А.А. МУСАТКИНА,

кандидат юридических наук, доцент кафедры гражданского права и процесса Волжского университета им. В.Н. Татищева

 

Понятие «цель» используется в праве в разных значениях: для формулировки цели законов и подзаконных актов, использования отдельных юридических средств (например, наказания), в различных федеральных программах. Однако  ни в одном нормативном правовом акте не содержится определения целей юридической ответственности.

В Уголовном кодексе РФ и Кодексе Российской Федерации об административных правонарушениях законодатель раскрывает цели наказания. Некоторые нормативные акты в преамбуле содержат указание на цель всего документа, однако и там цель не всегда четко и ясно формулируется. Между тем важно, чтобы каждый подобный акт содержал в преамбуле либо в первых статьях указание на цели, которые правотворческий орган хотел бы достичь с его помощью[1]. От верного определения целей зависит как деятельность правоприменителя, так и деятельность законодателя по дальнейшему совершенствованию нормативного правового акта. Именно цель определяет правовые средства ее достижения, а не средства определяют цель ответственности. Вот почему вопрос о целях финансовой ответственности имеет важное не только теоретическое, но и практическое значение.

Цели финансовой ответственности не появляются спонтанно. Их установление обусловлено общественным развитием, необходимостью упорядочивания процессов, происходящих в финансовой системе, и вытеснения неприемлемых для финансовой системы отношений.

Возникает вопрос: где искать цели юридической ответственности? Одни ученые считают, что цель охватывается содержанием права, носит нормативный характер[2], иные полагают, что в содержание права входят лишь сведения о цели законодателя[3]. Думается, что правы и те, и другие. В одних случаях цель входит в содержание права, является нормативной, а в других ее необходимо выводить логическим путем, искать в недостатках общественной жизни, применять телеологический способ толкования.

В настоящее время в финансовой системе России наблюдается ряд негативных процессов: общая финансовая нестабильность; финансовая необеспеченность целого ряда законов и иных нормативных актов; низкая собираемость налогов; высокий уровень правонарушений, связанных с уклонением от уплаты налогов и иных сборов; невозвращение из-за границы средств в иностранной валюте; нецелевое использование бюджетных средств, их расхищение, а также «прокручивание» в коммерческих банках.

Любое государство не сможет нормально функционировать без упорядоченного состояния финансовых отношений, что является обязательным условием деятельности государства и обеспечения прав и свобод человека и гражданина. Эти и другие обстоятельства обусловливают постановку целей финансовой ответственности. Сама цель финансовой ответственности субъективна, но факторы, которые лежат в основании постановки цели, объективны и могут носить двоякий характер (негативный либо позитивный).

Под целями юридической ответственности обычно понимают тот результат, к которому стремятся субъекты правотворческой деятельности, устанавливающие ответственность, и субъекты правоприменительной деятельности, применяющие меры юридической ответственности[4]. Цели финансовой ответственности можно определить как вариант развития финансовых отношений, к достижению которого стремятся субъекты правотворческой и правоприменительной деятельности, устанавливая и применяя финансовую ответственность.

Если цели зависят от потребностей общества, то средства — от культурного уровня общества и его ресурсов, прежде всего от экономики страны. Цели и средства взаимосвязаны. Цели финансовой ответственности достигаются не сами собой, а посредством функционирования финансовой ответственности. В этом смысле финансовая ответственность является сложным правовым средством, потому что характеризуется совокупностью правовых средств. Таким образом, цели обусловливают наличие (и классификацию) функций юридической ответственности. В свою очередь цели финансовой ответственности производны от общих целей права и общих целей юридической ответственности.

