Г.Н. ЧЕРНИЧКИНА,

доцент кафедры гражданского права Военного университета Министерства обороны РФ

 

В  ст. 13 Патентного закона РФ (от 23.09.1992 № 3517-1; в ред. от 02.02.2006; далее — ПЗ РФ) определено, что лицо, не являющееся патентообладателем, вправе использовать запатентованные изобретение, полезную модель, промышленный образец лишь с разрешения патентообладателя — на основе лицензионного договора. Исходя из смысла определения, приведенного в п. 1 ст. 13 ПЗ РФ, лицензионный договор можно отнести к свободно согласованным гражданско-правовым договорам. По лицензионному договору патентообладатель (лицензиар) обязуется предоставлять право на использование охраняемого изобретения, полезной модели, промышленного образца в объеме, предусмотренном договором, другому лицу (лицензиату), а последний принимает на себя обязанность вносить лицензиару обусловленные договором платежи и (или) осуществлять другие действия, предусмотренные договором.

Иными словами, стороны свободны в согласовании условий лицензионного договора. На заключение лицензионного договора, как и на любой гражданско-правовой договор,  распространяется действие ст. 421 Гражданского кодекса РФ о свободе договора.

Следует согласиться с М.И. Брагинским и В.В. Витрянским в том, что «процесс заключения договоров предопределен самой природой соответствующей конструкции: если смысл договора состоит в соглашении, то тем самым его заключение предполагает выражение воли каждой из сторон и ее совпадение»[1]. Статья 433 ГК РФ позволяет определить момент согласования, совпадения воли каждой из сторон. Общее правило п. 1 ст. 433 ГК РФ определяет момент заключения договора — получение лицом, направившим оферту, ее акцепта. Однако, полагаем, что исходя из смысла пунктов 2 и 3 ст. 13 ПЗ РФ не все лицензионные договоры заключают на основе общего порядка, предусматривающего согласно ст. 435 ГК РФ направление оферты (адресованного одному или нескольким конкретным лицам предложения, выражающего намерение лица, сделавшего предложение, считать себя заключившим договор с адресатом, которым будет принято предложение) и ее акцепта.

В ПЗ РФ указаны виды лицензионных договоров, порядок заключения которых отличается: это открытая лицензия (п. 2 ст. 13) и договор о передаче исключительного права на изобретение (уступка патента) автором-заявителем (п. 3 ст. 13).

Согласно порядку заключения открытой лицензии, установленному в ПЗ РФ, заявитель подает в Федеральный орган исполнительной власти по интеллектуальной собственности (ФОИВИС) заявление о предоставлении любому лицу права на использование изобретения. В случае подачи такого заявления размер пошлины за поддержание патента уменьшается на 50%. Лицо, изъявившее желание использовать изобретение (полезную модель, промышленный образец), обязано заключить с патентообладателем договор о платежах. Полагаем, что патентообладатель не может отказать такому лицу в заключении договора.

По мнению Д.Ю. Шестакова, открытая лицензия заключается посредством акцепта публичной оферты[2]. По нашему мнению, заявление о заключении открытой лицензии по правовой природе (согласно п. 1 ст. 437 ГК РФ) следует рассматривать как приглашение делать оферту, поскольку заявление адресовано неопределенному кругу лиц и не содержит всех существенных условий договора (отсутствует условие о платежах, которое следует согласовать). Все остальные условия содержания открытой лицензии нужно, очевидно, отнести к обычным условиям договора, которые соответствуют установившейся практике. По объему передаваемых прав открытую лицензию можно отнести к неисключительному лицензионному договору[3]. Следует согласиться с этим утверждением, поскольку исключительный лицензионный договор не позволяет предоставлять право на использование изобретения неопределенному кругу лиц.

Отдельные правоведы рассматривают открытую лицензию как самоограничение прав патентообладателя[4]. Представляется, что открытая лицензия — это один из способов осуществления патентных прав. При этом ограничения прав здесь нет, поскольку за разрешение использовать изобретение патентообладатель получает платежи. В таком случае любой лицензионный договор следует рассматривать как самоограничение прав патентообладателя — по той причине, что последний не использует изобретение самостоятельно. Полагаем, к ограничению прав патентообладателя следует относить такое использование изобретения, которое осуществляется третьим лицом помимо воли патентообладателя и безвозмездно для него.

Аналогичный порядок заключения договора, согласно п. 3 ст. 13 ПЗ РФ, установлен для уступки патента автором изобретения. Автор-заявитель при подаче заявки на выдачу патента на изобретение может приложить к документам заявление о том, что в случае выдачи патента он обязуется передать исключительное право на изобретение (уступить патент) лицу, первым изъявившему такое желание. При подаче такого заявления автор-заявитель освобождается от патентных пошлин. Уступка патента осуществляется на условиях, соответствующих установившейся практике, а лицо, заключившее такой договор, обязано оплатить все патентные пошлины.

Анализ п. 2 ст. 437 ГК РФ и п. 3 ст. 13 ПЗ РФ позволяет предположить, что по правовой природе заявление автора-заявителя об уступке патента (передаче исключительного права) близко публичной оферте. Публичной офертой в соответствии с п. 2 ст. 437 ГК РФ признается содержащее все существенные условия договора предложение, из которого усматривается воля лица, делающего предложение, заключить договор на указанных в предложении условиях с любым из тех, кто отзовется.

