Страницы в журнале: 55-60

 

Д. ТОКАРЕВ,

ассистент ФГОУ ВПО «Волгоградский архитектурно-строительный университет»

 

В статье обосновывается необходимость формирования эффективных методов профилактики злоупотребления правом; проведен анализ способов защиты от злоупотребления правом. Действующее законодательство не гарантирует защиту от злоупотребления правом, поэтому применение защитных мер зависит от правильной и продуманной политики субъектов права.

Ключевые слова: злоупотребление правом, корпоративные отношения, защита гражданских прав, способы защиты от злоупотребления правом.

 

In given article by author is indicated, on need of the shaping the efficient methods of the preventive maintenance and protection from abuse by right; the author is organized analysis of the ways of protection from abuse by right. Acting legislation does not guarantee protection from abuse by right so using the protection moves depends on correct and thought-out politician’s subject right.

Keywords: the abuse by right, corporative relations, protection of the civil rights, ways of protection from abuses by right.

 

Современное гражданское законодательство в недостаточной степени регулирует и конкретизирует правовой феномен злоупотребления правом в корпоративных отношениях, что на практике затрудняет процесс квалификации деяния как злоупотребление субъективным гражданским правом и создает риск судебного произвола.

Злоупотребление правом в корпоративных отношениях, как правило, совершается с целью прямого обогащения лица (группы лиц) путем увеличения контроля над корпорацией (отдельными ее активами), получения выгоды от использования корпоративного шантажа или в процессе управления корпорацией, а также иного извлечения выгоды, когда прямого обогащения не происходит (устранение конкурента путем поглощения конкурирующей корпорации или разорение в процессе ведения конкурентной борьбы). В редких случаях целью злоупотребления является умышленное причинение вреда участнику корпорации или самой корпорации. Мотивами поведения субъекта, злоупотребляющего своими правами, здесь выступают личная неприязнь, месть, зависть и прочие психологические явления. В данном случае мы имеем дело с так называемой шиканой.

Среди способов злоупотребления на сегодняшний день следует назвать установление контроля над менеджментом организации (или лицом, представляющим интересы крупного владельца корпорации); приобретение контрольного пакета акций (долей) в имущественном капитале корпорации; манипуляции с долями в корпорации; банкротство компании с последующим приобретением ее активов; скупка мелких пакетов акций (долей) до блокирующих; скупка долговых обязательств предприятия; целенаправленное занижение стоимости предприятия и приобретение его активов; преднамеренное доведение до банкротства, оспаривание прав собственности; использование «технических компаний» для обеспечения статуса «добросовестного предпринимателя»; злоупотребление правами, предоставленными миноритарным участникам корпорации; применение «параллельных» органов управления и исполнительных органов; выкуп акций (долей) компании у местных властей; «размывание» доли участия в деятельности корпорации[1].

В соответствии с п. 1 ст. 10 ГК РФ не допускаются действия граждан и юридических лиц, осуществляемые исключительно с намерением причинить вред другому лицу, а также злоупотребление правом в иных формах.

Представляется, что в ст. 10 ГК РФ необходимо установить не только запрет на злоупотребление правом, но и определить сам термин «злоупотребление правом» и его признаки.

Часть 3 ст. 17 Конституции РФ закрепляет общеправовой принцип: осуществление прав и свобод не должно нарушать права и свободы других лиц. Фактически речь здесь идет о запрете злоупотребления правом.

В Международном пакте о гражданских и политических правах 1966 года говорится: «Ничто в настоящем Пакте не может толковаться как обозначающее, что какое-либо государство, какая-либо группа или какое-либо лицо имеют право заниматься какой-либо деятельностью или совершать какие бы то ни было действия, направленные на уничтожение любых прав или свобод, признанных в настоящем Пакте, или на ограничение их в большей мере, чем предусматривается в настоящем Пакте».

При этом нужно отметить, что ни в законах Российской Федерации, ни в нормативных актах иностранных государств не имеется единой нормы, в которой были бы перечислены все виды злоупотребления правом. И в этом состоит сложность проблемы, ибо в судебной практике встречаются случаи, когда трудно отделить действия лиц, злоупотребляющих своим правом, от действий, не подпадающих под это понятие. Во всех случаях, когда речь идет о злоупотреблении правом в какой-либо области предпринимательства, последнее слово остается за судом (арбитражем), который определяет, злоупотребляет соответствующее лицо своим правом, обращаясь за защитой, или не злоупотребляет[2].