В научных исследованиях число и виды целей финансовой ответственности определяют неоднозначно. А.С. Емельянов считает, что финансовые санкции преследуют следующие цели: «устранение негативных для финансовой системы последствий финансового правонарушения; восстановление социальной справедливости; предупреждение совершения новых финансовых правонарушений»[5]. По мнению А.В. Андреева, целью применения финансовых санкций выступает исправление и перевоспитание правонарушителя и устранение вреда, причиненного противоправным деянием[6]. Эти правоведы ведут речь о целях санкций финансовых норм. Однако понятия «цели санкций» и «цели ответственности» неоднозначны; цели финансовой ответственности и цели санкций могут совпадать лишь на определенном этапе. Санкции — только одно из средств, при помощи которых достигаются цели финансовой ответственности. Некоторые функции санкция в отрыве от нормы финансовой ответственности осуществлять не способна, а следовательно, и не будут достигаться цели финансовой ответственности. Например, функция общей превенции и цель общей превенции финансовых правонарушений не может быть достигнута только при помощи одной угрозы, содержащейся в санкции финансовой нормы. Само правило поведения в финансовых отношениях изложено в диспозиции, и, если рассматривать санкцию в отрыве от диспозиции, будет неясно, от какого варианта поведения субъекту необходимо удержаться, чтобы к нему не была применена санкция финансовой нормы. Поэтому нельзя согласиться с А.С. Емельяновым в том, что «функции финансовых санкций и цели их применения необходимо рассматривать применительно как к единичному акту их применения, так и к состоянию ответственности в целом»[7].

О.И. Юстус отмечает, что «целью применения финансовой ответственности является наказание нарушителя, предупреждение совершения правонарушений в будущем и компенсация потерь бюджета либо внебюджетных фондов»[8]. М.В. Карасева и Ю.А. Крохина считают, что «общей целью финансово-правовой ответственности является обеспечение (гарантирование) реализации финансово-правовых норм. Для достижения этой цели финансово-правовая ответственность выполняет следующие функции: превентивную, правовосстановительную, карательную, воспитательную»[9]. На наш взгляд, М.В. Карасева и Ю.А. Крохина описывают общую цель финансовой ответственности без учета промежуточных целей, которые непосредственно и определяют наличие той или иной функции финансовой ответственности. Аналогично рассуждает и Е.С. Ефремова, которая указывает не конкретные цели финансовой ответственности, а одну из ее общих целей. Юридическая ответственность, по ее мнению, характеризуется присущей ей целью, которая заключается в обеспечении прав и свобод субъектов, защиты общественного порядка. Цель определяет функции ответственности (восстановительную, штрафную, предупредительную). Налоговый кодекс РФ не устанавливает цели ответственности за совершение налоговых правонарушений. Исходя из признаков, целью данной ответственности можно считать обеспечение режима законности в сфере налогообложения, соблюдение установленного порядка уплаты налоговых платежей[10]. Следовательно, здесь возникает вопрос о классификации целей финансовой ответственности.

В теории права цели юридической ответственности подразделяют на общие и отраслевые, ближайшие и отдаленные, основные и дополнительные, временные и постоянные, реальные и нереальные, истинные и ложные. М.П. Трофимова считает, что юридическая ответственность преследует следующие цели: создание упорядоченного состояния общественных отношений, их урегулированность; превенцию правонарушений; восстановление общественных отношений; формирование уважительного отношения к закону. Достижение этих целей ведет к достижению цели следующего уровня — укреплению законности и правопорядка, а глобальной целью юридической ответственности является формирование гражданского общества и построение правового государства[11].

По мнению Д.А. Липинского, «устанавливающими (определяющими) целями юридической ответственности являются: исправление правонарушителей и воспитание граждан; кара; снижение уровня правонарушаемости; восстановление нарушенных общественных отношений; закрепление, упорядочивание общественных отношений и их совершенствование»[12]. Следовательно, укрепление законности, поддержание правопорядка, гарантированность реализации финансово-правовых норм — это общие цели финансовой ответственности, которые достигаются в результате воплощения в реальность промежуточных целей финансовой ответственности.

