УДК 341.6
 
А.Р. КАЮМОВА,
кандидат юридических наук, доцент кафедры международного и европейского права КГУ
 
Вооруженные конфликты, будоражащие современную историю международных отношений, несут бедствия и страдания мирному гражданскому населению. «Нарушение самых элементарных правил, созданных человечеством для регулирования применения силы государствами как в ходе вооруженных конфликтов (международное гуманитарное право), так и в мирное время (права человека), ведет к совершению наиболее серьезных преступлений, вызывающих озабоченность всего мирового сообщества»[1].

Прим: 18+

 
Обеспечение неотвратимости наказания лиц, виновных в совершении наиболее тяжких международных преступлений, продолжает оставаться приоритетной задачей складывающейся сегодня системы международного уголовного правосудия.
Первыми уроками международной уголовной юстиции стали процессы в Нюрнберге и Токио по окончании Второй мировой войны. Сложно переоценить значение уставов и приговоров Нюрнбергского и Токийского трибуналов для развития международного уголовного и уголовнороцессуального права: это и кодификация трех основных составов международных преступлений, и закрепление важнейших принципов, признанных Комиссией международного права в качестве основ международного права. Огромное значение международных судебных процессов по окончании Второй мировой войны заключается также в том, что впервые за всю историю человечества преступники, совершившие ужасные злодеяния, были осуждены.
С течением времени международное сообщество разработало различные формы наднационального уголовного правосудия. Уникальными в своем роде стали прецеденты создания судебных органов на основе резолюций Совета Безопасности ООН: речь идет о трибуналах ad hoc по Югославии и Руанде, учрежденных соответственно в 1993 и 1994 году. Важной вехой в развитии системы международной юстиции явилось принятие в 1998 году Римского статута Международного уголовного суда, который вступил в силу 1 июля 2002 г.
И наконец, главной тенденцией формирования всеобщей системы международного уголовного правосудия с начала нового тысячелетия стало создание смешанных (гибридных) трибуналов и интернационализированных судов. К таким судебным органам сегодня относятся специальные судебные палаты по серьезным преступлениям в Тиморе-Лешти (сформированы в 2000 году); смешанные судебные коллегии в Косово (2000); Специальный суд по Сьерра-Леоне (2002); Судебная палата по расследованию военных преступлений в Боснии и Герцеговине (2005); чрезвычайные судебные палаты в Камбодже (2006); Специальный трибунал по Ливану (2007).
Одними из последних по времени организации трибуналов со смешанной юрисдикцией являются чрезвычайные судебные палаты Камбоджи.
История создания. Движение красных кхмеров, одно из самых бесчеловечных и жестоких проявлений коммунистического движения за всю историю развития человечества, возникло в конце 60-х годов прошлого века на территории современной Камбоджи.
В 1970 году в государстве произошел военный переворот, в результате чего началась гражданская война, одной из сторон в которой выступали красные кхмеры. В 1975 году им удалось захватить власть и в течение почти 4 лет Пол Пот, духовный и идейный вдохновитель движения красных кхмеров, и его окружение проводили политику геноцида собственного народа. Зверства, творившиеся правящим режимом во время диктатуры, не поддаются человеческому осмыслению. Из обвинительного заключения народно-революционного трибунала Кампучии: «… мотыгами, киркомотыгами, палками, железными прутьями они били свои жертвы по голове; ножами и острыми листьями сахарной пальмы они перерезали своим жертвам горло, вспарывали животы, извлекали печень, которую съедали, и желчные пузыри, которые шли на изготовление „лекарств“; используя бульдозеры, они давили людей, а также применяли взрывчатку, чтобы убивать как можно больше за раз; они закапывали людей заживо и сжигали тех, кого подозревали в оппозиции режиму; они постепенно срезали с них мясо, обрекая людей на медленную смерть; они подбрасывали детей в воздух, а потом подхватывали их штыками, они отрывали у них конечности, разбивали им головы о деревья; они бросали людей в пруды, где держали крокодилов, они подвешивали людей к деревьям за руки или ноги, чтобы те подольше болтались в воздухе…»[2]
В результате репрессий в период господства режима красных кхмеров, по различным оценкам, было убито от 1 до 3 млн человек (в связи с отсутствием переписей точное количество погибших установить невозможно).
Формально диктатура красных кхмеров просуществовала до января 1979 года, когда вооруженные силы Вьетнама при поддержке своих сторонников в Камбодже свергли полпотовский режим и провозгласили образование Народной Республики Кампучии. Вместе с тем фактически движение просуществовало до конца 1990-х годов, и только после смерти его лидера, Пол Пота, в 1998 году все военные и политические структуры красных кхмеров были окончательно демонтированы.
10 августа 2001 г. Королевским правительством Камбоджи был принят Закон об учреждении чрезвычайных палат в судах Камбоджи для преследования за преступления, совершенные в период Демократической Кампучии (далее — Закон об учреждении чрезвычайных палат), однако организовать судебный процесс государству, которое только что выкарабкалось из состояния многолетней гражданской войны, оказалось не под силу.
Камбоджийские власти обратились к Генеральному секретарю ООН с просьбой об оказании содействия в организации процесса над руководителями режима красных кхмеров. В результате неоднократных встреч и переговоров между Генсеком ООН и правительством Камбоджи был разработан проект соглашения между ООН и Королевским правительством Камбоджи о преследовании в соответствии с камбоджийским правом за преступления, совершенные в период Демократической Кампучии, которое было подписано в Пномпене 17 марта 2003 г. (далее — Соглашение 2003 года). Соглашение 2003 года было ратифицировано в конце октября 2004 года.
3 июля 2006 г. международные и камбоджийские сотрудники судебных органов, назначенные Верховным советом магистратуры Камбоджи, были приведены к присяге в ходе церемонии в Королевском дворце в Пномпене, и чрезвычайные судебные палаты начали свою деятельность.
Цель создания чрезвычайных палат — привлечение к ответственности высокопоставленных руководителей Демократической Кампучии и тех, кто несет наибольшую ответственность за преступления и серьезные нарушения кампучийского уголовного права, международного гуманитарного права, обычаев и международных соглашений, признанных Камбоджей, которые были совершены в период с 17 апреля 1975 г. по 6 января 1979 г.
Юрисдикция чрезвычайных палат. Юрисдикция rationae materiae. Предметная юрисдикция чрезвычайных палат нашла отражение в Законе об учреждении чрезвычайных палат и в Соглашении 2003 года.
Судьи чрезвычайных палат уполномочены осуществлять судебное разбирательство в отношении следующих преступлений:
— убийств, пыток и преследований по религиозным мотивам (как эти составы изложены в соответствующих статьях Уголовного кодекса Камбоджи 1956 года);
— геноцида (как этот состав преступления сформулирован в Конвенции о предотвращении преступления геноцида и наказании за него 1948 года);
— преступлений против человечности (как они изложены в Уставе и Приговоре Нюрнбергского трибунала и конкретизированы в Статуте Международного уголовного суда от 1 июля 2002 г.);
— военных преступлений и серьезных нарушений Женевских конвенций 1949 года;
— разрушения культурных ценностей во время вооруженного конфликта (как этот со-
став сформулирован в Гаагской конвенции 1954 года);
— преступлений против дипломатического персонала (как это понимается по смыслу Венской конвенции 1961 года).
Юрисдикция rationae personae. На момент учреждения чрезвычайных палат Королевское правительство Камбоджи и ООН согласовали вопрос о том, кто же должен нести ответственность за преступления, совершенные в период диктатуры красных кхмеров. Было решено, что юрисдикция палат будет распространена на высокопоставленных руководителей движения красных кхмеров, на тех лиц, кто организовывал и поддерживал режим, чьи указания являлись основанием для проведения политики геноцида и кто наиболее ответствен в совершении других преступлений, подпадающих под юрисдикцию чрезвычайных палат. Это достаточно узкий круг людей.