Существенные условия, на которых следует заключить договор, могут формулироваться не только заявителем такого предложения. Согласно п. 1 ст. 432 ГК РФ они могут быть указаны в законе или иных правовых актах как существенные или необходимые для договоров данного вида.

В п. 3 ст. 13 ПЗ РФ определены условия, на которых следует заключать договор о передаче исключительного права на изобретение (уступке патента), как соответствующие установившейся практике. Следовательно, можно говорить о наличии всех признаков публичной оферты: адресована неопределенному кругу лиц и содержит все существенные условия договора, выраженные как обычные условия договора (по смыслу п. 4 ст. 421 ГК РФ).

Таким образом, лицензионный договор, помимо общего порядка заключения гражданско-правовых договоров, предусматривающего акцепт оферты, адресованной одному или нескольким конкретным лицам, может быть заключен путем акцепта публичной оферты (уступка патента автором-заявителем) и с использованием приглашения делать оферту (открытая лицензия).

Кроме того, в ПЗ РФ перечислены виды лицензионных договоров, при заключении которых принцип свободы договора, установленный в ст. 421 ГК РФ, не применяется. Речь идет о принудительных неисключительных лицензиях, указанных в пунктах 3 и 4 ст. 10 ПЗ РФ, которые можно классифицировать как заключаемые в зависимости от определенных законом обстоятельств.

Возможность выдачи принудительных лицензий согласуется с международной практикой (п. 2 ст. 5 Парижской конвенции по охране промышленной собственности) и применяется для предотвращения злоупотреблений, которые могут возникнуть в результате осуществления исключительного права, предоставляемого патентом.

Так, одной из основных обязанностей патентообладателя является использование им запатентованного изобретения. Поэтому к обстоятельствам, в силу которых может быть выдана принудительная лицензия, можно отнести нарушение патентообладателем своих обязанностей. Выдачу принудительной лицензии следует рассматривать и как санкцию за неисполнение патентообладателем своей обязанности.

Согласно п. 3 ст. 10 ПЗ РФ, если патентообладатель не использует запатентованное изобретение (промышленный образец) в течение 4 лет с даты выдачи патента, а запатентованную полезную модель — в течение 3 лет с даты выдачи патента, что приводит к недостаточному предложению соответствующих товаров или услуг на товарном рынке, любое лицо, желающее и готовое использовать запатентованное изобретение (полезную модель, промышленный образец), при отказе патентообладателя от заключения с этим лицом лицензионного договора на условиях, которые соответствуют установившейся практике, имеет право обратиться в суд с иском к патентообладателю о предоставлении принудительной неисключительной лицензии.

Другим обстоятельством, в силу которого патентообладатель может быть принужден заключить принудительный лицензионный договор, является невозможность патентообладателя использовать запатентованное изобретение (полезную модель) без нарушения при этом прав обладателя другого патента на изобретение или полезную модель, отказавшегося от заключения лицензионного договора на условиях, которые соответствуют установившейся практике (п. 4 ст. 10 ПЗ РФ). Патентообладатель имеет право обратиться в суд с иском к обладателю другого патента о предоставлении принудительной неисключительной лицензии на использование изобретения или полезной модели обладателя другого патента, при условии если изобретение, на которое он имеет исключительное право, представляет важное техническое достижение, имеющее существенные экономические преимущества перед изобретением или полезной моделью обладателя другого патента.

В ПЗ РФ установлено, что во всех случаях в исковом заявлении для получения принудительной лицензии должны быть указаны условия ее предоставления: объем использования, размер, порядок и сроки платежей. Суммарный размер платежей должен быть установлен не ниже, чем цена лицензии, которая обычно определяется при сравнимых обстоятельствах.

Следует согласиться с мнением Д.Ю. Шестакова о том, что принудительные лицензии можно рассматривать и как договоры, «заключаемые в принудительном порядке»[5], т. е. в обязательном порядке — на основе решения суда (п. 1 ст. 421 и п. 4 ст. 445 ГК РФ).

Таким образом, лицензионные договоры заключаются не только как свободно согласованные гражданско-правовые договоры в порядке акцепта оферты, адресованной конкретному лицу или лицам. Патентный закон РФ устанавливает виды лицензионных договоров, которые подлежат заключению в обязательном порядке и, кроме того, заключаются в порядке акцепта публичной оферты, а также с использованием приглашения делать оферту.

 

Библиография

1 Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право: Общие положения. — М., 1997. С. 154.

2 См.: Шестаков Д.Ю. Интеллектуальная собственность в Российской Федерации: теоретико-правовой анализ: Дис. ... д-ра юрид. наук. — М., 2000. С. 224.

3 См.: Сергеев А.П. Право интеллектуальной собственности в Российской Федерации: Учеб. — М., 1996. С. 472.

4 См., например: Коломейцева М.А. Охрана прав интеллектуальной собственности в Российской Федерации: Дис. ... канд. юрид. наук. — М., 2000. С. 135.

5 См.: Шестаков Д.Ю. Указ. раб. С. 224.