относительно предмета и цели правовой экспертизы высказываются разные точки зрения, например, что «цель правовой экспертизы есть оценка качества и полноты законодательства, регулирующего правоотношения между органами государственной власти, местного самоуправления, государственными и муниципальными организациями, с одной стороны, и субъектами предпринимательской деятельности — с другой»[9].

Данное определение можно использовать, однако здесь имеется ярко выраженная специфика, связанная только с экспертизой законодательства (но не правоприменения) и с теми правоотношениями, которые возникают в предпринимательской деятельности, а это не отражает широту правовой экспертизы в целом.

С предлагаемыми задачами правовой экспертизы следует, по нашему мнению, согласиться. Это:

— выявление полного перечня правовых актов, регулирующих исследуемую сферу правоотношений, а также органов и организаций, участвующих в правоотношениях;

— установление вида правоотношений по субъектному составу и виду общественных правоотношений;

— выявление факторов, влияющих на качество каждого правового акта;

— оценка полноты правового регулирования системы исследуемых правоотношений;

— подготовка экспертного заключения.

Следовательно, на практике сформирован самостоятельный вид научно-правовой экспертизы, которая объективно должна способствовать:

— обеспечению высокого качества, обоснованности, законности и своевременности готовящихся проектов нормативных правовых актов и правоприменительной практики;

— созданию с учетом уже действующих норм права научно обоснованной системы принимаемых нормативных правовых актов, их согласованности;

— выявлению возможных негативных социальных, экономических, юридических, экологических и других последствий действия принимаемых актов и их влияния на правоприменение.

Научная экспертиза нормативных правовых актов и правоприменительной практики осуществляется научными учреждениями и высшими учебными заведениями соответствующего профиля, экспертами или группами экспертов из числа ведущих ученых и (или) специалистов-практиков в определенных областях (адвокаты, нотариусы, бухгалтеры и др.) — в зависимости от круга правоотношений, которые регулируются. В качестве экспертов привлекаются лица, не принимавшие ранее непосредственного участия в подготовке соответствующего нормативного правового акта. Заключение экспертов за их подписью направляется в адрес органа, принявшего решение о проведении научной экспертизы нормативного правового акта. В оценке законопроекта или нормативного правового акта эксперты независимы и не связаны позицией органа государственной власти, по поручению которого проводилась данная экспертиза.

На базе Поволжской академии государственной службы им. П.А. Столыпина создан и эффективно работает Центр независимой правовой экспертизы, осуществляющий экспертную деятельность по следующим направлениям: выработка независимых экспертных оценок по вопросам нормативно-правового регулирования; осуществление комплексной правовой экспертизы по различным направлениям деятельности; проведение антикоррупционной экспертизы нормативных правовых актов и различных официальных документов; оценка практической деятельности и ее соответствия нормативно-правовому регулированию; проведение независимой экспертизы федеральных государственных программ развития, а также аналогичных программ субъектов Российской Федерации; реализация экспертизы инвестиционных проектов, финансируемых за счет средств федерального бюджета и бюджетов субъектов Российской Федерации; консультирование на ранних стадиях подготовки и принятия решений, правил и стандартов деятельности; осуществление экспертизы принятых решений, инструкций и других документов государственных органов и органов местного самоуправления; участие в проведении конкурсов (выборов) на замещение вакантных должностей государственной гражданской, муниципальной службы; участие в подготовке документов и материалов для проведения аттестации государственных гражданских и муниципальных служащих; разработка проектов системы контроля качества осуществления деятельности;  формирование научных и научно-исследовательских программ и проектов; подготовка письменных (заключения) и устных (консультации) разъяснений, замечаний, предложений по существу проводимой экспертизы; совместно со структурными подразделениями организация и участие в переподготовке специалистов, в проведении курсов повышения квалификации, семинаров и других обучающих программ; привлечение специалистов различных отраслей науки и практики в сферах экономики, информации, налогов и др.