Как уже говорилось, любое государство нуждается в упорядочивании, регулировании и развитии финансовых отношений. Финансовая ответственность преследует цель закрепления и создания упорядоченного состояния финансовых отношений и их нормального функционирования, что, в свою очередь, обеспечивает стабильность и безопасность самого государства. «Сокращение налоговых поступлений в бюджетную систему либо их непланомерное поступление неизбежно становятся основными факторами невыполнения либо неэффективного выполнения государством своих внешних и внутренних функций. В итоге недостаточное финансирование государственных полномочий, слабое обеспечение публичных целей и задач влекут ослабление управления обществом и подрывают национальную безопасность»[13].

В нормативных правовых актах, устанавливающих финансовую ответственность, цель упорядочивания, как и иные цели финансовой ответственности, не называются. Отдельные нормативные акты содержат указание о том, какие цели преследуются вообще. Исходя из них, можно судить о наличии цели упорядочивания финансовых отношений. Так, в преамбуле к Бюджетному кодексу РФ указывается, что кодекс служит целям финансового регулирования. В ст. 3 Федерального закона от 10.07.2002 № 86-ФЗ «О Центральном банке Российской Федерации (Банке России)» (в ред. от 18.07.2005) определяются цели деятельности Банка России: защита и обеспечение устойчивости рубля; развитие и укрепление банковской системы России; обеспечение эффективного и бесперебойного функционирования платежной системы. Для достижения этих целей Банк России издает многочисленные нормативные акты, в которых содержатся нормы финансовой ответственности.

В Указе Президента РФ от 21.11.1995 № 1163 «О первоочередных мерах по усилению системы валютного контроля» (в ред. от 22.05.2003) отмечается цель обеспечения и развития правовой основы валютного контроля. В Положении Банка России от 24.04.1996 № 39 «О порядке проведения в Российской Федерации некоторых видов валютных операций и об учете и представлении отчетности по некоторым видам валютных операций» подчеркивается цель либерализации порядка осуществления некоторых видов валютных операций[14]. В Указе Президента РФ от 18.08.1996 № 1212 «О мерах по повышению собираемости налогов и других обязательных платежей и упорядочиванию наличного и безналичного денежного обращения» отмечаются цели превенции и повышения собираемости налогов.

Таким образом, цель регулирования финансовых отношений вполне ясно обозначена во многих нормативных правовых актах, составляющих финансовое законодательство. А.В. Малько отмечает: «Важнейшая функция правовых средств — достижение ими целей правового регулирования. Она проявляется в том, что данные феномены обеспечивают беспрепятственное движение интересов субъектов к ценностям, гарантируют их законное и справедливое удовлетворение, что отражает роль юридических инструментов и технологий в общей системе правовых факторов. <...> Функцией правовых средств выступает и то, что они вносят цивилизованность в существующие общественные отношения, предлагая вместо незаконных и стихийных правовые механизмы решения возникающих проблем, правовые способы устранения конфликтов»[15]. Большинство финансовых отношений изначально конфликтны, например отношения между государством и налогоплательщиками, поэтому они объективно нуждаются в регулировании и упорядочивании. В свою очередь механизм правового регулирования налоговых отношений нуждается в охране правовыми средствами, но сложно представить себе такую охрану, которая одновременно не выражалась бы и в регулировании общественных отношений. А.С. Шабуров пишет, что цели юридической ответственности — это конкретное проявление общих целей права. В качестве таковых выступают закрепление, регулирование и охрана общественных отношений[16].

Цель создания упорядоченного состояния финансовых отношений можно конкретизировать, разбить на несколько целей — на основе разновидностей финансовых отношений. Можно определить цели создания упорядоченного состояния налоговых отношений, бюджетных отношений, отношений в сфере банковского регулирования, валютных отношений и т. д.

Например, Н.В. Онуфриенко отмечает, что цель мер банковского надзорного воздействия заключается в регулировании деятельности кредитных организаций[17]. Но и эти цели не достигаются сами собой — они обусловлены достижением ряда промежуточных целей. А.А. Гогин пишет, что цель санкций — обеспечить исполнение налогоплательщиком его обязанностей[18]. Это обеспечение происходит путем формирования правомерного поведения, без которого финансовые отношения нормально функционировать не могут. Следовательно, цели создания упорядоченного и динамичного состояния финансовых отношений предшествует цель формирования правомерного поведения субъектов финансовых отношений, так как финансовые отношения складываются из поведения и деятельности индивидуальных и коллективных субъектов.

