УДК 347.962:34.05

Страницы в журнале: 90-94 

 

Н.А. Гущина,

доктор юридических наук, профессор кафедры теории и истории государства и права Юридического института Балтийского федерального университета им. Иммануила Канта Россия, Калининград vika4113@mail.ru

А.Д. Татарова,

аспирант кафедры теории и истории государства и права Юридического института Балтийского федерального университета им. Иммануила Канта Россия, Калининград tatarova-aleksandra@rambler.ru

 

Проводится сравнительный анализ дискреционных полномочий российских судей в советский и постсоветский исторические периоды; рассматриваются возможности использования судьями дискреционных полномочий в современной России.

Ключевые слова: судья, правоприменительная деятельность, дискреционные полномочия.

 

Состояние российской судебной власти сегодня далеко от совершенства. Судебная система находится на этапе реформирования, претерпевает значительные изменения, главная цель которых — повышение эффективности выполнения судами функций по защите прав и свобод человека. В то же время в научной сфере продолжаются  дискуссии относительно целей и задач реформирования судебной власти, способов совершенствования законодательства и правоприменительной деятельности судей [1, 2, 15]. Необходимость дальнейшего реформирования судебной власти и поиска соответствующих способов ее преобразования признается и на государственном уровне, что находит отражение в утверждаемых правительством программах развития судебной системы [12].

Очевидно, что без соответствующих знаний о способах и путях преобразования судебной системы эффективное решение проблем осуществления российского правосудия невозможно. Таким образом, в целях обеспечения качества преобразований современной судебной власти и определения пределов подобных преобразований необходимо проследить историю как российской судебной системы в целом, так и отдельных ее элементов, в том числе различных аспектов правоприменительной деятельности судей.

Одним из неотъемлемых компонентов правоприменительной деятельности судей являются их дискреционные полномочия, которые в науке определяются как полномочия по применению на основе собственного внутреннего убеждения одного из нескольких легитимных вариантов решения правовых вопросов в целях наиболее эффективного осуществления правосудия [13, с. 9].

Подробное изучение указанных специфических полномочий судей, в том числе и в рамках историко-правового исследования, необходимо для решения задач по совершенствованию судебной системы, повышению эффективности правоприменительной деятельности судей. Сравнительный анализ использования судьями дискреционных полномочий в советский и постсоветский периоды позволит выявить особенности применения дискреционных полномочий судей в современной России.

Процесс создания советских судов начался с принятия 22 ноября 1917 года Советом Народных Комиссаров СССР Декрета о суде № 1. Данный документ имел вынужденный и экстраординарный характер и был принят в целях наведения революционного порядка, придания легитимности новой власти [3, с. 103]. В общем виде он закрепил основные принципы функционирования советской судебной системы, сформулированные в следующем виде: новый суд является народным, его члены (народные судьи) избираются на основании прямых демократических выборов, выражают волю трудящихся и руководствуются социалистическим правосознанием и соображениями справедливости. Позднее данные принципы получили развитие в Декрете Всероссийского Центрального Исполнительного Комитета Советов рабочих, солдатских и крестьянских депутатов (далее — ВЦИК) от 07.03.1918 № 2 «О суде» (далее — Декрет о суде № 2) [5].

Первые Декреты о суде, ликвидируя старую судебную систему, предусматривали возможность избрания прежних судей в новые судебные органы. Однако большинство представителей дореволюционных судов отрицательно отнеслись к указанной возможности и установлениям советской власти в области судебной системы.

Согласно ст. 12 Декрета от 30.11.1918 «О народном суде Российской Социалистической Федеративной Советской Республики» (далее — Декрет «О народном суде РСФСР») [4] постоянные Народные судьи должны удовлетворять следующим условиям:

1) иметь право избирать и быть избираемыми в Советы рабочих и крестьянских депутатов;

2) обладать политическим опытом работы в пролетарских организациях партии, профессиональных союзах, рабочих кооперативах, фабрично-заводских комитетах и советских учреждениях;

3) иметь теоретическую и практическую подготовку для должности советского судьи.

