УДК 347.635.3

Страницы в журнале: 76-80

 

М.А. Данилян,

аспирант кафедры Российской государственной академии интеллектуальной собственности, заместитель начальника Управления организации исполнительного производства Федеральной службы судебных приставов Российской Федерации Россия, Москва mara-ur@rambler.ru

 

Рассматривается современное состояние алиментного законодательства и пути его совершенствования. Автор обосновывает предложения, направленные на повышение уровня охраны и защиты прав и интересов субъектов семейных правоотношений.

Ключевые слова: семейное законодательство, несовершеннолетние граждане, алименты, принудительное взыскание.

 

Анализ алиментного законодательства свидетельствует о наличии в правовых источниках разных периодов исторического развития России основополагающей обязанности родителей, прежде всего, отцов, по содержанию несовершеннолетних детей. При этом обязанности родителей всегда корреспондировала встречная обязанность детей по содержанию своих престарелых родителей. С развитием общественных отношений алиментное законодательство постоянно совершенствовалось, расширялся круг лиц, имеющих право на получение содержания от других членов семьи, изменялись виды семейно-правовой ответственности за неисполнение алиментных обязательств.

В современной России правовая регламентация алиментных обязательств родителей по содержанию несовершеннолетних детей и ответственности за неисполнение или ненадлежащее исполнение этих обязанностей отличается достаточно высоким уровнем своего развития. Однако, складывающаяся правоприменительная и судебная практика свидетельствует о необходимости существенной корректировки правовых норм, регламентирующих ответственность, прежде всего, родителей за неисполнение или ненадлежащее исполнение алиментных обязательств.

Алиментное обязательство представляет собой одну из наиболее важных категорий современного семейного права. Сторонами алиментного обязательства являются плательщик алиментов (лицо, обязанное уплачивать алименты) и получатель алиментов (лицо, имеющее право требовать от плательщика уплаты алиментов).

Спецификой алиментных обязательств родителей по содержанию несовершеннолетних детей является возникновение данных правоотношений вне зависимости от каких-либо обстоятельств, например, потери работы алиментообязанным лицом, его тяжелого материального положения, других случаев отсутствия у плательщика достаточных средств на содержание ребенка. В законодательстве закреплен абсолютный характер алиментной обязанности родителя.

Соответственно, за неисполнение данной обязанности предусмотрены негативные последствия имущественного и личного неимущественного характера, вплоть до привлечения должника к уголовной ответственности. При этом за должником сохраняется обязанность как по уплате текущих платежей, так и по погашению образовавшейся за время неуплаты алиментов задолженности.

Важной проблемой, нуждающейся в разрешении, является отсутствие в настоящее время у Российской Федерации международных договоров с рядом европейских государств, предусматривающих взаимное признание и исполнение судебных решений. Это приводит к невозможности исполнения на территориях других государств решений российских судов о взыскании алиментов в случае уклонения должников от добровольного содержания детей.

Одним из условий совершенствования соответствующего раздела российского семейного законодательства и науки семейного права является изучение правил регулирования алиментных правоотношений в Европейском союзе и в странах — участницах Содружества Независимых Государств, а также новейшего положительного опыта модернизации других стран, необходимость которого была подчеркнута в Указе Президента РФ от 18.07.2008 № 1108 «О совершенствовании Гражданского кодекса Российской Федерации». Представляется, что данное положение в полной мере относится и к семейному праву, поскольку, как отмечает Д.А. Медведев, «гражданское и семейное законодательство России в последние годы развиваются рука об руку, иногда опережая, иногда догоняя друг друга» [3, с. 30].

В настоящее время практически во всех развитых государствах несовершеннолетние и совершеннолетние нетрудоспособные дети имеют право на получение содержания от своих родителей, поэтому выявление общих тенденций и особенностей правовой регламентации алиментных обязательств родителей в пользу несовершеннолетних детей в зарубежных странах вызывает большой научный и практический интерес.

На международном уровне право несовершеннолетних детей на получение содержания от своих родителей было подтверждено Конвенцией о правах ребенка 1989 года, Соглашением о гарантиях прав граждан в области выплаты социальных пособий, компенсационных выплат семьям с детьми и алиментов 1994 года [5, с. 721-723] и некоторыми другими правовыми актами. Так, в частности, приоритет прав ребенка в общей системе прав человека подчеркивает Декларация ООН о социальных и правовых принципах, касающихся защиты и благополучия детей, особенно при передаче детей на воспитание и их усыновлении на национальном и международном уровнях 1986 года: «Каждое государство должно уделять первоочередное внимание благополучию семьи и ребенка» (ст. 1).

Для приведения национального законодательства в соответствие с современными международными стандартами необходимо, на наш взгляд, ориентироваться на европейские традиции международного семейного права, руководствуясь критерием степени соответствия семейно-правовых норм общепринятым представлениям о разумности и справедливости, поскольку несправедливые по смыслу и содержанию положения закона особенно нетерпимы в регулировании семейных отношений.

