УДК 340.114.5:342.8 

Страницы в журнале: 12-15

 

Т.Г. ШАХНАЗАРЯН,

старший преподаватель кафедры правовых дисциплин Российского государственного социального университета (филиал в г. Кисловодске)

 

Рассматривается электорально-правовая культура государственных и муниципальных служащих как условие обеспечения реализации избирательных прав граждан, права на участие в управлении государством и обществом, гарантия соблюдения законности в процессе осуществления этих прав и свобод, их защиты и охраны.

Ключевые слова и выражения: электорально-правовая политика, электорально-правовая культура, государственные (муниципальные) служащие (должностные лица), уважение прав человека, уважение достоинства личности, специфические черты электорально-правовой культуры должностных лиц.

 

Электорально-правовая политика в определенной своей части выступает государственной стратегией и тактикой деятельности по повышению уровня электорально-правовой культуры, как общества, так и личности.

Нельзя обойти вниманием особую группу субъектов выстраивания и реализации электорально-правовой политики — непосредственных и весьма влиятельных участников избирательных и связанных с ними отношений. Имеется в виду деятельность государства, его органов, должностных лиц как субъектов электорально-правовой политики. Электорально-правовая культура государственных органов, муниципалитетов, должностных лиц является условием обеспечения реализации избирательных прав граждан, права на участие в управлении государством и обществом, гарантией соблюдения законности в процессе осуществления этих прав и свобод, их защиты и охраны. Важно учитывать и то, что электорально-правовая культура указанных субъектов неотделима от уважения к личности избирателя, его правам и свободам, чести и достоинству.

Формированию высокой электорально-правовой культуры должностных лиц государственных органов и органов местного самоуправления необходимо уделить особое внимание, поскольку их отношение к действующему законодательству в данной сфере во многом определяет состояние правопорядка в обществе, обеспеченность и защищенность субъективных прав граждан. Иными словами, от электорально-правовой культуры государственных служащих, сотрудников органов местного самоуправления во многом зависит электорально-правовая культура всех других субъектов электорально-правовой политики.

В наиболее общем виде электорально-правовая культура должностного лица (имеются в виду прежде всего должностные лица органов государственного управления, а также муниципальные служащие) включает элементы, свойственные электорально-правовой культуре всех избирателей. Вместе с тем представляется возможным, на наш взгляд, выделить следующие черты электорально-правовой культуры должностных лиц, характеризующие особенности их деятельности в электоральной сфере.

Электорально-правовая культура должностных лиц неразрывно связана с их общей политической и правовой культурой.

Особое значение имеет политическая культура (разумеется, не отдельно от правовой культуры, а в неразрывной связи с ней. Мы выделяем политическую культуру, учитывая особенности электорально-правовой деятельности должностных лиц органов исполнительной власти).

В юридической литературе распространен подход к политической культуре как к определенной степени развития политического сознания, включающего знания, убеждения, установки, профессиональную компетенцию[1]. Однако, как справедливо отмечает Е.В. Аграновская, оценка политической культуры лишь на уровне политического сознания недостаточна[2]. Следует согласиться с этим мнением. Политическая культура определяется не только уровнем знаний и представлений о политике, о правах и обязанностях, но и ценностными нормативными ориентирами, пронизывающими политическую деятельность должностных лиц и граждан. В таком контексте достаточно точным представляется общее определение политической культуры, которое дает Л.С. Мамут. В соответствии с его подходом политическая культура выступает в виде определенного образования, состоящего как из совокупности средств организации политической жизни (формы политического процесса, стереотипы политического поведения и пр.), так и из совокупности факторов, мотивирующих политическую деятельность (политические настроения, знания, ориентации, ценности)[3].

Характеризуя политическую культуру в общетеоретическом плане, Н.М. Кейзеров отмечает: «Став социальной и политической нормой образа жизни широких народных масс, политическая культура обретает новое качество. Будучи не отвлеченной категорией, а совокупностью политических позиций и ориентаций… политическая культура… находит выражение в личности…»[4] Применительно к деятельности должностных лиц показатели состояния политической культуры это — высокая гражданственность, чувство ответственности, единство общественных и личных интересов, политическая активность, принципиальность и деловитость. Высокая политическая культура должностного лица в электоральной сфере обязательно означает направленность на обеспечение свободного волеизъявления граждан, на сотрудничество с гражданами и их общественными объединениями.

Высокая политическая культура неотделима от умения управлять обществом (в нашем случае — электоральными процессами) совместно с другими субъектами, воспитания способности именно так воспринимать государственную деятельность. «Всякая работа управления, — писал В.И. Ленин, — требует особых свойств. <…> ...чтобы управлять, нужно быть компетентным, нужно полностью и до точности знать все условия производства, нужно знать технику этого производства на ее современной высоте, нужно иметь известное научное образование»[5]. Применительно к современности актуальна также мысль В.И. Ленина о том, что никакая добросовестность и партийная авторитетность не заменит основного: «знания дела, знания нашего государственного аппарата и знания того, каким образом подлежит он переделке»[6].