Не подпадают под юрисдикцию суда солдаты красных кхмеров, а также средний эшелон власти режима. Кроме того, ответственность за преступления не несут дети и потомки указанных лиц.
Юрисдикция rationae loci. Преступления красных кхмеров совершались на территории современной Камбоджи, в тот период — Демократической Кампучии.
Юрисдикция rationae temporis. Юрисдикция чрезвычайных палат охватывает лишь преступления, совершенные в период с 17 апреля 1975 г. по 6 января 1979 г., т. е. в то время, когда красные кхмеры были у власти.
Судьи палат не будут рассматривать преступления, совершенные в ходе дальнейшей гражданской войны в стране.
Структура чрезвычайных палат и порядок судопроизводства. В состав учреждения входит пять палат: Палата предварительного производства, Следственная палата, Канцелярия обвинителей, Судебная палата, Палата Верховного суда.
Административный отдел, обеспечивающий работу палат, возглавляет Канцелярия директора. Он состоит из семи секций: по связям с общественностью, организации судопроизводства, по кадровым вопросам, общего обслуживания, информационно-коммуникационных технологий, бюджетно-финансовой и по вопросам охраны и безопасности.
На основании ст. 12 Соглашения 2003 года судьи применяют камбоджийское процессуальное право, за исключением случаев, когда положения права не соответствуют международным стандартам. Для того чтобы избежать неопределенностей, судьи приняли решение разработать и утвердить внутренние правила процедуры палат, которые будут предусматривать проведение обзора камбоджийских процедур и внесение в них изменений в случае необходимости. Внутренние правила были приняты 12 июня 2007 г. на пленарном заседании камбоджийских и международных судей палат.
Меры наказания. Максимальным наказанием в случае осуждения за преступления, подпадающие под юрисдикцию палат, является пожизненное заключение.
Финансирование чрезвычайных палат. Бремя финансирования деятельности чрезвычайных палат ложится на две стороны: Королевское правительство Камбоджи и ООН. ООН отвечает за выплату вознаграждения международному персоналу палат, покрытие расходов на коммунальные услуги и обслуживание, выплату вознаграждения адвокатам защиты, покрытие путевых расходов свидетелей, принятие мер по обеспечению безопасности персонала и помещений палат. Оклады и вознаграждения камбоджийского персонала покрываются за счет средств правительства Камбоджи.
Финансирование деятельности палат со стороны ООН осуществляется за счет средств, предоставляемых государствами-членами на добровольной основе. Общий объем ресурсов ООН на поддержание работы палат в 2007 году составил около 43 млн долл. США, из которых израсходовано около 13 млн. На долю правительства Камбоджи приходится 13 млн. Предполагается, что доля расходов ООН, связанных с деятельностью палат до 31 декабря 2009 г. (предварительный срок окончания работы судебных палат), будет увеличена на 25 млн долл.
Чрезвычайные судебные палаты сегодня. После окончательного формирования состава чрезвычайных палат и принятия присяги сотрудниками прошло почти 2 года. 18 июля 2007 г. сообвинители направили в Судебную палату, проводящую судебное следствие, первоначальное представление. В ходе предварительного расследования ими было выявлено
25 отдельных фактических случаев убийств, пыток, насильственных перемещений, незаконного содержания под стражей, принудительного труда и преследования по религиозным, политическим и этническим мотивам.
Первое обвинительное заключение в преступлениях, подпадающих под юрисдикцию палат, было предъявлено бывшему начальнику политической тюрьмы красных кхмеров Канг Кек Леу по прозвищу Дач. В годы правления диктатуры он руководил тюрьмой S21 в Пномпене, где тысячи людей подвергались пыткам, а затем были убиты. 31 июля 2007 г. Дача арестовали и поместили в следственный изолятор.
12 ноября 2007 г. на основании обвинительного заключения были арестованы бывший министр иностранных дел Камбоджи Иенг Сари, а также его жена Иенг Тирис, которая в годы правления режима возглавляла министерство по социальной политике. Сообвинители считают, что они также причастны к массовым убийствам и другим преступлениям красных кхмеров.