Народный судья, безусловно, должен удовлетворять первому условию и хотя бы одному из последних двух. Требование об обязательном наличии у кандидата в судьи юридического образования появилось в Советском Союзе только с изданием Закона от 04.08.1989 «О статусе судей в СССР» [7].

Как отмечают правоведы, качественный уровень правосудия в решающей степени зависит от кадрового состава судей, их профессиональной подготовки, добросовестности и ответственности [14, c. 215]. Очевидно, что избранные на основании Декрета «О народном суде РСФСР» судьи, выбираемые в большинстве случаев из числа трудящихся, не обладали необходимым профессиональным опытом и высокой квалификацией, что не могло обеспечить качественное рассмотрение судебных споров.

Выбранные на указанных выше условиях судьи в своей правоприменительной деятельности руководствовались принципами, установленными Декретами о суде: выносили решения на основе социалистического правосознания и соображений справедливости. Кроме того, советские судьи при рассмотрении споров должны были принимать во внимание положения декретов ВЦИК и рабочего и крестьянского правительства, а также тезисы программы-минимум Российской социал-демократической рабочей партии и партии социалистов-революционеров (ст. 36 Декрета о суде № 2) [5].

Таким образом, с одной стороны, судьям на начальном этапе образования советских судов были предоставлены широкие дискреционные полномочия: суд по своему усмотрению мог решать, соответствуют ли конкретные нормы действовавших ранее законов социалистическому правосознанию и декретам высших органов власти, применима ли в рассматриваемой ситуации правовая норма с учетом принципа справедливости. Однако такое положение было продиктовано отсутствием систематизированных нормативных правовых актов, регулирующих процессуальную деятельность судей, а также содержащих нормы материального права.

С другой стороны, из-за отсутствия у судей необходимого профессионального опыта, свободного доступа к действовавшим нормативным правовым актам и в условиях неосведомленности о программных положениях руководящей партии судьи не могли полноценно осуществлять правоприменительную деятельность, а следовательно, и применять предоставленные им дискреционные полномочия. Осуществление дискреции, в силу недостаточной квалификации народных судей и необходимости соблюдения установленных государством норм в рамках идеологии правящей партии, носило ограниченный характер и не способствовало реализации принципов объективности и справедливости при вынесении судебных решений. Как правильно отмечается исследователями, отсутствие процессуального законодательства на начальном этапе функционирования советской судебной системы зачастую приводило к грубым судебным ошибкам и отсутствию объективности при осуществлении правосудия [8, с. 81].

В дальнейшем в ходе судебной реформы 1922—1924 годов в условиях несистематизированности, пробельности и несовершенства законодательства разрабатываются и принимаются основные процессуальные кодексы и иные нормативные правовые акты, регулирующие правоприменительную деятельность судей. Следствием расширения и систематизации нормативной базы, как отмечается учеными, явилось повышение качества правосудия в описываемый период времени [8, с. 83].

По мнению М.Е. Хлопаевой, в период судебной реформы 1922—1924 годов была выдвинута доктрина авторитета закона, не допускающая отступления от его требований по соображениям целесообразности. Вследствие этого «свобода судебного усмотрения приравнивалась к произволу» [18, с. 41]. Другой точки зрения придерживается О.И. Филонова, которая считает, что нормы первых советских кодексов давали судьям определенную свободу для толкования закона, а возможность применения аналогии и неконкретность норм кодексов способствовали широте судейского усмотрения [17, с. 200].

Очевидно, что требование точного и неукоснительного соблюдения норм закона было закреплено лишь формально. В свою очередь невысокий уровень юридической техники нормативных актов рассматриваемого периода предопределял необходимость использования судьями дискреционных полномочий в рамках определенных государством идеологических установок.

Несмотря на постоянный процесс преобразования и изменения нормативной базы функционирования судебной системы в советский период, законодательство, регулирующее деятельность судов, сохранило в своей основе принципы, закрепленные в первых декретах о суде. В нормативных актах советского периода реализовывались положения о выборности и сменяемости судей, об участии представителей народа в отправлении правосудия, о необходимости соответствия законов и деятельности органов государственной власти, включая правоприменительную деятельность судей, задачам коммунистического строительства. Указанные задачи закреплялись законодательно, в том числе и на конституционном уровне.

На наш взгляд, установленные государством цели и задачи деятельности органов государственной власти оказывают большое влияние на осуществление судьями дискреции. Советские судьи в своей деятельности руководствовались нормативно закрепленными целями и задачами, которые соответствовали идеологии руководящей партии.

По иному сформулированы общие задачи государства в области осуществления правосудия в современной России. Они закреплены на конституционном уровне. Важнейшими из них являются признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина. Судьи как носители судебной власти государства в своей деятельности должны следовать указанным конституционными положениями, которые лежат в основе деятельности судей. Об этом свидетельствует постановление Пленума Верховного Суда РФ от 31.10.1995 № 8 «О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия», дающее разъяснение, что судам при рассмотрении дел следует оценивать содержание закона или иного нормативного правового акта, регулирующего рассматриваемые судом правоотношения, и во всех необходимых случаях применять Конституцию Российской Федерации 1993 года (далее — Конституция РФ) в качестве акта прямого действия [11].

Таким образом, сравнивая деятельность судей в советский и постсоветский периоды, можно сделать вывод, что на использование судьями дискреционных полномочий существенно влияют профессионализм судей, качество законодательства, уровень материально-технического обеспечения судебных учреждений, а также установленные государством цели и задачи правосудия.

Каждый из названных факторов и в настоящее время оказывает влияние на различные аспекты правоприменительной деятельности судей. В частности, цели и задачи, установленные государством, влияют на содержание судебных решений, призванных обеспечивать интересы личности, общества или государства. Результаты принимаемых судебных решений в свою очередь ставятся в зависимость от качества законов. Неопределенность и противоречивость законодательства делают необходимым расширение дискреции в правоприменительной деятельности судей, что требует от них высокого профессионализма, а также наличия практических навыков и глубоких юридических знаний. Как отмечает А.А. Комольцева, «в современных условиях судьям необходим более высокий уровень юридического мышления, судейский менталитет нового времени» [9, с. 39].

Нормы Конституции РФ [10] устанавливают новый подход, отличный от советского, к формированию судейского корпуса и критериям отбора кандидатов на должности судей. Основной закон утверждает принцип несменяемости судей, закрепляет в качестве требований, обязательных для назначения на должность судьи, достижение гражданином РФ возраста 25 лет, наличие высшего юридического образования, а также стаж работы по юридической профессии не менее 5 лет. Кроме того, нормами Закона РФ от 26.06.1992 № 3132-1 «О статусе судей в Российской Федерации» устанавливается требование о сдаче квалификационного экзамена в целях установления наличия у кандидата на должность судьи знаний, навыков и умений, необходимых для работы в должности судьи [6].

Закрепление описанных выше требований направлено на обеспечение профессионализма и высокого уровня квалификации судей, что является залогом эффективного использования дискреционных полномочий, а следовательно, и основой качественного правосудия. Для этих же целей была создана Российская академия правосудия, в функции которой входит подготовка кандидатов на должности судей и работников аппаратов судов, профессиональная переподготовка и повышение квалификации судей и работников аппаратов судов [16].

В наше время большее значение по сравнению с советским периодом придается и проблеме материального обеспечения судов. В  целях создания технических условий, необходимых для осуществления правосудия, принимаются меры по укреплению материально-технической базы органов правосудия. В судах обеспечивается использование информационных технологий. Например, регистрация информации происходит в автоматизированных системах, имеется возможность обработки статистических данных с помощью указанных систем, реализуется возможность передачи информации в электронном виде, используется аудиопротоколирование судебных заседаний, у судей и работников суда имеется доступ к электронным справочно-правовым системам. Таким образом, становится очевидным, что решение проблем технического и информационного обеспечения судебной системы создает условия для беспрепятственного использования дискреции в правоприменительной деятельности судей.