Политическая культура должностного лица как субъекта электорально-правовой политики означает стиль работы, в котором сочетаются осознание целей с инициативой, исполнительностью, дисциплинированностью. Принципиальное значение имеют такие качества, как чувство нового, близость к избирателям, готовность брать ответственность на себя, желание постоянно повышать профессиональный (управленческий) уровень, требовательность к себе и другим, внимательное и чуткое отношение к избирателям.

Высокая электорально-правовая культура должностных лиц означает глубокое, искреннее уважение к личности избирателя, его правам и достоинству.

Термин «уважение» в словарной лингвистической литературе толкуется по-разному. По нашему мнению, наиболее приемлема характеристика, акцентирующая внимание на нравственной составляющей социальных отношений. Отмечается, в частности, что уважение (вообще) есть одно из важнейших требований нравственности, подразумевающее такое отношение к людям, в котором достоинство личности признается практически. Уважение предполагает: справедливость, равенство прав; возможно более полное удовлетворение законных интересов людей; предоставление им свободы; доверие к людям, внимательное отношение к их убеждениям, устремлениям; чуткость, вежливость, деликатность, скромность[7].

А.С. Мордовец дает следующее определение, с которым можно согласиться: «Уважение как принцип права есть максимально почтительное отношение к народу как источнику власти, его выбору путей общественного развития, форм демократии, основ конституционной государственности, правам и свободам человека и гражданина»[8].

Характерно, что уважение прав личности как компонент электорально-правовой культуры должностных лиц неотделимо от признания достоинства личности. Достоинство — реальная нравственная ценность, «именно то, что больше всего возвышает человека, что придает его деятельности, всем его стремлениям высшее благородство»[9]. Достоинство личности есть не только ее самооценка, осознание своей социальной значимости, но и общественное признание личности[10]. Признание достоинства личности имеет прямое отношение к деятельности должностных лиц. «Государственные органы должны уважать достоинство личности в своей практической деятельности, применять методы, обеспечивающие такое уважение, не допускать действий, ущемляющих его, решительно пресекать любые проявления неуважения к нему»[11]. Таким образом, уважение человеческого достоинства не сводится лишь к его защите, а означает также утверждение и развитие достоинства личности. Только признание реальной ценности личности, уважительное отношение к человеку, его правам, свободам и законным интересам позволяют ему занять активную гражданскую позицию, проявлять высокую социальную заинтересованность, активность и инициативность. Эти требования, выражающие принцип демократического гуманизма и справедливости, должны характеризовать электорально-правовую культуру должностных лиц, пронизывать их повседневную практическую деятельность.

Неотъемлемое свойство электорально-правовой культуры работников государственных и муниципальных органов — соблюдение ими законности в электоральных процессах.

Обеспечению законности электоральных действий, процедур должна быть подчинена деятельность всех звеньев государственного аппарата, должностных лиц. Законность — конституционный принцип (ч. 2 ст. 15 Конституции РФ), который предполагает неукоснительное исполнение законов и в первую очередь — нормативных правовых актов, охраняющих права и интересы граждан. В процессе выстраивания и реализации электорально-правовой политики должностные лица обязаны руководствоваться данным принципом и в правотворческой, и в правоприменительной, и в правоохранительной деятельности.

Электорально-правовая культура должностных лиц в правотворчестве в самом общем виде означает научность и профессионализм при создании норм права, законность правотворчества, всех его процедур[12]. Соблюдение законности в правоприменительной деятельности выражается в принятии должностными лицами обоснованных и справедливых решений в ходе рассмотрения избирательных споров и правонарушений, в реализации этих решений и свидетельствует об эффективности деятельности должностных лиц. Соответствие их действий требованиям законности — точное установление обстоятельств дела, его правильная оценка, верное применение закона и т. п. — определяются в литературе как «юридическая эффективность» поведения должностного лица[13].

Современная электорально-правовая политика требует от должностных лиц государственного аппарата высокой правовой культуры: уважительного отношения к гражданам-избирателям, строгого соблюдения законности, должной ответственности лиц, допускающих ее нарушение, ущемляющих избирательные права граждан, а также их право на участие в осуществлении государственной и муниципальной власти.

Электорально-правовая культура означает профессиональную компетентность должностного лица, овладение им специальными знаниями, опытом электорально-правовой деятельности.