Иногда субъект может вообще не задумываться о каких-либо негативных последствиях реализации своего права. Важно подчеркнуть, что вред посредством злоупотребления правом причиняется в любом случае, однако это не всегда охватывается умыслом субъекта.

В последние годы в экономике России выявилась тенденция значительного увеличения количества корпоративных конфликтов и распространения недружественных противоправных корпоративных захватов чужой собственности.

Очевидно, что насущной проблемой корпоративного законодательства на современном этапе экономического и правового развития России становится задача усиления правовой защиты от злоупотребления правом[3].

Поскольку корпоративные отношения остаются в сфере гражданско-правового регулирования, на них в полной мере (с учетом, конечно, их специфики) распространяются общие положения гражданского права (в том числе и в части способов защиты прав и законных интересов участников этих отношений (ст. 12 ГК РФ)) и положения о злоупотреблении правом (ст. 10 ГК РФ) и т. п. Тем не менее в целом ряде случаев методы гражданско-правовой защиты прав и законных интересов участников корпоративных правоотношений оказываются не вполне эффективными, и имеющиеся пробелы в законодательстве вынуждена заполнять судебная практика.

Для успешного функционирования корпоративных отношений необходимо наличие адекватных правовых механизмов регулирования соответствующей системы общественных отношений. Для этого нужно выявить основные мотивы недобросовестности поведения отдельных субъектов корпоративных отношений, провести анализ основных способов злоупотребления правом в данных отношениях и исследовать основные стратегические и тактические способы защиты предприятия от попыток несанкционированного перехода имущественных прав предприятия, а также его неимущественных прав, связанных с имущественными, к заинтересованным лицам.

Необходимо отметить, что с проблемой противодействия недобросовестности некоторых участников корпоративных отношений в современном цивилизованном обществе приходится сталкиваться достаточно часто. Злоупотребление правами в данной области наносит существенный вред стабильности и защищенности корпоративных отношений, нарушает права участников этих отношений, подрывает авторитет государственной власти в сфере их регулирования.

В корпорации происходит отделение собственности от управления, что приводит к конфликтам интересов внутри и вовне корпорации, т. е. к корпоративным конфликтам[4].

Именно это является одной из причин совершения действий недобросовестными участниками корпоративных отношений, связанных со злоупотреблением права.

Высшее предназначение права — минимизировать возможность причинения вреда (ущерба, убытков) одним субъектом другому посредством защиты интересов личности, общества, государства, установления равной для всех людей меры свободы, возведения в закон справедливости. Употребление права во зло всегда приводит к умалению чьих-либо интересов и в конечном счете — к торжеству несправедливости.

Необходимым признаком злоупотребления правом является причинение вреда другим субъектам посредством осуществления своего субъективного права. Под вредом в данном случае следует понимать ущерб, убытки, нарушение прав и законных интересов граждан либо создание ситуации, при которой их невозможно реализовать[5].

В корпоративных отношениях проблемы злоупотребления правом могут возникнуть в процессе реализации полномочий по управлению деятельностью корпорации и в связи с определением порядка владения и принадлежности корпорации тем или иным лицам.

Среди форм злоупотребления правом в корпоративных отношениях следует в первую очередь выделить недружественное поглощение, корпоративный шантаж, получение контроля над имуществом физических и юридических лиц помимо воли другой стороны, в том числе случаи насильственного получения контроля над имуществом.

В научной литературе к вопросу о понятии защиты гражданских прав от злоупотреблений в корпоративных отношениях и систематизации таких форм защиты никто не обращался. Среди ученых-правоведов нет единства мнений о способах защиты гражданских прав вообще. Этот вопрос можно отнести к разряду наиболее сложных и многогранных явлений. Следует отметить, что ряд авторов, исследовавших проблему защиты гражданских прав, останавливаясь на рассмотрении ее форм и способов, обходят вниманием характеристику самой сущности защиты[6].