Уникальная структура чрезвычайных палат породила проблемы, связанные как с административной, так и с судебной деятельностью суда[3]. Сводятся эти проблемы к трем основным составляющим.
Во-первых, смешанная система палат порождает трудности с точки зрения комплексной административной структуры. Имеет место неразбериха с подотчетностью камбоджийского и международного персонала, некоторая неадекватность местных служащих, кадровая неопределенность. Одной из серьезных проблем в этой части является также невозможность письменного перевода тысяч страниц документов на три языка.
Что касается работы судебных палат, то здесь смешанная система также порождает определенные трудности, поскольку результаты работы полностью зависят от взаимопонимания и согласия между камбоджийскими и международными сообвинителями и судьями.
Во-вторых, поскольку временная юрисдикция палат распространяется на преступления, совершенные в ходе режима красных кхмеров с 1975 по 1979 год, имеет место проблема сбора доказательств по преступлениям, совершенным 30 лет назад.
В-третьих, пожалуй, основной проблемой является нехватка ресурсов. В процессе работы палат выявились потребности, не предусмотренные с самого начала либо неадекватно оцененные. К числу областей, где необходимы дополнительные ресурсы, относятся письменный и устный переводы, поддержка свидетелей, управление работой суда, проведение расследований, анализ юридических документов, управление делами, обеспечение физической защиты и поддержание связей с общественностью.
На данном этапе предполагается, что судебные процессы по делу красных кхмеров в рамках чрезвычайных палат должны быть завершены к 31 декабря 2009 г.
Смешанные (гибридные) трибуналы и интернационализированные суды имеют пока небольшой опыт работы. Вместе с тем их функционирование уже выявило как целый ряд положительных моментов, так и присутствие некоторых проблем.
Среди безусловных плюсов — оперативность, эффективность и быстрота в принятии решений, возможность учета особенностей национальной правовой системы, доверительное отношение местного населения. К определенным минусам относятся проблемы реализации юрисдикции, перманентные проблемы с финансированием и зачастую нерешенность технических вопросов.
В целом можно констатировать, что в перспективе создание гибридных трибуналов и интернационализация местных, национальных судов прочно войдет в систему международной уголовной юстиции.
«Нет сомнений в том, что национальные системы правосудия должны быть первейшим средством обеспечения ответственности. Однако в тех случаях, когда национальные судебные органы не хотят или не имеют возможности преследовать нарушителей в своей стране, роль международного сообщества становится особенно важной. Учреждение и функционирование международных и смешанных уголовных трибуналов в последнее десятилетие служит хорошей иллюстрацией этого тезиса. Эти трибуналы представляют собой достижение исторического значения в обеспечении ответственности за серьезные нарушения международных стандартов в области прав человека и норм международного гуманитарного права гражданскими и военными руководителями. Они доказали возможность обеспечения правосудия и справедливого судебного разбирательства на международном уровне в условиях краха национальных судебных систем. Что более важно, они отражают все более заметный сдвиг в международном сообществе от допущения безнаказанности и прощения к обеспечению господства права в мире. Несмотря на ограничения и недостатки, международные и смешанные трибуналы изменили характер международного правосудия и усилили глобальный характер господства права»[4]. 
 
Библиография
1 Выступление Роберто Болелли, Председателя Туринского военного трибунала, на конференции по международному уголовному правосудию, проходившей в Турине с 14 по 18 мая 2007 г. // Документ МУС ICC-ASP/6/INF.2/Add.1 от 09.11.2007.
2 http://ru.wikipedia.org
3 См. доклад Генерального секретаря ООН о судебных процессах «красных кхмеров» // Документ ООН А/62/304 от 27.08.2007.
4 Доклад Генерального секретаря ООН Совету Безопасности «Господство права и правосудие переходного периода в конфликтных и постконфликтных обществах» // Документ ООН S/2004/616 от 23.08.2004.