Положения Конвенции о защите прав человека и основных свобод 1950 года (далее — Европейская конвенция) успешно апробированы в целом ряде европейских стран. Российская Федерация является участницей данной конвенции.

Согласно ч. 4 ст. 15 Конституции Российской Федерации 1993 года нормы международного права являются составной частью правовой системы России, а в случае возникновения правовых коллизий имеют приоритет. Вместе с тем, предусмотренная российским законодательством система мер ответственности плательщиков алиментов не предусматривает возможности компенсации морального вреда лицу, с которым проживают несовершеннолетние дети, не получающие либо получающие не в полном объеме алименты на их содержание. При этом неисполнение либо ненадлежащее исполнение плательщиком алиментов своих обязанностей, как правило, влечет для такого лица глубокие нравственные страдания — чувства обиды, горечи, унижения и бессилия.

Полагаем, что в данном случае имеет место нарушение положений ч. 1 ст. 8 Европейской конвенции, поскольку не обеспечиваются права родителя, с которым проживает ребенок, на уважение его личной и семейной жизни, относящиеся к личным неимущественным правам. В соответствии с ч. 1 ст. 151 Гражданского кодекса Российской Федерации 1994 года (далее — ГК РФ), если гражданину причинен моральный вред действиями, нарушающими его личные неимущественные права, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда.

В этой связи и в целях приведения в соответствие норм национального законодательства международному праву представляется необходимым внесение в Семейный кодекс Российской Федерации 1995 года (далее — СК РФ) положения, предусматривающего возможность компенсации морального вреда, причиненного неисполнением либо ненадлежащим исполнением плательщиком алиментных обязанностей, родителю или иному лицу, с которым проживает ребенок.

Важность положений Европейской конвенции об осуществлении прав детей 1996 года, регламентирующей процессуальные права детей в судопроизводстве по вопросам семейных отношений, подтверждается многолетним опытом ее реализации в целом ряде европейских стран.

Вместе с тем, в российской судебной практике значительные сложности возникают при решении вопросов определения места жительства ребенка, отобрания ребенка и установления порядка общения с ним. Полагаем, что участие детей в российском судопроизводстве по вопросам семейных отношений позволит в большей степени обеспечить их права и законные интересы. Российской Федерацией данная конвенция подписана, но не ратифицирована. В этой связи для обеспечения прав детей — граждан России представляется крайне важной ратификация Российской Федерацией данного международного акта.

Еще одной значимой гарантией прав детей является существующий в большинстве зарубежных государств механизм государственной поддержки детей, родители которых уклоняются от уплаты алиментов. Затраченные на эти цели выплаты практически нигде не возмещаются в полном объеме, но такого рода меры обеспечивают условия, необходимые для полноценного развития детей, не получающих алименты от своего родителя (родителей) или получающих их не в полном объеме, что имеет важное социально-правовое значение не только для неполных семей, но и для общества в целом.

Согласно данным Федеральной службы судебных приставов [1], по состоянию на 01.01.2014 в целом по России порядка 316,6 тыс. детей не получают алименты, в связи с тем, что обязанные к уплате алиментов родители либо в розыске, либо находятся в социально-неблагополучном состоянии (страдают наркоманией, алкоголизмом, не имеют определенного места жительства). Необходимость обеспечения таких детей государственной поддержкой очевидна, поскольку эти дети лишены средств к существованию.

Предложения о создании централизованного алиментного фонда выдвигались учеными и представителями органов государственной власти, в частности, председателем Совета Федерации Федерального Собрания Российской Федерации В.И. Матвиенко [4]. Учитывая положительный опыт ряда зарубежных стран и принимая во внимание высокую социальную значимость обеспечения прав детей, представляется целесообразным создание в России механизма государственной поддержки детей, обеспечивающей хотя бы минимальной помощью детей, оставшихся без средств к существованию. При этом зарубежный опыт предусматривает наделение органов государственной поддержки детей отдельными полномочиями органов принудительного исполнения. Однако, учитывая широкий круг полномочий российского органа принудительного исполнения, представляется нецелесообразным дублирование функций Федеральной службы судебных приставов. По нашему мнению, государственная поддержка детей должна обеспечиваться предоставлением детям, не получающим алиментов, содержания из федерального бюджета или бюджета субъекта Российской Федерации.

Наконец, мониторинг зарубежного законодательства в области алиментных обязательств выявил целый ряд положений, имплементация которых в российское право позволила бы существенным образом повысить эффективность данных правоотношений в Российской Федерации. В частности, с учетом широкой распространенности в последние годы в России незарегистрированных браков и высоких показателей внебрачной рождаемости для защиты интересов беременных женщин или женщин, ухаживающих за ребенком в возрасте до трех лет, состоящих в фактических брачных отношениях с отцом ребенка, предлагается скорректировать положения СК РФ. В этой связи целесообразно предусмотреть обязанность лица, с которым мать ребенка состоит в незарегистрированном браке, предоставлять содержание матери его внебрачного ребенка в течение шести недель до рождения ребенка и восьми недель после его рождения, а также принимать участие в расходах, связанных с беременностью и родами.