Понятие защиты гражданских прав нередко изучается в сопоставлении с понятием их охраны, что способствует, на наш взгляд, наиболее глубокому анализу существа защиты, отграничению смежных правовых категорий. В связи с этим выделяют три основные концепции, по-разному определяющие защиту и охрану субъективных прав и интересов субъектов права вообще и участников корпоративных отношений в частности.

Представители первой концепции, к числу которых можно отнести А.П. Сергеева, рассматривают в качестве правовых критериев охраны все меры, с помощью которых обеспечивается как развитие гражданских правоотношений в их нормальном, ненарушенном состоянии (например, закрепление гражданской право-, дееспособности субъектов, установление обязанностей), так и восстановление нарушенных или оспоренных прав и интересов. При этом охрана в узком смысле слова именуется защитой и включает в себя лишь меры, направленные на восстановление или признание гражданских прав и защиту интересов при их нарушении или оспаривании[7].

Аналогичного мнения придерживается также О.С. Иоффе, отмечая, что охрана интересов личности — категория более объемная, чем одна только сфера борьбы с гражданскими правонарушениями; что в практическом и научном отношении гораздо более значимы те гражданско-правовые нормы, которые обеспечивают охрану интересов личности в процессе их вполне нормальной реализации[8]. Таким образом, О.С. Иоффе и А.П. Сергеев придают понятию охраны самое широкое значение, включая в него как меры, применяемые до нарушения права, направленные на нормальную реализацию субъектом своих интересов, так и критерии, направленные на устранение «аномальных» правовых явлений. При этом О.С. Иоффе не определяет понятия защиты, употребляя его в качестве синонима охраны.

Представляется, что в целях избегания терминологической неточности устанавливать значение каждого из рассматриваемых явлений все же следует. В целом соглашаясь с мнением А.П. Сергеева, нельзя не отметить, что автор рассматривает защиту как охрану гражданских прав в узком смысле. Это позволяет говорить о защите как об охране, что может привести к смешению близких, но не совпадающих правовых категорий.

Представители второй концепции — Л.С. Явич, А.Ф. Черданцев, Н.Г. Александров — рассматривают охрану субъективных гражданских прав достаточно узко[9]. Она определяется как деятельность государственных органов, применяющих санкции к правонарушителям[10]. При этом охрана гражданских прав становится возможной лишь после нарушения правовой нормы. Такой подход не охватывает всей совокупности отношений, включаемых в понятие охраны, игнорируя ее «предупредительные» функции, его нельзя признать также полностью сведенным к понятию защиты гражданских прав, поскольку защита, на наш взгляд, возможна не только после, но и до совершения правонарушения.

Сторонники третьей концепции четко разграничивают понятия охраны гражданских прав и защиты гражданских прав. Между тем их взгляды на рассматриваемые явления не всегда полностью совпадают. Так, А.И. Базилевич соглашается с точкой зрения австрийского цивилиста Е. Месснера[11], согласно которой под охраной прав и законных интересов следует понимать только такую деятельность государственных и общественных органов, которая содержит в себе мероприятия предупредительного характера[12].

В тех случаях, когда нарушение права уже произошло, в действие вступает защита. Таким образом, с понятием охраны А.И. Базилевич связывает мероприятия, направленные на предупреждение нарушения прав, а целью защиты определяет восстановление прав: нарушенных или тех, которым угрожает нарушение. При этом защита гражданских прав и законных интересов определяется им как реализация юридических санкций гражданско-правовых норм компетентным органом либо непосредственно управомоченным или обязанным лицом в правоотношении в целях осуществления субъективных прав и законных интересов в случае, когда последние оспариваются кем-либо или нарушены. Следует отметить, что данное определение отличает указание как на материально-правовой, так и на процессуальный аспект защиты гражданских прав и интересов.

Форма защиты гражданских прав характеризуется в юридической литературе по-разному. Так, одни авторы описывают ее как регламентированный правом комплекс особых процедур, осуществляемых правоприменительными органами и самим управомоченным лицом в рамках правозащитного процесса и направленных на восстановление (подтверждение) нарушенного (оспоренного) права[13].