Государственный аппарат должен быть квалифицированным. Это требование подчеркивает то значение, которое придается компетентности, профессиональной подготовке, знаниям должностных лиц, проводящих и участвующих в проведении избирательных кампаний, а также тех, кто избран или претендует на выборные должности. В данном случае речь идет о профессиональном уровне правовой культуры, к компонентам которого могут быть отнесены: наличие правовых знаний как основы профессиональной деятельности; необходимость постоянного и своевременного обновления юридических знаний; контроль или проверка профессиональной пригодности, часто распространенная в сферах правоприменения в форме аттестаций, экзаменов и т. п.; послевузовское образование и пр.[14]

Уровень электорально-правовой культуры должностных лиц обусловлен также их личностными качествами.

Должностные лица, чья профессиональная деятельность связана с выстраиванием и реализацией электорально-правовой политики, должны обладать определенными личными качествами: достаточно высокими интеллектуальными, характерологическими, коммуникативными данными, принципиальностью, самостоятельностью и др.

Перечисленные специфические черты электорально-правовой культуры должны быть характерны для деятельности должностных лиц во всех звеньях государственного аппарата и органах местного самоуправления, призванных обеспечить соответствующие права и свободы граждан. Особое значение приобретают: уважительное отношение к правам и свободам граждан, которые позволяют им выступать активными субъектами электорально-правовой политики; соблюдение должностными лицами законности в электоральной сфере правовой жизни, их профессиональная компетентность в процессе правоприменительной и правоохранительной деятельности. В.Н. Кудрявцев правильно подчеркивает, что правоприменительная деятельность должностных лиц «требует хорошо отлаженного механизма реализации норм права, достаточно высокого уровня правосознания и правовой культуры работников государственного аппарата…»[15]. Высокая правовая культура — необходимое условие правомерной деятельности должностных лиц правоохранительных органов как субъектов электорально-правовой политики. Электорально-правовая культура должностных лиц обеспечивает наиболее полную реализацию избирательных прав и свобод граждан, их охрану и защиту, служит одним из важных показателей уровня и состояния законности в современном российском обществе, его правовой культуры.

 

Библиография

1 См.: Макаренко В.К. Социалистическая политическая культура, ее формирование и развитие: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. — М., 1982; Струков Э.В. Всестороннее развитие личности и право // Советское государство и право. 1982. № 3. С. 3—12.

2 См.: Аграновская Е.В. Правовая культура и обеспечение прав личности. — М., 1988. С. 83.

3 См.: Политические системы современности: Очерки. — М., 1978. С. 43.

4 Кейзеров Н.М. Содержание термина «политическая культура» // Социологические исследования. 1981. № 4. С. 31. Подробнее см.: Он же. Политическая и правовая культура: методологические проблемы. — М., 1983.

5 Ленин В.И. Полн. собр. соч. Т. 40. С. 215.

6 Там же. Т. 45. С. 447—448.

7 Словарь по этике / Под ред. И.С. Кона. — М., 1983. С. 367.

8 Мордовец А.С. Уважение как универсальный принцип прав человека и гражданина // Уважение как принцип деятельности правоохранительных органов. — Саратов, 2004. С. 13. См. также: Он же. Правовая реформа и правовая культура: теория и практика взаимодействия // Актуальные проблемы правовой политики и правовой жизни современной России: Сб. науч. ст. / Отв. за выпуск Р.В. Пузиков. — Тамбов, 2008. С. 161—173.

9 Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. Т. 40. С. 6.

10 См.: Придворов Н.А. Достоинство личности и социалистическое право. — М., 1977. С. 59; Чхиквадзе В.М. Социалистический гуманизм и права человека. — М., 1978. С. 255—256.

11 Социалистическая концепция прав человека. — М., 1986. С. 54. См. также: Комаров С.А., Ростовщиков И.В. Личность. Права и свободы. Политическая система. — СПб., 2002. С. 227, и др.

12 См.: Аграновская Е.В. Указ. соч. С. 86; Нашиц А. Правотворчество: теория и законодательная техника. — М., 1974. С. 88; Исаков Н.В., Мазуренко А.П. Правотворческая политика: общетеоретический аспект / Под ред. А.В. Малько. — Мин. Воды, 2005. С. 71—72.

13 Определенное значение в плане нашего исследования имеет и термин «социальная эффективность» деятельности должностных лиц, который встречается в литературе и означает достижение целей, ради которых установлена должность, введены определенные функции и полномочия должностного лица. (См.: Кудрявцев В.Н. Правовое поведение: норма и патология. — М., 1982. С. 15.) Термин «социальная эффективность», таким образом, может использоваться при оценке деятельности специализированных субъектов электорально-правовой политики: должностных лиц, принимающих решения о назначении выборов, организующих выборы, возглавляющих избирательные комиссии и т. п.

14 См.: Рыбаков О.Ю. Право, отчуждение и согласие в современном Российском государстве. — М., 2009. С. 76—77.

15 Кудрявцев В.Н. Правовое поведение: норма и патология. — М., 1982. С. 151.