УДК 347.155.5 

Страницы в журнале: 87-90

 

О.В. КИРИЧЕНКО,

кандидат юридических наук, доцент кафедры гражданского права и процесса юридического факультета Ульяновского государственного педагогического университета им. И.Н. Ульянова okskir@yandex.ru

 

Исследуется проблема ограничения дееспособности гражданина; особое внимание уделяется основаниям признания гражданина ограниченно дееспособным.

Ключевые слова: дееспособность, ограничение, гражданин, расточительство, законодательство, злоупотребление.

 

The topical issues connected with restriction of capacity of citizens

 

Kirichenko O.

 

The problem of capacity limitations of a citizen with special attention to the foundations of national recognition of limited capacity.

Keywords: capacity, restriction, citizen, waste, legislation, abuse.

 

Становление России как демократического правового государства требует высокого уровня обеспеченности и гарантированности прав и законных интересов граждан, что невозможно без постоянного совершенствования действующего законодательства.

Важным теоретическим и практическим вопросом гражданского права является ограничение дееспособности гражданина. Необходимо констатировать, что любые основания ограничения гражданской дееспособности обусловлены невозможностью и нежеланием такого гражданина адекватно оценивать свои действия. Общество не одобряет и не поддерживает избранные таким гражданином способы осуществления своих имущественных прав. С точки зрения правовых последствий злоупотребление правом со стороны таких граждан нарушает права и законные интересы других лиц, например членов семьи, и в конечном итоге подрывает стабильность гражданских отношений, затрагивая интересы общества в целом. Несмотря на недавнее реформирование гражданского законодательства, существует несколько аспектов данного вопроса, которые нуждаются в конкретизации и дополнении.

Прежде всего, необходим дополнительный пересмотр оснований признания гражданина ограниченно дееспособным. Согласно ст. 30 ГК РФ гражданин, который вследствие злоупотребления спиртными напитками или наркотическими средствами ставит свою семью в тяжелое материальное положение, может быть ограничен судом в дееспособности в порядке, определенном гражданским процессуальным законодательством. Над ним устанавливается попечительство. Такой гражданин вправе самостоятельно совершать только мелкие бытовые сделки. Совершать другие сделки, а также получать заработок, пенсию и иные доходы и распоряжаться ими он может лишь с согласия попечителя.

Действующая редакция ст. 30 ГК РФ является не совсем удачной, так как для ограничения дееспособности гражданина устанавливает наличие лишь двух совокупных условий: злоупотребление спиртными напитками или наркотическими средствами и в связи с этим постановка семьи в тяжелое материальное положение. При этом не учитывается тот факт, что одиноко проживающий гражданин может иметь иждивенца, однако вследствие наличия указанных вредных пристрастий злоупотреблять своими правами. В данном случае в соответствии с действующим законодательством Российской Федерации он не может быть ограничен в дееспособности. Представляется, что более удачно сформулирован п. 2 ст. 36 Гражданского кодекса Украины 2003 года, в соответствии с которым «суд может ограничить гражданскую дееспособность физического лица, если оно злоупотребляет спиртными напитками, наркотическими средствами и тем самым ставит себя и свою семью, а также других лиц, которых оно по закону обязано содержать, в тяжелое материальное положение».

На наш взгляд, в п. 1 ст. 30 ГК РФ необходимо указать дополнительные основания для признания граждан ограниченно дееспособными, такие как расточительство и злоупотребление токсическими веществами.

В последнее время в СМИ получила широкий резонанс проблема «игровой» зависимости, выступающая частным случаем злоупотребления правом. Лица, которые играют в азартные игры, имеют не меньше шансов, чем злоупотребляющие алкоголем и наркотиками, поставить себя и свою семью в тяжелое материальное положение. Таким образом, увлечение азартными играми, влекущее для самого лица и (или) членов его семьи существенные имущественные потери, можно признать расточительством.

Расточительство выступает проявлением эгоистического начала человека в степени, угрожающей финансовому положению как непосредственно его самого, так и связанных с ним лиц.

В Древнем Риме расточитель приравнивался к умалишенному. Законы ХII таблиц указывали, чтобы «умалишенный, и точно так же расточитель, которому запрещено управлением имуществом, находился под попечительством агнатов». Гражданский кодекс Франции 1804 года в статьях 488 и 508 определяет, что попечительство может быть установлено в отношении совершеннолетнего, который вследствие своей расточительности, несдержанности и праздности ставит себя в положение нужды и подрывает осуществление своих семейных обязанностей.

Гражданский закон Латвийской Республики[1] в статьях 365, 1408 предусматривает ограничение дееспособности для лиц, ведущих расточительный образ жизни. Статья 32 Гражданского кодекса Азербайджанской Республики 1999 года указывает в качестве отдельного критерия для ограничения дееспособности чрезмерное увлечение азартными играми, которое в последние годы во многих государствах приобрело характер эпидемии, охватывающей разные возрастные группы и все слои населения.