Другие исследователи под формой защиты прав понимают «определенный порядок защиты права тем или иным юрисдикционным органом»[14].

Некоторые авторы дополняют указанную дефиницию: «...в зависимости от его природы»[15]. Аналогичным представляется понятие формы защиты права, представленное А.П. Вершининым: «Форма защиты — это порядок или разновидность юрисдикционной деятельности по защите прав в целом»[16]. В любом случае такой подход не принимает во внимание защиту гражданских прав, осуществляемую самим субъектом права (самозащиту права).

Обоснованным представляется мнение ряда ученых, понимающих под формой защиты прав «комплекс внутренних согласованных организационных мероприятий по защите субъективных прав, протекающих в рамках единого правового режима»[17].

А.И. Базилевич вносит в данное определение необходимое уточнение: «...и осуществляемых надлежаще уполномоченными органами, а также самим управомоченным лицом (носителем права)»[18].

Классифицируя формы защиты гражданских прав, авторы в основном ориентируются на природу юрисдикционных органов. Так, Д.М. Чечот выделил судебную, административную, арбитражную, нотариальную и общественную формы защиты субъективного права и охраняемого законом интереса[19].

Д.Ф. Еремеев не употребляет термин «форма защиты гражданских прав», а выделяет особый порядок их защиты. Таких порядков в соответствии с законом он различает пять: граждане могут защищать свои права в суде, в третейском суде, путем обращения в товарищеские суды, в профсоюзные и иные общественные организации, а также в административном порядке[20]А.П. Вершинин выделяет судебную (в частности, защиту прав судами общей юрисдикции, арбитражными и третейскими судами), административную и смешанную формы юрисдикционной защиты прав[21]. М.С. Шакарян различает судебную, общественную и административную формы защиты прав[22].

В отличие от характера прав, подлежащих защите (их спорности либо бесспорности), иногда рассматривают соответственно спорный и бесспорный порядок принудительного осуществления субъективных гражданских прав и интересов[23].

Существует и такая классификация форм защиты прав, в основу которой положен характер связи юрисдикционного органа со спорящими сторонами[24].

Следует согласиться с исследователями, сводящими все формы защиты гражданских прав к двум основным: юрисдикционной и неюрисдикционной[25]. При этом под юрисдикционной формой защиты гражданских прав понимается деятельность уполномоченных государством органов, направленная на защиту гражданских прав. Неюрисдикционной считается деятельность самого управомоченного лица в правоотношении по защите нарушенных, оспоренных либо отрицаемых в иной форме гражданских прав без обращения для этого к компетентным органам. К юрисдикционной форме относится, в частности, нотариальная форма защиты гражданских прав[26].

По мнению И.А. Тимаевой, в силу того что злоупотребление правом в корпоративных отношениях носит межотраслевой характер и осуществляется на основе совокупности юридических и фактических деяний, защита от злоупотребления правом в корпоративных отношениях происходит на основе сочетания юридических (межотраслевых) и фактических способов защиты, включающих, в частности, следующие:

1) осуществление защиты от злоупотребления правом в корпоративных отношениях на основе способов защиты гражданских прав, (например, признание права акционера на акцию; внесение записи в реестр акционеров общества; признание недействительной сделки, в совершении которой имелась заинтересованность, а также крупной сделки, заключенной без одобрения совета директоров (наблюдательного совета) или общего собрания акционеров (участников) общества; признание недействительным акта Федеральной службы по финансовым рынкам);

2) осуществление защиты от злоупотребления правом в корпоративных отношениях на основе межотраслевых мер, в частности предусмотренных процессуальным законодательством Российской Федерации (например, применение мер по обеспечению иска);

3) самозащиту от злоупотребления правом в корпоративных отношениях (например, предъявление в общество требования о проведении аудиторской и ревизионной проверок; предъявление требования об ознакомлении с документами общества, обязанность предоставления которых установлена федеральными законами, иными нормативными правовыми актами и внутренними документами общества);

4) принятие предупредительных мер, в частности, локальных актов, регламентирующих деятельность каждого органа управления общества, направленных на исключение возможности злоупотребления правом в корпоративных отношениях со стороны указанных органов (например, положения о совете директоров (наблюдательном совете) общества, о единоличном исполнительном органе общества, о премировании работников общества, социальной поддержке);

5) принятие мер, направленных на недопущение посягательств на хозяйственное общество со стороны третьих лиц (например, оптимизация режима управления имуществом);

6) осуществление фактических действий, направленных на защиту от злоупотребления правом в корпоративных отношениях (например, освещение в прессе происходящих в обществе событий, подпадающих под определение злоупотребления правом в корпоративных отношениях, работа с коллективом общества, с тем чтобы сформировать негативное отношение к лицам, осуществляющим указанные деяния)[27].