Современный уровень развития общественных отношений и законодательства диктует необходимость предоставления судьям возможности принимать решения и действовать в рамках закона, используя дискреционные полномочия в целях эффективного выполнения своих функций. В настоящее время, как и в период существования советского государства, указанные полномочия не находят непосредственного закрепления в законодательстве. Они основываются на общеправовых принципах, и лишь отдельные аспекты их применения детализируются процессуальным законодательством. Именно в силу невозможности детального урегулирования всех общественных отношений необходимость использования судьями дискреционных полномочий будет всегда иметь место.

Подводя итоги, следует отметить, что повышение эффективности правоприменительной деятельности судей в рамках специфических дискреционных судейских полномочий возможно путем повышения уровня подготовки судейских кадров, улучшения качества издаваемых государством нормативных актов, укрепления материально-технической базы судебной системы, а также формирования добросовестного и ответственного отношения работников судебной системы к осуществляемой ими деятельности.

 

Список литературы

 

1. Анохин В.С. Судебная система Российской Федерации: проблемы и пути совершенствования // Арбитражный и гражданский процесс. 2013. № 3.

2. Баранов П.П. Место судебной власти в конституционной схеме разделения властей в Российской Федерации // Юрист-Правовед. 2013. № 2 (57).

3. Верещагина А.В. Декрет № 1 о суде: история подготовки и его содержание // Журнал российского права. 2011. № 6 (174). С. 103.

4. Декрет Всероссийского Центрального Исполнительного Комитета «О Народном Суде Российской Социалистической Федеративной Советской Республики (Положение)» от 30.11.1918 // СУ РСФСР. 1918. № 85. Ст. 889.

5. Декрет Всероссийского Центрального Исполнительного Комитета от 07.03.1918 № 2 «О суде» // СУ РСФСР. 1918. № 26. Ст. 420.

6. Закон РФ от 26.06.1992 № 3132-1 (ред. от 25.11.2013) «О статусе судей в Российской Федерации». Доступ из СПС «КонсультантПлюс».

7. Закон СССР от 04.08.1989 «О статусе судей в СССР» // Ведомости СНД СССР и ВС СССР. 1989. № 9. Ст. 223.

8. Колесняк Е.В. Судебная система как составная часть правовой системы советского государства // Вестник Самарского юридического института. 2010. № 1. С. 81—83.

9. Комольцева А.А. К вопросу о профессиональной подготовке кадрового состава судейского корпуса // Администратор суда. 2009. № 1. С. 39.

10. Конституция Российской Федерации  [принята всенародным голосованием 12.12.1993] (с учетом поправок, внесенных Законами РФ о поправках к Конституции РФ от 30.12.2008 № 6-ФКЗ, от 30.12.2008 № 7-ФКЗ, от 05.02.2014 № 2-ФКЗ). Доступ из СПС «КонсультантПлюс».

11. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 31.10.1995 № 8 (ред. от 16.04.2013) «О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия». Доступ из СПС «КонсультантПлюс».

12. Постановление Правительства Российской Федерации «О федеральной целевой программе “Развитие судебной системы России на 2013—2020 годы”» от 27.12.2012 № 1406 (ред. от 15.02.2014). Доступ из СПС «КонсультантПлюс».

13. Пронин К.В. Дискреционные полномочия суда в уголовном судопроизводстве: автореф. дис. ... канд. юрид. наук. — Саратов, 2010. С. 9.

14. Северин Ю.Д. Организационные основы правосудия. — М.: Белый берег, 2003. С. 215.

15. Терехин В.А. Проблемы повышения эффективности правосудия и доверия к судейскому корпусу: продолжение дискуссии // Российская юстиция. 2012. № 8.

16. Указ Президента Российской Федерации от 11.05.1998 № 528 «О Российской академии правосудия» (ред. от 25.09.1999). Доступ из СПС «КонсультантПлюс».

17. Филонова О.И. Роль правосознания судей в модернизации РСФСР в 1921—1929 гг. // Вестник Тюменского государственного университета. 2013. № 3. С. 200.

 

18. Хлопаева М.Е. Идея судебного усмотрения в период становления советской власти // История государства и права. 2006. № 11. С. 41.