Как разновидность цели регулирования следует рассматривать цель стимулирования правомерной деятельности, которой соответствует стимулирующая подфункция финансовой ответственности. Цели закрепления и упорядочивания финансовых отношений предопределяют главный смысл существования и функционирования финансового права.

Цели финансовой ответственности динамичны и подвижны. Так, в период кризисов, когда активизируется банковский надзор и банковское регулирование, преследуется цель стабилизации финансовой системы, которая производна от цели создания упорядоченного и динамичного состояния финансовых отношений.

Цель регулирования, закрепления и упорядочивания финансовых отношений — это вариант развития и поддержания нормального функционирования финансовых отношений, к достижению которого стремятся субъекты правотворческой и правоприменительной деятельности. Цель регулирования предопределяет наличие регулятивной функции финансовой ответственности, которая в зависимости от подвидов целей разделяется на регулятивно-статическую, регулятивно-динамическую и стимулирующую.

Другой целью финансовой ответственности является предупреждение финансовых правонарушений. Цель предупреждения складывается из целей двух разновидностей: предупреждения всех субъектов финансовой ответственности и предупреждения субъектов, ранее совершавших финансовое правонарушение. Иными словами, это цели общей и частной превенции. Так, превентивная функция складывается из двух подфункций — общепревентивной и частнопревентивной; им и соответствуют указанные цели юридической ответственности.

Некоторые ученые пишут не о цели предупреждения, а о целях защиты. Так, Н.Ю. Ерпылева определяет следующие цели регулирования: во-первых, защиту вкладчиков как потребителей банковских услуг; во-вторых, защиту банковской системы в целом от риска «цепной реакции» в виде краха ряда банков[19].

Следует отметить, что цель защиты указывается в некоторых нормативных правовых актах. В ст. 1 Федерального закона от 05.03.1999 № 46-ФЗ «О защите прав и законных интересов инвесторов на рынке ценных бумаг» (в ред. от 18.06.2005) указывается цель обеспечения государственной и общественной защиты прав и законных интересов физических и юридических лиц. На наш взгляд, понятие «защита» очень емкое и включает в себя три элемента: юридическую ответственность, меры защиты, меры безопасности. Таким образом, цель защиты предполагает и цель предупреждения правонарушений.

Иной позиции придерживается Н.В. Онуфриенко, считающий, что  цель применения Банком России мер надзорного воздействия — регулирование деятельности кредитной организации при осуществлении функций банковского регулирования и банковского надзора, защита интересов вкладчиков и кредиторов. Цель административного наказания коренным образом отличается от цели надзорного воздействия. Основная цель административного наказания — это предупреждение совершения новых правонарушений[20]. Из суждений Н.В. Онуфриенко следует, что ответственность в сфере банковских отношений не преследует цели предупреждения правонарушений, но тогда она теряет свое действительное социальное предназначение, а учитывая строгость финансовых санкций, ответственность без цели предупреждения превращается в бессмысленную кару и инструмент обогащения государства. Такая строгая по своим мерам ответственность имеет смысл только в том случае, если она преследует цель предупреждения правонарушений.

Цель предупреждения финансовых правонарушений также можно конкретизировать. Финансовая ответственность направлена на предупреждение правонарушений в сфере налоговых отношений, в сфере бюджетных отношений, в сфере валютных отношений и т.д. Еще конкретнее цель будет выглядеть на уровне правовой нормы, предусматривающей финансовую ответственность. Цель предупреждения финансовых правонарушений тесно связана с целью упорядочивания финансовых отношений, достижение которой ведет к достижению и цели предупреждения.

Цель предупреждения финансовых правонарушений — это вариант развития финансовых отношений и поведения (деятельности) субъектов этих отношений, заключающийся в их удержании от финансового правонарушения и поддержании нормального функционирования финансовых отношений, к достижению чего стремятся субъекты правотворческой и правоприменительной деятельности. Цель предупреждения предопределяет превентивное направление правового воздействия финансовой ответственности.

В случае нарушения финансовых отношений финансовая ответственность применяется для достижения целей наказания правонарушителя и восстановления общественных отношений. «Такое сочетание целей определено стремлением государства в первую очередь получить возмещение финансового ущерба, причиненного ему финансовым правонарушением, и, кроме того, еще и наказать правонарушителя, но в форме, присущей сфере финансово-правового регулирования, т. е. в денежной», — отмечает Н.А. Саттарова[21].

С определением восстановительной и карательной целей юридической ответственности связано деление юридической ответственности на карательную и восстановительную. Н.В. Витрук отмечает, что, исходя из целей и непосредственного содержания принудительных мер, различают два вида негативной юридической ответственности: правовосстановительную (защитную) и репрессивно-карательную[22]. «Публично-правовая ответственность характерна главным образом для отраслей публичного права, в которых она преследует цель кары, справедливого воздаяния за правонарушение, защищает общегосударственные и иные общественные интересы своими санкциями», — считает В.А. Кислухин[23]. Финансовое право — это публичная отрасль права, следовательно, напрашивается вывод о том, что финансовая ответственность преследует цель кары и для нее не характерны цели восстановления общественных отношений и компенсации потерь, которые понесло государство в связи с совершением финансового правонарушения. Считаем, что финансовой ответственности присуща и цель восстановления, а не только кары. Даже в самой «карательной» отрасли ответственности — уголовной — законодатель признал существование цели восстановления социальной справедливости, закрепив ее в качестве одной из целей наказания.

Юридическая ответственность многофункциональна и преследует несколько целей, реализация которых зависит друг от друга. Поэтому мы придерживаемся мнения тех ученых, которые считают неприемлемым целевой и функциональный критерии классификации юридической ответственности.

Итак, перед финансовой ответственностью стоят цели восстановления финансовых отношений и кары правонарушителя. Цели регулирования и предупреждения финансовых правонарушений возникают непосредственно в момент установления финансовой ответственности. Иначе обстоит дело с целью восстановления правоотношений и целью кары: они возникают и реализуются только в случае совершения финансового правонарушения и, как правило, являются следствием недостижения цели предупреждения финансового правонарушения.

По мнению А.С. Емельянова, финансовая ответственность преследует цель восстановления социальной справедливости, которая и опосредует восстановительную функцию финансовой ответственности[24]. Следует согласиться с существованием цели восстановления социальной справедливости, но мы считаем, что она входит в цель восстановления финансовых отношений, которая по своему содержанию является более широкой. Цель восстановления общественных отношений включает в себя: компенсацию потерь бюджета (возмещение убытков), стабилизацию отдельных нарушенных финансовых отношений, восстановление позитивной ответственности субъектов финансовых отношений, восстановление социальной справедливости. Если цели стабилизации, нормализации финансовых отношений, цели возмещения убытков реализуются, то утверждать о реализации цели восстановления социальной справедливости очень сложно. Это связано с самим понятием социальной справедливости, которое не является строго юридической категорией. Представления о ней складываются в общественном и индивидуальном правосознании исходя из общепринятых представлений о добре, зле, воздаянии по заслугам и т. д.

Понятие социальной справедливости невозможно уложить в строгие формулировки норм. Законодательство справедливо, если в нем разумно сочетаются частные и публичные интересы. Ю.А. Крохина отмечает, что в обязанностях налогоплательщиков воплощен публичный интерес всех членов общества, что и закреплено нормами НК РФ[25]. Думается, что в существующей системе налогов и сборов в основном воплощены интересы государства, да и то неверно им понятые, что приводит к торможению экономического роста и развития предпринимательства и благосостояния населения. Рост числа налоговых правонарушений является ответом граждан на обременительные и несправедливые налоги.