На наш взгляд, способы защиты от злоупотребления правом в корпоративных отношениях можно сгруппировать следующим образом.

Во-первых, это способы самозащиты, осуществляемые участниками корпоративных правоотношений до совершения действий по злоупотреблению правом или в процессе их совершения. Для этой цели необходимо выбрать определенную систему организации хозяйственных отношений, разработать виды договорных отношений между участниками, правильно выбрать организационно-правовую форму предприятия. Например, для защиты от недружественного поглощения акционерного общества рекомендуется, предвосхищая действия захватчиков, скупить акции у миноритарных акционеров.

Возможно осуществление консолидации пакета акций мажоритарных акционеров для предотвращения попыток «раскола».

Рекомендуется передача акций мажоритарных акционеров номинальному держателю. Это затруднит получение информации о собственниках предприятия и, как следствие, осложнит попытки наложения судебных арестов на акции общества.

Следует систематизировать документы общества: внести необходимые изменения, проверить их на предмет наличия противоречий требованиям законодательства.

Необходимо обеспечить хранение протоколов общего собрания, доказательств уведомления акционеров о проведении собраний, печатей, штампов, бухгалтерской отчетности, договоров, свидетельств о праве собственности на недвижимость и других документов общества в недоступных для захватчика местах.

Следует позаботиться о создании положительного образа руководства, улучшить отношения миноритарных акционеров или участников к руководителям, так как именно с миноритариев начинается работа агрессора.

Предпринять ряд мер, направленных на повышение интереса менеджмента компании к добросовестному исполнению своих обязанностей (заключить выгодный контракт с генеральным директором, предусмотреть возможность приобретения акций компании в качестве вознаграждения и т. п.).

Закрепить в уставе юридического лица, имеющего контрольный пакет акций общества, положение о том, что решение вопросов, связанных с отчуждением и обременением принадлежащих данному юридическому лицу акций, относится к исключительной компетенции общего собрания акционеров.

Существенными механизмами защиты будут являться также:

1) создание эффективной корпоративной структуры в целях распределения финансовых и операционных рисков;

2) осуществление системного контроля структуры кредиторской задолженности;

3) проведение постоянного мониторинга экономической ситуации.

Существует также ряд тактических способов защиты предприятия от недружественного поглощения. К их числу можно отнести, в частности, следующие оперативные мероприятия:

— блокировка ряда недавно полученных голосов, несанкционированно приобретенных заинтересованными лицами;

— проведение увеличения уставного капитала корпорации с целью «размывания» долей ее участников;

— активное приобретение долей в уставном капитале корпорации по завышенной цене;

— срочная реструктуризация активов предприятия—объекта поглощения.

Во-вторых, это судебные способы защиты. Любое лицо, чьи права нарушаются действиями другого лица (группы лиц), вправе обратиться в суд за защитой гражданских прав с требованиями о:

— признании права;

— восстановлении положения, существовавшего до нарушения права;

— пресечении действий, нарушающих право или создающих угрозу его нарушения;

— признании оспариваемой сделки, последствий ничтожной сделки недействительными;

— возмещении убытков;

— взыскании неустойки;

— прекращении или изменении правоотношения.

В-третьих, действенной формой защиты остается совершенствование правотворческой, законодательной деятельности и юридической техники, своевременное реагирование на развитие и изменение общественных процессов, формирование определенного правосознания участников корпоративных отношений.

 

Библиография

1 См.: Колпаков Я. Захват и защита бизнеса: приемы и механизмы // Консультант. 2005. № 3.

2 См.: Белов А.П. Злоупотребление правом во внешнеэкономической деятельности // КонсультантПлюс.

