УДК 347.9:341.6

Страницы в журнале: 95-98

 

Т.Т. Алиев,

доктор юридических наук, профессор кафедры гражданского и административного судопроизводства Московского государственного юридического университета им. О.Е. Кутафина Россия, Москва tta70@mail.ru

 

Проводится анализ места международных договоров в системе источников гражданского процессуального права на основе сложившихся научных взглядов и судебной практики. Определяется порядок принятия и реализации международных норм в Российской Федерации. Особое внимание уделяется конкретным примерам международных конвенций и двусторонних соглашений, в которых участвует Российская Федерация. Формулируется вывод о том, что высшие российские судебные инстанции могли бы реализовывать отдельные полномочия по толкованию международных договоров. Анализируются правовые положения международных договоров, Конституции РФ, Гражданского процессуального кодекса РФ, выявлены и определены недостатки используемого правового инструментария.

Ключевые слова: международный договор, сторона, норма, согласие, кодекс, система, законодательство, ратификация, присоединение, конвенция.

 

Согласно ст. 2 Венской конвенции о праве международных договоров 1969 года (далее — Конвенция о праве международных договоров) под договором понимается «международное соглашение, заключенное между государствами в письменной форме и регулируемое международным правом, независимо от того, содержится ли такое соглашение в одном документе, в двух или нескольких связанных между собой документах, а также независимо от его конкретного наименования» [1]. Дефиниция «международный договор» выводится из Федерального закона  от 15.05.1995 № 101-ФЗ «О международных договорах Российской Федерации» [11].

Международный договор является обязательным с момента дачи согласия на его юридическую обязательность одним из способов, указанных в ст. 11 Конвенции о праве международных договоров. В соответствии с указанной статьей согласие государства на обязательность для него международного договора может быть выражено подписанием договора, обменом документами, образующими договор, ратификацией договора, его принятием, утверждением, присоединением или любым другим способом, о котором стороны условились.

Ратификация международного договора — один из основных способов выражения согласия на него. При других двух способах (утверждении и принятии) государства выражают согласие на условиях, подобных тем, которые применяются при ратификации.

Для российского гражданского процесса особое значение имеют такие международные договоры, как Конвенция о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам 1993 года [8], Гаагская конвенция о получении за границей доказательств по гражданским и торговым делам 1970 года [3, с. 737—744], Гаагская конвенция о вручении за границей судебных и внесудебных документов по гражданским и торговым делам 1965 года [2], Конвенция, отменяющая требования легализации иностранных официальных документов, 1961 года [9], Гаагская конвенция по вопросам гражданского процесса 1954 года [4].

Таким образом, с мнением о том, что договоры должны быть обязательно ратифицированы, нельзя согласиться. Для гражданского процессуального права характерны в качестве источников в том числе и такие международные договоры, которые стали обязательными в связи с, например, заключением договора о присоединении. Международные договоры, затрагивающие права, свободы и обязанности человека и гражданина, должны быть официально опубликованы. В ином случае они не могут применяться, так как ч. 3 ст. 15 Конституции РФ предусматривает требование официального опубликования любых нормативных правовых актов, затрагивающих права, свободы и обязанности человека и гражданина.

Пунктом 4 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 10.10.2003 № 5 установлено правило, согласно которому «исходя из смысла частей 3 и 4 статьи 15 Конституции Российской Федерации, части 3 статьи 5 Федерального закона “О международных договорах Российской Федерации” судами непосредственно могут применяться те вступившие в силу международные договоры, которые были официально опубликованы в Собрании законодательства Российской Федерации, в Бюллетене международных договоров, размещены на “Официальном интернет-портале правовой информации” (www.pravo.gov.ru) в порядке, установленном статьей 30 указанного Федерального закона. Международные договоры Российской Федерации межведомственного характера опубликовываются по решению федеральных органов исполнительной власти или уполномоченных организаций, от имени которых заключены такие договоры, в официальных изданиях этих органов» [13].

В рассматриваемом контексте проблемы необходимо упомянуть о традиционном делении международных договоров на самоисполнимые и несамоисполнимые. Понятие «самоисполнимый договор» не может быть точно определено. Одно и то же положение договора в одном из государств-участников может быть самоисполнимым, в другом — нет. Самоисполним ли конкретный договор, может определить лишь само государство, его законодательная практика и никто более.

Гражданскому процессуальному праву известны примеры и самоисполнимых, и несамоисполнимых норм международных договоров. Ученые отмечают, что в законодательстве Российской Федерации не предусмотрены критерии, позволяющие разграничить самоисполнимые и несамоисполнимые международные договоры. Так, в договоре между Российской Федерацией и Исламской Республикой Иран о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским и уголовным делам 1996 года предусмотрено самоисполнимое положение, согласно которому «при оказании правовой помощи учреждения Договаривающихся Сторон сносятся друг с другом через Министерство юстиции и Генеральную прокуратуру Российской Федерации и Министерство юстиции и Прокуратуру Исламской Республики Иран» [5].

Для несамоисполнимых норм с целью реализации соответствующих положений государство обязано принимать внутригосударственные нормативные акты, конкретизирующие соответствующие положения. Например, согласно ст. 6 Конвенции, отменяющей требование легализации иностранных официальных документов, «каждое Договаривающееся государство назначает, с учетом их официальных функций, те органы, которым предоставляются полномочия на проставление апостиля» [9]. Данное положение договора является несамоисполнимым, и поэтому государство для надлежащего исполнения своих международно-правовых обязательств должно посредством издания нормативных актов определить, какой орган будет проставлять апостиль на соответствующих документах.