Целесообразно отметить, что формулировка п. 1 ст. 30 ГК РФ «вследствие злоупотребления спиртными напитками или наркотическими средствами» в настоящее время должна пониматься расширительно. В период принятия ГК РФ эта формулировка отвечала реалиям общественной жизни, так как основная масса заявлений предъявлялась в суды заинтересованными лицами в связи с указанными злоупотреблениями. В условиях современной России критическая ситуация складывается не только с алкоголизмом и наркоманией, но и с токсикоманией. Не случайно 8 января 1998 г. был принят Федеральный закон № 3-ФЗ «О наркотических средствах и психотропных веществах», устанавливающий правовые основы государственной политики в сфере оборота наркотических средств и психотропных веществ в области противодействия их незаконному обороту в целях охраны здоровья граждан, государственной и общественной безопасности. К наркотическим средствам относят вещества, указанные в Перечне наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, подлежащих контролю в Российской Федерации (утв. постановлением Правительства РФ от 30.06.1998 № 681). Что касается токсических веществ, то медицинской наукой они отнесены к психоактивным веществам[2]. Разделение токсических и наркотических средств имеет не столько медицинское, сколько правовое значение, поскольку изготовление, приобретение, хранение и другие незаконные действия с наркотическими средствами караются законом (статьи 228—231 УК РФ), а с токсическими — нет. Таким образом, злоупотребление токсическими веществами также должно рассматриваться в качестве основания ограничения дееспособности граждан.

Учитывая изложенное, можно сделать вывод, что современное гражданское законодательство, в частности, в вопросе ограничения дееспособности граждан нуждается в изменении и дополнении. Признание расточительства и злоупотребления токсическими вещества-

ми основаниями ограничения дееспособности гражданина является необходимой мерой, направленной на обеспечение прав и законных интересов граждан.

Правовые последствия ограничения гражданина судом в дееспособности выражаются в невозможности без согласия попечителя продавать, дарить, завещать, обменивать, покупать имущество, а также совершать другие сделки по распоряжению имуществом, за исключением мелких бытовых, получать заработную плату, пенсию и иные виды доходов (авторский гонорар, вознаграждения за открытия, изобретения, заработок в колхозе, суммы, причитающиеся за выполнение работ по договору подряда, различные пособия и т. п.).

Если гражданин, ограниченный в дееспособности, совершает сделку без согласия попечителя, такая сделка считается оспоримой и может быть признана недействительной судом по иску попечителя (ст. 176 ГК РФ).

Важно отметить, что в ст. 30 ГК РФ не указано, в какой форме должно быть выражено согласие попечителя. Следовательно, оно может быть как устным, так и письменным. В этом и заключается правовой пробел. Согласно ст. 176 ГК РФ сделка по распоряжению имуществом, совершенная без согласия попечителя гражданином, ограниченным в дееспособности вследствие злоупотребления спиртными напитками или наркотическими средствами, может быть признана судом недействительной по иску попечителя. Соответственно, если его согласие было дано в письменной форме, то проблема с оспариванием сделки не возникает, и получается, что ограниченно дееспособный гражданин вышел за пределы его уже ограниченной сделкоспособности. Но, исходя из ст. 30 ГК РФ, согласие попечителя может быть дано и в устной форме. И тогда доказать, что такое согласие было, или, наоборот, не было, очень сложно. Например, гражданин, ограниченный в дееспособности, самостоятельно распорядился своим заработком или принадлежащим ему имуществом и приобрел дорогостоящую вещь либо потратил вырученные от продажи денежные средства на приобретение алкогольной продукции, наркотических средств, что, в свою очередь, существенно сказалось на его материальном положении. В подобной ситуации доказать, что согласия попечителя не было, практически невозможно.

Исходя из вышеизложенного, можно прийти к выводу, что содержащийся в п. 1 ст. 30 ГК РФ существенный пробел может привести к сложности доказывания соответствующих фактов при оспаривании попечителями сделок ограниченно дееспособных граждан.

Статья 37 Гражданского кодекса Украины устанавливает, что физическое лицо, гражданская дееспособность которого ограничена, может самостоятельно совершать лишь мелкие бытовые сделки, а сделки относительно распоряжения имуществом, получения заработка, пенсии, стипендии, других доходов такого лица и распоряжение ими осуществляются опекуном. Опекун может в письменной форме разрешить такому гражданину самостоятельно получать заработок, пенсию, стипендию, другие доходы и распоряжаться ими.

Согласно ст. 367 Гражданского закона Латвийской Республики лицо, ограниченное в дееспособности, отстраняется от управления и распоряжения своим имуществом, и таковое поручается его попечителю или попечителям. В отношении управления имуществом лица, ограниченные в дееспособности, приравниваются к несовершеннолетним, которые управляют своим имуществом, заключают сделки лишь с письменного согласия попечителя, а также в его присутствии (за исключением получения заработка).

В свою очередь считаем целесообразным по аналогии со ст. 26 ГК РФ установить в ст. 30 ГК РФ, что согласие попечителя гражданина, ограниченного в дееспособности, во всех случаях должно иметь письменную форму.

 

Библиография

1 Гражданский закон Латвийской Республики (Latvijas Republikas Civillikums) — гражданский кодекс, принятый в 1937 году (вступил в силу в 1938 году). В 1940 году был отменен, заменен ГК РСФСР. В 1992—1993 гг. постепенно восстановлен в силе (заменив гражданский и семейный кодексы Латвийской ССР).

 

2 Под психоактивным веществом понимается любое химическое вещество, способное при однократном приеме изменять настроение, физическое состояние, самоощущение и восприятие окружающего, поведение либо другие желательные с точки зрения потребителя психофизические эффекты, а при систематическом приеме приводить к психической и физической зависимости. Среди психоактивных веществ выделяют наркотики и токсические средства. См.: Брилл А. Судебная психиатрия: учеб. — М., 1998. URL: http://www.medic-lit.ru/sudebnaya_psihiatriya_lek.php?id=20 (Примеч. ред.)