3 См.: Кашепов В.П. Корпоративный шантаж: квалификация, ответственность // Российская юстиция. 2006. № 10.

4 См.: Макарова О.А. Корпоративное право: Учеб. — М., 2005.

5 См.: Радченко С.Д. Злоупотребление правом в гражданском праве России. — М., 2010; Емельянов В.И. Разумность, добросовестность, незлоупотребление гражданскими правами. — Система «ГАРАНТ», 2009; Поротикова О.А. Проблема злоупотребления субъективным гражданским правом. — М., 2008.

6 См.: Гражданское право. Ч. 1 / Под ред. А.Г. Калпина, А.И. Масляева. — М., 1997. С. 222; Советское гражданское право. Ч. I / Под ред. В.А. Рясенцева. — М., 1986. С. 264.

7 См.: Сергеев А.П. Гражданское право / Под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. Т. 1. — М., 2002. С. 335.

8 См.: Иоффе О.С. Гражданско-правовая охрана интересов личности / Под ред. Б.Б. Черепахина. — М., 1969. С. 3—4.

9 См.: Явич Л.С. Общая теория права. — Л., 1976. С. 219; Черданцев А.Ф. Основы теории государства и права. 2-е изд. / Под ред. С.С. Алексеева. — М., 1971. С. 339; Александров Н.Г. Законность и правоотношения в советском обществе. — М., 1955.

10 См.: Арефьев Г.П. Некоторые вопросы понятия охраны субъективных прав. Проблема защиты субъективных прав и советское гражданское судопроизводство. — Ярославль, 1981. С. 72.

11 См.: Messner E. Formpflicht und Konsumentenschutz. — Muenster, 1990. S. 27.

12 См.: Базилевич А.И. Формы защиты субъективных гражданских прав: Дис. ... канд. юрид. наук. — Ульяновск, 2001. С. 34.

13 См.: Горшенев В.М. Способы и организационные формы правового регулирования в социалистическом обществе. — М., 1972. С. 17.

14 Шакарян М.С. Советский гражданский процесс. — М., 1985. С. 4; Она же. Гражданское процессуальное право России. — М., 1996. С. 6.

15 Воложанин В.П. Несудебные формы разрешения гражданско-правовых споров. — Свердловск, 1974. С. 6.

16 Вершинин А.П. Способы защиты гражданских прав в суде. — СПб., 1997. С. 20.

17 Бутнев В.В. К понятию механизма защиты субъективных прав // Субъективное право: проблемы осуществления и защиты. — Владивосток, 1989. С. 9; Сергеев А.П. Указ. раб. С. 337.

18 Базилевич А.И. Указ. раб. С. 50.

19 См.: Чечот Д.М. Субъективное право и формы его защиты. — Л., 1968. С. 53.

20 См.: Еремеев Д.Ф.Охрана имущественных прав советских граждан. — Мн., 1970. С. 49.

21 См.: Вершинин А.П. Указ. соч. С. 20—21.

22 См.: Шакарян М.С. Гражданское процессуальное право России.

23 См.: Воложанин В.П. Несудебные формы разрешения гражданско-правовых споров. С. 7; Он же. Формы защиты субъективных гражданских прав // Правоведение. 1971. № 6. С. 86.

24 См.: Курылев С.В. Формы защиты и принудительного осуществления субъективных прав и право на иск // Труды Иркутского гос. ун-та им. А.А. Жданова. Сер. «Юридическая». Т. XXII. Вып. 3. — Иркутск, 1957. С. 162.

25 См.: Ем В.С. Гражданское право. Т. I. 2-е изд. — М., 2000. С. 411; Бутнев В.В. Указ. раб. С. 10; Базилевич А.И. Указ. раб. С. 53; Сергеев А.П. Гражданское право. С. 337.

26 См.: Гражданское право: Учеб.: В 2 Т. Т. I . 2-е изд., перераб. и доп. / Под ред. Е.А. Суханова. — М., 2004.

27 См.: Тимаева И.А. Злоупотребление правом в корпоративных отношениях: вопросы квалификации, способы гражданско-правовой защиты: Дис. … канд. юрид. наук. — Казань, 2007.