Большое количество разновидностей экспертной деятельности требует классификации. Возьмем за основу классификацию видов правовой экспертизы, предложенную А.А. Разуваевым, которую, на наш взгляд, следует расширить:

по отраслевой принадлежности: экспертизы в непроцессуальных отраслях права (в конституционном, гражданском, жилищном праве и др.) и экспертизы в процессуальном праве (в гражданском, арбитражном и уголовном процессе);

по связи с судопроизводством (судебные экспертизы и экспертизы, не связанные с судопроизводством);

в зависимости от поставленных перед экспертом задач (аналитические, фактологические, диагностические, оценочные, прогностические, классификационные экспертизы и др.);

по числу объектов исследования (однообъектные и многообъектные экспертизы);

по объему исследования (основные и дополнительные экспертизы);

по последовательности проведения (первичные и повторные экспертизы);

по численности и составу исполнителей (единоличные, комиссионные, комплексные экспертизы);

по отношению к государственной деятельности (государственные и негосударственные экспертизы);

общественные и профессиональные экспертизы;

по объекту и технологии:

— экспертизы универсального типа, к которым относятся объекты и технологии без учета конкретной области деятельности (общественные, оценочные, управленческие);

— специальные экспертизы, определяемые областью конкретной профессиональной деятельности (строительная, медицинская, экологическая, товароведческая, страховая, аудит и т. д.);

по виду и цели проведения (превентивные и контрольные экспертизы)[10].

Экспертиза, независимо от того как ее назвал законодатель или представители науки (независимая, гражданско-правовая, общественная, научная, правовая), должна соответствовать определенным качественным критериям.

Эксперты должны быть информированы как по поводу направляемых на экспертизу материалов, документов, так и о проведении экспертизы и, конечно, о ее результатах, с учетом последующего устранения сделанных замечаний.

Это должны быть профессиональные, компетентные и независимые специалисты.

Они не должны допускать формализма при проведении экспертизы, используя в работе системный подход. Выводы экспертизы должны быть научно обоснованы и законны.

Эксперты несут личную ответственность за выводы, сформулированные в экспертном заключении.

В настоящее время необходимо, по нашему мнению, создать единый механизм проведения экспертизы, для чего нужно решить следующие задачи:

— сформулировать в действующем законодательстве единый подход к теоретическим основам экспертизы, в том числе путем применения единых терминов;

— сформировать базовые субъекты экспертизы и их правовой статус;

— отработать единую методологию проведения экспертизы;

— нормативно закрепить механизм проведения экспертизы;

— при проведении экспертизы учитывать уже сложившийся положительный опыт;

— популяризировать и пропагандировать экспертизу с помощью широкого участия в этом процессе общественности и средств массовой информации.

Кроме того, научная экспертиза не должна противопоставляться общественной или гражданско-правовой, так как любая экспертиза основывается на научных концепциях, исследованиях и методиках. Важно понимать, что как гражданско-правовая, так и общественная экспертиза могут быть в определенных случаях научными, и каждая из них не только может, но и должна быть независимой.

В результате рассмотрения содержательных характеристик дефиниций, используемых в сфере экспертизы, напрашивается вывод о том, что существующий терминологический диссонанс относительно видового деления негосударственной экспертной деятельности, который в научной сфере достиг критической отметки, требует скорейшего разрешения по существу на законодательном уровне.

Подводя итоги проведенного анализа, считаем возможным выделить следующие проблемы негосударственной экспертной деятельности и экспертизы в Российской Федерации:

— формирование экспертной деятельности на территории России без учета международных норм, которые необходимо применять для признания результатов экспертной деятельности российских экспертных организаций на международном уровне;

— обязательность рассмотрения, но необязательность учета результатов экспертизы, проведенной в негосударственных организациях на территории России;

— непризнание результатов деятельности негосударственных экспертных организаций на территории России органами государственной власти;

— сомнение в квалификации, профессиональном уровне и непредвзятости независимых экспертов;

— создание подведомственных экспертных структур, деятельность которых осуществляется «по направлению» и на обязательной основе. При этом не соблюдается основной принцип независимости: экспертная организация и заказчик не должны быть организационно связаны друг с другом;

— недостаточность регламентации и стандартизации экспертной деятельности. Стандарты должны строго регламентировать требования к независимым экспертам, экспертным организациям, а также ко всем процедурам их работы на основе действующего законодательства. Эти стандарты могут быть как общегосударственными, так и стандартами общественных объединений или отдельных организаций, например, классифицированных по сферам жизнедеятельности;

— непонимание немаловажной роли независимой оценки для обеспечения успешного функционирования политической системы и экономики;

— нехватка финансовых ресурсов или желание их сберечь за счет экспертной деятельности.

Особенно возросла актуальность экспертизы в связи с проведением в Российской Федерации административной реформы[11], так как в качестве основных направлений реформы заявлено повышение эффективности взаимодействия органов исполнительной власти и общества при повышении открытости деятельности государственных органов и органов местного самоуправления.

Действительно, для деятельности государственных органов характерно развитие механизмов публичного обсуждения общественно значимых решений и независимой экспертизы, при этом проводимые экспертизы и консультации с представителями гражданского общества до принятия решений носят фрагментарный характер и полностью зависят от усмотрения органов власти.

Для решения существующих проблем необходимо создать действенные каналы влияния гражданского общества (граждан, организаций, делового сообщества) на подготовку и принятие затрагивающих их права и законные интересы решений органов исполнительной власти, а также разработать и внедрить механизмы:

— раскрытия информации о деятельности государственных органов и органов местного самоуправления;

— проведения публичных обсуждений подготавливаемых решений;

— проведения общественной экспертизы социально значимых решений органов исполнительной власти;

— включения представителей гражданского общества в коллегии надзорных органов, рабочие группы, другие структуры по подготовке нормативных правовых актов и иных затрагивающих права и законные интересы граждан и организаций решений органов исполнительной власти;

— создания и деятельности при органах исполнительной власти общественных советов с участием представителей гражданского общества;

— определения рейтингов органов исполнительной власти и органов местного самоуправления по критерию открытости[12].

Одним из таких каналов общественного влияния и выступает экспертиза нормативных правовых актов, и прежде всего:

— федеральных законов и законопроектов;

— законопроектов  и  законов  субъектов Российской Федерации;

— нормативных правовых актов органов местного самоуправления;

— правовых актов органов управления государственной власти и их проектов.

Необходим также анализ общественно значимых действий, явлений  и  ситуаций, в том числе в целях подготовки законопроектов.

При поэтапном проведении административной реформы выделяют такое ее направление, как создание благоприятных условий для реализации субъектами предпринимательства своих прав и законных интересов[13]. Данное положение напрямую согласуется и с одной из задач административной реформы, а именно необходимостью создания и применения механизмов противодействия коррупции во всех сферах деятельности органов исполнительной власти. Например, в 2008 году в рамках административной реформы предусмотрено проведение работ по различным направлениям, включая противодействие коррупции, а в рамках мероприятий по внедрению экспертизы нормативных правовых актов на коррупциогенность — разработка методик первичной и специализированной (предметной) экспертизы действующих нормативных правовых актов и вносимых проектов[14].

Кроме того, среди специальных видов экспертизы нормативных правовых актов выделяют правовую, лингвистическую, юридико-техническую, антикоррупционную экспертизы.

Экспертиза нормативных правовых актов распространяется на принимаемые уполномоченными государственными органами акты, содержащие правовые нормы, т. е. нормативные предписания, рассчитанные на неограниченный круг субъектов и многократное или постоянное применение. Не являются нормативными акты индивидуального применения, в том числе акты организационно-распорядительного и информационного характера, а также акты, рассчитанные на однократное применение или обращенные к конкретным лицам.

Экспертиза нормативных правовых актов призвана способствовать:

— обеспечению высокого качества, обоснованности и законности нормативных правовых актов;

— выявлению возможных негативных социальных, экономических, экологических, юридических и других последствий действия принимаемого акта;

— созданию научно обоснованной системы взаимосвязи принимаемых нормативных правовых актов.

Законопроектная экспертиза (экспертиза проекта закона) объективно связывается с выявлением законотворческих ошибок, которые в научной и методической литературе рассматриваются как результат несоблюдения правотворческим органом правил и стандартов юридической техники. Вместе с тем законопроект не только должен соответствовать неким формализованным критериям, но и удовлетворять требованию адекватного и продуманного перевода имеющихся представлений о социальных и юридических закономерностях в системе нормативно-правовых установлений. Помимо того что законопроекты могут содержать юридические, логические и грамматические ошибки, они могут быть основаны на ошибочных правовых решениях. И если первые, порождая пробелы или противоречия, нечеткие или неясные правовые предписания, будут препятствовать реализации конкретных правоотношений, то последнее обстоятельство может исказить саму сущность данных отношений[16]. В этой связи следует согласиться с мнением С.В. Полениной, которая подразделяет правотворческие ошибки на три вида: политические, социальные и правовые[17].

Следует обратить особое внимание на постановление Правительства РФ от 11.11.2005 № 679 «О Порядке разработки и утверждения административных регламентов исполнения государственных функций (предоставления государственных услуг)» (в ред. от 04.05.2008) (далее — Постановление № 679). Такая экспертиза может проводиться организациями, осуществляющими свою деятельность в соответствующей сфере.

При этом необходимо понимать, что административный регламент — это по своей правовой природе акт управления, а его содержание —  управленческая процедура. В этом смысле административный регламент представляет собой нормативный правовой акт, в котором детально закреплена последовательность реализации позитивной управленческой процедуры[18].

Согласно Постановлению № 679 порядок проведения независимой экспертизы проектов указанных административных регламентов и порядок отбора организаций, осуществляющих их независимую экспертизу, утверждаются федеральным министром или руководителем федеральной службы либо федерального агентства, руководство которыми осуществляет Президент РФ или Правительство РФ, с учетом методических рекомендаций по разработке административных регламентов исполнения государственных функций и административных регламентов предоставления государственных услуг, одобренных Правительственной комиссией по проведению административной реформы.

Вызывает недоумение положение, содержащееся в первой редакции Постановления № 679, о том, что экспертизу должны проводить саморегулируемые организации или иные организации, осуществляющие свою деятельность в соответствующей сфере регулирования.

Во-первых, экспертное заключение не должно даваться от имени организации, так как именно эксперт (группа экспертов) несет личную ответственность за содержание экспертного заключения, а не руководитель организации. Как объективно указывают Д.А. Леонтьев, Г.В. Иванченко, эксперт всегда несет ответственность за полноту анализа, понятность и обоснованность своих суждений. Эксперт не несет ответственности за выводы и решения, которые будут сделаны на основе его суждений, потому что эти выводы не обусловлены содержанием экспертных оценок[19]. Однако сложившаяся практика такое положение опровергает и именно руководитель организации чаще всего ставит свою подпись под экспертным заключением, автоматически беря на себя ответственность за положения экспертного заключения. Во-вторых, возникает вопрос, какие организации относятся к соответствующей сфере регулирования и какие понимаются под «иными».

В-третьих, институт саморегулирования в Российской Федерации фактически находится в стадии становления и перспективы его развития неоднозначны[20]. Действительно, в отдельных сферах саморегулируемые организации эффективно работают на протяжении значительного периода времени6, но чаще всего нормы о саморегулировании в отношении отдельных видов предпринимательской деятельности носят рамочный характер и не имеют сложившейся практики применения[21]. Следовательно, с учетом недостаточно сформированного института саморегулирования представляется невозможным говорить об осуществлении саморегулируемыми организациями экспертной деятельности.

Внесенные  в Постановление № 679 изменения кардинально не отразились на ситуации, так как определено, что экспертизу проводят организации, осуществляющие свою деятельность в соответствующей сфере регулирования, и ее результатом является экспертное заключение, которое подписывается руководителем организации, проводившей экспертизу, или уполномоченным им лицом.

Несмотря на объективные недостатки, в настоящее время нормативно-правовое регулирование отношений, связанных с проведением экспертизы административных регламентов, активно развивается путем разработки и принятия соответствующих официальных документов. Однако подобные правовые акты управления существуют далеко не во всех сферах жизнедеятельности, а, например, в рамках осуществления деятельности  Министерства промышленности Российской Федерации, Министерства энергетики Российской Федерации и Министерства природных ресурсов  и экологии Российской Федерации, Федеральной службы по техническому и экспортному контролю, Федеральной службы по контролю за оборотом наркотиков, Федеральной службы по гидрометеорологии и мониторингу окружающей среды, Федеральной службы по экологическому, технологическому и атомному надзору, и отдельные их положения зачастую по-своему формулируют те или иные требования, например, к исчислению сроков проведения экспертизы.

Условием, необходимым для проведения эффективной экспертизы, является наличие заинтересованности в ее проведении, экспертного потенциала, достаточного для привлечения экспертов и обеспечения их независимости, а также информационной доступности[22]. При этом особое внимание следует обратить на нормативно-правовое регулирование экспертной деятельности на территории Российской Федерации.

 

Библиография

1 См.: Закон РФ от 07.07.1993  № 5340-1 «О торгово-промышленных палатах в Российской Федерации» (в ред. от 23.07.2008); Указ Президента РФ от 18.03.1993 № 351 «О Торгово-промышленной палате Российской Федерации» (в ред. от 06.04.2000).

2 Приказ ТПП РФ  от 01.02.2006  №  8 «Об утверждении Положения об экспертизе проектов правовых актов в Торгово-промышленной палате Российской Федерации» // Официальный сайт ТПП РФ: http://www.tpprf.ru/

3 См., например: Белкин Р.С. Криминалистическая энциклопедия. — М., 2000; Додин Е.В. Доказывание и доказательства в правоприменительной деятельности органов советского государственного управления. — К.; Одесса, 1976; Энциклопедия судебной экспертизы / Под ред. Т.В. Аверьяновой и Е.Р. Россинской. — М., 1999.

4 Постановление Пленума ВС СССР от 16.03.1971 № 1 «О судебной экспертизе по уголовным делам».

5 См.: Яни П. «Правовая» экспертиза в уголовном деле // Законность. 2001. № 9.

6 См., например: Постановление КС РФ от 19.05.1998  № 15-П «По делу о проверке конституционности отдельных положений статей 2, 12, 17, 24 и 34 Основ законодательства Российской Федерации о нотариате»; Постановление КС РФ от 16.05.1996  № 12-П «По делу о проверке конституционности пункта “г” статьи 18 Закона Российской Федерации “О гражданстве Российской Федерации” в связи с жалобой А.Б. Смирнова».

7 См.: Россинская Е.Р. Судебная экспертиза в гражданском, арбитражном, административном и уголовном процессе // Российский федеральный центр судебной экспертизы при Министерстве юстиции Российской Федерации. — М., 2006.

8 См., например: Гаухман Л. Нужна правовая экспертиза по уголовным делам // Законность. 2000. № 4.

9 Фатеев М.А., Лопашенко Н.А и др. Методика мониторинга эффективности регионального законодательства и практики правоприменения. — Саратов, 2009. С. 52.

10 См.: Разуваев А.А. Экспертиза как средство повышения эффективности процесса правореализации (вопросы теории и практики): Автореф. дис. … канд. юрид. наук. — Саратов, 2006.

11 Распоряжение Правительства РФ от 25.10.2005 № 1789-р «О Концепции административной реформы в Российской Федерации в 2006—2010 годах» (в ред. от 10.03.2009).

12 Там же.

13 Указ Президента РФ от 23.07.2003 № 824 «О мерах по проведению административной реформы в 2003—2004 годах».

14 Распоряжение Правительства РФ от 25.10.2005  № 1789-р.

15 См.: Гордиенко В.В. Развитие института криминологической и социально-правовой экспертизы: теория и практика // Российский следователь. 2005. № 7.

16 См.: Поленина С.В. Качество закона и эффективность законодательства. — М., 1993. С. 43.

17 См.: Буряга В.О. Административный регламент в сфере реализации исполнительной власти в Российской Федерации: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. — М., 2009. С. 6.

18 См.: Леонтьев Д.А., Иванченко Г.В. Комплексная гуманитарная экспертиза: Методология и смысл. — М., 2008. С. 31.

19 См.: Федеральный закон от 01.12.2007 № 315-ФЗ «О саморегулируемых организациях» (в ред. от 28.04.2009).

20 Например, Федеральным законом от 26.10.2002 № 127-ФЗ  «О несостоятельности (банкротстве)» (в ред. от 28.04.2009) введен институт саморегулируемых организаций арбитражных управляющих (статьи 21—22) и сформулировано обязательное членство арбитражного управляющего в одной из таких организаций (п. 1 ст. 20).

21 См.: Федеральный закон от 08.08.2001 № 134-ФЗ «О защите прав юридических лиц и индивидуальных предпринимателей при проведении государственного контроля (надзора)». (Утратил силу с 01.05.2009.)

22 См.:Троицкая Т.В. Понятие и юридическая природа общественной экспертизы // Юридический мир. 2006. № 9.