В связи с этим можно сделать вывод о том, что самоисполнимые нормы действуют автоматически после принятия федерального закона, которым государство выражает обязательность для него международного договора.

Если государство выражает свое согласие на обязательность для него международного договора ратификацией, то следует учитывать, что для гражданского процесса характерны и такие международные договоры, которые ратифицированы принятием федерального закона (например, договор между Российской Федерацией и Республикой Польша о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским и уголовным делам 1996 года [6]), и такие, которые ратифицированы указом (например, договор между Союзом Советских Социалистических Республик и Финляндской Республикой о правовой защите и правовой помощи по гражданским, семейным и уголовным делам 1978 года [7]).

В вопросе о том, имеет ли какое-либо значение, каким актом ратифицирован международный договор, можно разобраться, обратившись к постановлениям, регулирующим рассматриваемую проблему. Так, п. 5 постановления Пленума ВС РФ от 31.10.1995 № 8 «О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия» содержит положение, согласно которому «суд при рассмотрении дела не вправе применять нормы закона, регулирующего возникшие правоотношения, если вступившим в силу для Российской Федерации международным договором, решение о согласии на обязательность которого для Российской Федерации было принято в форме федерального закона, установлены иные правила, чем предусмотренные законом. В этих случаях применяются правила международного договора Российской Федерации» [12].

Вместе с тем следует обратить внимание на то, что не все международные договоры содержат общеобязательные нормы, т. е. являются источниками права. С этой точки зрения международные договоры подразделяются на правообразующие и неправообразующие. Значит, не все международные договоры между государствами применяются в качестве источников гражданского процессуального права, а лишь те, которые создают нормативную базу для регулирования гражданских процессуальных правоотношений.

Как представляется, через норму, закрепленную в ч. 4 ст. 15 Конституции РФ, законодатель хотел лишь отразить желание государства выступать субъектом международных отношений и готовность добросовестно выполнять свои международные обязательства. Таким образом, общепризнанные нормы, выраженные в форме международного договора, являются обязательными для нашей страны с момента ратификации договора, содержащего данные нормы, или дачи согласия на их юридическую обязательность одним из иных установленных законом способов.

Нормы международного права воздействуют на российское гражданское процессуальное право посредством следующих основных способов: в случае, если норма международного права закреплена в международном соглашении или договоре, то способ воздействия предопределяется видом международного договора; в отношении общепризнанных принципов следует учитывать, что они формально юридически не закреплены в указанных выше международных соглашениях и договорах, а поэтому исполняются государствами, в том числе через органы судебной системы, на основе добровольности взятых на себя обязательств. Таким образом, возникает вопрос о безупречности самого международного права.

С момента вступления в законную силу соответствующих федеральных законов международные договоры становятся обязательными для Российской Федерации. Поэтому международные договоры по вопросам гражданского процесса, за исключением Конвенции о защите прав человека и основных свобод 1950 года, должны разъясняться Пленумом ВС РФ. Для реализации данного предложения необходимо соответствующее полномочие предусмотреть в ст. 14 Федерального конституционного закона от 07.02.2011 № 1-ФКЗ «О судах общей юрисдикции в Российской Федерации» [14]. Однако с целью правильного и единообразного применения тех или иных общепризнанных норм потенциально приемлемым представляется официальное опубликование позиций Конституционного Суда РФ, Верховного Суда РФ в форме соответствующих постановлений в официальных изданиях.

 

 

Список литературы

 

1. Венская конвенция о праве международных договоров 1969 года // Ведомости ВС СССР. 1986. № 37. Ст. 772.

2. Гаагская конвенция о вручении за границей судебных и внесудебных документов по гражданским и торговым делам от 15.11.1965 // Собрание законодательства РФ. 2004. № 50. Ст. 4951.

3. Гаагская конвенция о получении за границей доказательств по гражданским и торговым делам от 18.03.1970 // Международное частное право. Сборник документов. М.: БЕК, 1997. С. 737—744.

4. Гаагская конвенция по вопросам гражданского процесса от 01.03.1954 // Собрание постановлений Правительства СССР. 1967. № 20. Ст. 145.

5. Договор между Российской Федерацией и Исламской Республикой Иран о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским и уголовным делам 1996 года // Собрание законодательства РФ. 2000. № 47. Ст. 4579.

6. Договор между Российской Федерацией и Республикой Польша о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским и уголовным делам 1996 года // Собрание законодательства РФ. 2002. № 7. Ст. 634.

7. Договор между Союзом Советских Социалистических Республик и Финляндской Республикой о правовой защите и правовой помощи по гражданским, семейным и уголовным делам от 11.08.1978 // Ведомости ВС СССР. 1980. № 34. Ст. 690.

8. Конвенция о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам 1993 года // Бюллетень международных договоров. 1995. № 2.

9. Конвенция, отменяющая требования легализации иностранных официальных документов, 1961 года // Бюллетень международных договоров. 1993. № 6.

10. Конституция Российской Федерации от 12.12.1993 // Собрание законодательства РФ. 2014. № 31. Ст. 4398.

11. О международных договорах Российской Федерации: федер. закон от 15.07.1995 № 101-ФЗ // Собрание законодательства РФ. 1995. № 29. Ст. 2757.

12. О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия: постановление Пленума ВС РФ от 31.10.1995 № 8 // Российская газета. 1995. 28 дек.

13. О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации: постановление Пленума ВС РФ от 10.10.2003 № 5 // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2003. № 12.

14. О судах общей юрисдикции в Российской Федерации: федер. конст. закон от 07.02.2011 № 1-ФКЗ // Российская газета. 2011. 11 февр.