При своевременном выявлении финансового правонарушения могут достигаться цели компенсации, возмещения понесенных государством потерь, но цель восстановления социальной справедливости достигается не всегда. Достижение цели компенсации происходит за счет высоких штрафных санкций, которые зачастую в несколько раз превышают понесенные государством потери. Здесь возникает вопрос о справедливости такой ответственности и ее соответствии цели социальной справедливости. На это не раз обращал внимание Конституционный суд РФ, в одном из постановлений которого (от 27.04.2001 № 7-П) говорится, что «подобные размеры ответственности неоправданно высоки, совершенно несоразмерны характеру и последствиям нарушений и противоречат принципу справедливости. В теории и практике юридической ответственности действуют нашедшие отражение и в законодательстве общие принципы применения основных и дополнительных наказаний, основанные на началах справедливости, соразмерности, индивидуализации ответственности, избирательного воздействия на виновного, экономии карательных мер, на жестком соотношении их тяжести в соответствии с общими положениями системы наказаний». В Постановлении КС РФ от 12.05.1998 № 14-П указывается, что «установление законодателем недифференцированного по размеру штрафа нарушает принципы справедливости наказания, его индивидуализации и соразмерности. В таких условиях столь большой штраф может превратиться из меры воздействия в инструмент подавления экономической самостоятельности и инициативы, чрезмерного ограничения свободы предпринимательства и права частной собственности».

Из приведенных постановлений и подобных им следует, что цель восстановления общественных отношений не должна превращаться в цель необоснованного обогащения государства. Цели кары и восстановления связаны друг с другом. Кара необходима в той степени, в какой необходимы цели восстановления и воспитания правонарушителя.

Возникает вопрос: что понимать под целью кары? «Кара — это справедливое (в современном цивилизованном смысле, а не в средневековом значении талиона) осуждение, порицание виновного, объективное в своей основе, соразмерное воздаяние за совершенный им поступок, которое вовсе не обязательно сопровождается страданиями осужденного», — считает В.К. Дуюнов[26]. Финансовая ответственность далека от совершенства, и средства, которые она использует, зачастую не приводят к справедливому воздаянию. Если мы ставим перед юридической ответственностью цель достижения справедливой кары, то, соответственно, такими должны быть и средства ее достижения. Не средства определяют цели, а цель определяет средства, поэтому необходимы изменения в законодательстве, устанавливающем финансовую ответственность.

Цель кары — это вариант развития охранительных отношений финансовой ответственности, заключающийся в материальных, организационных или психологических ограничениях финансового правонарушителя, к достижению которого стремятся субъекты правотворческой и правоприменительной деятельности. Цель кары не существует в отрыве от целей восстановления, предупреждения и воспитания. В противном случае она становится бессмысленной. Цель восстановления общественных отношений — это результат, к которому стремятся субъекты законотворческой и правоприменительной деятельности, заключающийся в возмещении причиненного ущерба, компенсации потерь, восстановлении социальной справедливости, нормализации финансовых отношений.

Перед финансовой ответственностью стоит цель воспитания субъектов финансовых отношений, которая заключается в формировании уважительного отношения к закону, вытеснении из сознания вредных установок, формировании высокого уровня правосознания и финансово-правовой культуры. Многие субъекты финансовой ответственности являются коллективными, и их воспитание происходит путем воздействия на сознание должностных лиц. В настоящее время цель воспитания труднодостижима, что связано с несправедливостью многих положений финансового законодательства.

Итак, цели финансовой ответственности предопределяют ее регулятивное, превентивное, карательное, восстановительное и воспитательное направления правового воздействия. Для регулятивной функции финансовой ответственности характерны цели закрепления, упорядочивания, совершенствования финансовых отношений, формирования правомерного поведения (деятельности) субъектов финансовых отношений и стимулирования их правомерной деятельности; для превентивной — цели формирования правомерного поведения и правомерной деятельности субъектов финансовых отношений, вытеснения из общественных отношений действительного или предполагаемого финансово противоправного поведения.

Цель кары заключается в справедливом осуждении и лишениях психологического, организационного или материального характера. Она необходима также для достижения целей предупреждения и воспитания. Восстановительная функция финансовой ответственности служит средством достижения цели восстановления общественных отношений, которое происходит в результате реализации ряда промежуточных целей: компенсации, возмещения, восстановления социальной справедливости, нормализации общественных отношений.

Общими целями финансовой ответственности выступают обеспечение экономической стабильности государства, финансовое обеспечение реализации прав и свобод человека и гражданина, финансовое обеспечение реализации законов и иных нормативных правовых актов. Кроме того, финансовая ответственность участвует в реализации общих целей права и общих целей юридической ответственности. В период кризиса финансовой системы перед финансовой ответственностью может стоять цель стабилизации финансовых отношений.

 

Библиография

1 См.: Малько А.В. Политическая и правовая жизнь в России. — М., 2002. С. 97.

2 См., например: Шундиков К.В. Механизм правового регулирования. — Саратов, 2001. С. 46—50.

3 См., например: Чулюкин Л.Д. Природа и значение цели в советском праве. — Казань, 1984. С. 47.

4 См.: Шундиков К.В. Цели и средства в праве (общетеоретический аспект): Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. — Саратов, 1999; Липинский Д.А. О функциях и целях юридической ответственности // Вестн. Волжского ун-та им. В.Н. Татищева. Вып. 24 (Серия «Юриспруденция»). — Тольятти, 2002. С. 3—4.

5 Емельянов А.С. Меры финансово-правового принуждения // Правоведение. 2001. № 6. С. 54.

6 См.: Андреев А.В. Финансово-правовые санкции: Дис. ... канд. юрид. наук. — М., 1984. С. 11.

7 Емельянов А.С. Указ. раб. С. 53.

8 Юстус О.И. Финансово-правовая ответственность налогоплательщиков-организаций: Дис. ... канд. юрид. наук. — Саратов, 1997. С. 24.

9 Карасева М.В., Крохина Ю.А. Финансовое право / Под ред. М.В. Карасевой. — М., 2001. С. 74.

10 См.: Ефремова Е.С. Ответственность за совершение налоговых правонарушений // Правоведение. 2002. № 2. С. 63.

11 См.: Трофимова М.П. Функции юридической ответственности: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. — Саратов, 2000. С. 6, 13.

12 Липинский Д.А. Проблемы юридической ответственности. — М., 2003. С. 170.

13 Крохина Ю.А. Ответственность за нарушения налогового законодательства: понятие, стадии и механизм реализации // Хозяйство и право. 2003. № 5. С. 102.

14 Банковский вестн. 1995. № 14.

15 Малько А.В. Указ. раб. С. 94.

16 См.: Шабуров А.С. Юридическая ответственность. Теория государства и права / Под ред. В.М. Корельского, В.Д. Перевалова. — М., 1998. С. 419.

17 См.: Онуфриенко Н.В. Цель наложения штрафа может быть различной // Юрист. 2003. № 7. С. 34.

18 См.: Гогин А.А. Теоретико-правовые вопросы налоговой ответственности. — Тольятти, 2002. С. 57.

19 См.: Ерпылева Н.Ю. Пруденциальное регулирование банковской деятельности в России и Польше (правовые аспек-ты) // Государство и право. 1997. № 2. С. 94.

20 См.: Онуфриенко Н.В. Указ. раб. С. 34.

21 Саттарова Н.А. Ответственность банков за нарушение обязанностей, предусмотренных законодательством о налогах и сборах: Дис. ... канд. юрид. наук. — М., 2001. С. 20.

22 См.: Витрук Н.В. Конституционное правосудие в России. — М., 2001. С. 382.

23 Кислухин В.А. Виды юридической ответственности: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. — М., 2002. С. 18.

24 См.: Емельянов А.С. Указ. раб. С. 54.

25 См.: Крохина Ю.А. Указ. раб. С. 102.

26 Дуюнов В.К. Наказание в уголовном праве России — принуждение или кара? // Государство и право. 1997. № 11. С. 67.