Кроме того, полагаем возможным учесть опыт многих зарубежных государств в части установления размера алиментов, взыскиваемых на содержание ребенка. В ряде развитых государств этот размер напрямую зависит от возраста ребенка, так как бесспорно, что по мере взросления ребенка расходы на его содержание и образование постоянно возрастают. В Германии, например, суммы выплат зависят от возрастной группы ребенка: от рождения до 5-ти лет включительно; с 6 до 11 лет; с 12 до 17 лет [2, с. 504]; в Швеции ежемесячные выплаты на содержание ребенка выражаются в пропорции к стандартной месячной сумме: 1) дети до 6 лет — 65% такой суммы; 2) дети от 7 до 12 лет — 80%; 3) дети от 13 и более лет — 95% [6].

Для наиболее полного обеспечения имущественных потребностей ребенка, возрастающих по мере его взросления, представляется целесообразным разработать соответствующий механизм и в семейном законодательстве России, ориентируясь на те возрастные критерии, которые предусмотрены в ст. 28 ГК РФ (до 6 лет; с 6 до 14 лет; с 14 до 18 лет).

В целях защиты прав и интересов детей наследодателя предлагаем внести изменения в п. 2 ст. 1112 ГК РФ, установив, что «задолженность по алиментам, образовавшаяся при жизни наследодателя и не погашенная им к моменту открытия наследства, не является неразрывно связанной с личностью наследодателя. Такая задолженность является долгом наследодателя, а потому обязанность по ее уплате переходит к наследнику должника в порядке, предусмотренном ст. 1174 настоящего Кодекса». Предложение о законодательном закреплении данной нормы направлено на повышение уровня обеспечения интересов детей, родители которых при жизни не исполняли (или ненадлежащим образом исполняли) свои обязанности по содержанию детей. Кроме того, данная норма направлена на обеспечение справедливости в вопросах распределения наследственной массы наследодателя и приоритетности защиты интересов несовершеннолетних детей.

Подводя итоги, отметим, что одним из важных принципов любой отрасли права должно быть построение общественных отношений на основе добросовестного поведения его участников. В частности, данный принцип имеет существенное значение в гражданском, предпринимательском, жилищном и в целом ряде других отраслей права. Однако, в семейных правоотношениях добросовестность поведения сторон имеет еще более важное значение, особенно в части вопросов содержания несовершеннолетних детей. Сущность данного принципа состоит в обеспечении постоянной поддержки и заботе о детях, проживающих в семье, а в случае ее распада — в предоставлении алиментов на содержание детей. Вместе с тем, проблема недобросовестного отношения к исполнению своих обязанностей, прежде всего, обязанности по содержанию несовершеннолетних детей, в последние годы приобрела особую актуальность.

Следует отметить, что за недобросовестное поведение участников семейно-правовых отношений предусмотрена ответственность, которая выражается в санкциях норм не только семейного, но и гражданского, административного и уголовного законодательства. В этой связи для обеспечения приоритетности данного принципа в семейных правоотношениях полагаем целесообразным внести изменения в ч. 1 ст. 7 СК РФ, дополнив ее абзацем 3 следующего содержания: «При установлении, осуществлении и защите семейных прав и исполнении семейных обязанностей участники семейно-правовых отношений должны действовать добросовестно». По нашему мнению, закрепление среди основных начал семейно-правового регулирования принципа добросовестности имеет важное значение как в нравственном, так и в юридическом аспектах, свидетельствует об особой роли данного принципа в семейных правоотношениях по сравнению с другими правоотношениями. Кроме того, полагаем, что наличие в семейном законодательстве данного принципа будет способствовать повышению уровня охраны и защиты прав и интересов субъектов семейных правоотношений, особенно несовершеннолетних детей.

Считаем, что реализация в современном российском законодательстве изложенных предложений позволит существенным образом изменить ситуацию с предоставлением содержания несовершеннолетним детям и обеспечить права российских детей на уровне международных стандартов.

 

Список литературы

 

1. Ведомственная статистическая отчетность Федеральной службы судебных приставов. URL: http: //fssprus.ru/

2. Гражданско-процессуальное уложение Германии: вводный закон к Гражданско-процессуальному уложению / пер. с нем. В. Бергман. — М., 2006.

3. Кодификация российского частного права / под ред. Д.А. Медведева. — М., 2008.

4. Матвиенко предлагает создать государственный алиментный фонд. URL: http://news.mail.ru/ politics/10256168/

5. Международное частное право: сб. документов / сост. К.А. Бекяшев, А.Г. Ходаков. — М., 1997.

 

6. Sidan Kan Inte Hittas. URL: http://www.forsakringskassan.se/sprak/ryska/!up/p/bl/04_

Чтобы получить короткую ссылку на этот материал, скопируйте ее в адресной строке браузера и нажмите на кнопку: