УДК 347.736:343.535 

Страницы в журнале: 63-66

 

О.М. СВИРИДЕНКО,

кандидат юридических наук, председатель Арбитражного суда г. Москвы

 

Анализируются точки зрения дореволюционных и современных отечественных ученых-юристов на вопрос соотношения понятий «несостоятельность», «банкротство»; содержатся авторские характеристики терминов «несостоятельность» и «банкротство».

Ключевые слова: банкротство, несостоятельность, реабилитационные процедуры.

 

To a question on a parity of concepts «inconsistency», «bankruptcy»

 

Sviridenko O.

 

In article the points of view of pre-revolutionary domestic and modern scientists — lawyers on a question of a parity of concepts «inconsistency», «bankruptcy» are analyzed; author’s characteristics of terms «inconsistency» and «bankruptcy» contain.

Keywords: bankruptcy, an inconsistency, rehabilitation procedures.

 

Законодательное закрепление понятия несостоятельности (банкротства) содержится в ст. 2 Федерального закона от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее — Закон о банкротстве), где говорится, что несостоятельность (банкротство) есть признанная арбитражным судом неспособность должника в полном объеме удовлетворить требования кредиторов по денежным обязательствам и (или) исполнить обязанность по уплате обязательных платежей.

Проведенный нами анализ вопроса соотношения дефиниций «несостоятельность» и «банкротство» показал, что в юридической литературе неоднократно исследовалась проблема взаимосвязанности этих понятий. В истории государства и права России предлагаются различные варианты содержательного наполнения этих терминов.

Известный русский цивилист Г.Ф. Шершеневич под банкротством характеризовал неосторожное или умышленное причинение несостоятельным должником ущерба кредиторам посредством уменьшения или сокрытия имущества. Банкротство является, таким образом, уголовной стороной того гражданского отношения, которое называется несостоятельностью. Оно не представляется необходимым и постоянным спутником последней, но только случайным осложнением[1].

А.Ф. Трайнин определил соотношение понятий «несостоятельность» и «банкротство» следующим образом: «Банкротство — деликт своеобразный: он слагается из двух элементов, из которых один (несостоятельность) — понятие гражданского права, другой (банкротское деяние) — понятие уголовного права. Эта сложность состава банкротства чрезмерно затемняет его юридическую природу»[2]. Из изложенного следует, что А.Ф. Трайнин считал понятие «банкротство» общим по отношению к несостоятельности.

Аналогичную позицию занимал и П.П. Цитович, отмечавший, что «несостоятельность торговца может оказаться банкротством, а сам он — банкротом с видами на тюрьму, если не на лишение всех прав состояния и ссылку»[3].

Таким образом, банкротство в понимании ученых-юристов дореволюционной России представляло собой уголовно-правовую составляющую несостоятельности.

Свою солидарность в понимании этих вопросов выразил и представитель советского периода А.Ф. Клейнман, который считал, что «сама по себе несостоятельность не рассматривается как банкротство, т. е. социально опасное действие, влекущее применение мер социальной защиты, но если в процессе ликвидации выявятся такие моменты в деятельности несостоятельного, которые свидетельствуют о злоупотреблении доверием или обмане со стороны должника с целью получения имущественных выгод, то суд должен будет возбудить против виновного уголовное преследование»[4].

Однако такие современные ученые, как А.Г. Лордкипанидзе, Е.А. Васильев, М.В. Телюкина, М.И. Кулагин, Е.В. Смирнова, не поддерживают точку зрения об отождествлении рассматриваемых дефиниций.

К примеру, Е.А. Васильев, исследуя проблемы банкротства, отмечает, что понятие «банкротство» имеет узкое, строго специальное значение, описывающее частный случай несостоятельности, когда неплатежеспособный должник виновно совершает уголовно наказуемые деяния, наносящие ущерб кредиторам[5].

Полагая, что институт несостоятельности нередко в экономической и юридической литературе смешивают с банкротством, М.И. Кулагин напоминает о строгом юридическом значении банкротства, которое представляет собой лишь одно из возможных последствий, проявлений несостоятельности. При этом банкротство рассматривается как уголовно наказуемое деяние, в то время как несостоятельность считается институтом частного права[6].

Законом о банкротстве в качестве критерия разграничения понятий «несостоятельность» и «банкротство» был закреплен признак неплатежеспособности предприятия[7].

Вопросам соотношения понятий «несостоятельность» и «банкротство» посвящена одна из работ Б.И. Колба, где он излагает свою позицию: «… несостоятельность — признанная арбитражным судом или объявленная должником неспособность в полном объеме удовлетворять требования кредиторов по денежным обязательствам и (или) исполнять обязанность по уплате обязательных платежей, повлекшая применение к должнику процедуры внешнего управления с целью восстановления его платежеспособности. Банкротство — признанная арбитражным судом либо объявленная должником неспособность в полном объеме удовлетворять требования кредиторов по денежным обязательствам и (или) исполнять обязанность по уплате обязательных платежей, повлекшая применение к должнику процедуры конкурсного производства в целях соразмерного удовлетворения требований кредиторов в пределах имеющихся активов должника»[8].

При разграничении рассматриваемых дефиниций Е.А. Васильев считает целесообразным связывать термин «банкротство» с введением конкурсного производства. Под несостоятельностью, по его мнению, следует понимать комплекс правоотношений, возникающих в связи с недостаточностью имущества должника (или невыполнением денежных обязательств) с момента принятия к рассмотрению арбитражным судом заявления о признании должника банкротом и до утверждения соответствующего решения, а также о вынесении определения о прекращении производства по делу о банкротстве. Тогда, по мнению ученого, дефиниции «несостоятельность» и «банкротство» будут соотноситься как характеристики изменения правового статуса должника. То есть пока решением арбитражного суда должник не признан банкротом, комплекс правоотношений между ним, его кредиторами и органами власти остается в рамках несостоятельности, и только после открытия конкурсного производства речь может идти о банкротстве[9].

Таким образом, по мнению Е.А. Васильева, несостоятельность — это неспособность должника, относительно которого арбитражным судом возбуждено и находится на рассмотрении дело о банкротстве, в полном объеме удовлетворить требования кредиторов. Соответственно, банкротство есть признанная арбитражным судом или объявленная должником с письменного согласия всех его кредиторов неспособность должника в полном объеме удовлетворить требования кредиторов и исполнить обязанности по уплате обязательных платежей[10].

Отличие данных понятий Е.А. Васильев видит в том, что первая неспособность должника — рассчитаться с кредиторами — лишь допускается и требует доказательств и в ходе судебного разбирательства может не подтвердиться, а вторая неспособность доказана и поэтому признана судом как истина[11].

Между тем следует отметить, что ряд ученых отождествляют рассматриваемые понятия. Так, П.Д. Баренбойм считает: «Российский законодатель поступил правильно, подкрепив термин “несостоятельность” распространенным и достаточно энергичным термином “банкротство”»[12].

А.Г. Дендиберь полагает, что разграничивать данные понятия необходимо в целях выявления истинной сущности категорий: материальной — несостоятельности, процессуальной — банкротства, но при этом отмечает, что их дифференциация не имеет принципиального практического значения[13].

Таким образом, результаты исследования и обобщения представленных мнений позволяют сделать вывод: единого подхода к определению понятий «несостоятельность» и «банкротство» среди ученых и практиков нет, однако многие авторы склонны считать, что между этими дефинициями существует принципиальная разница, так как понятие «несостоятельность» по своему значению шире банкротства и предшествует ему. Кроме того, использование различных терминов для обозначения по смыслу действующего законодательства одного и того же правового явления порождает определенные противоречия и недопонимания в толковании закона.

Не дает четкого ответа на вопрос о соотношении рассматриваемых понятий и Закон о банкротстве, поскольку по тексту ст. 1 этого закона многократно после слова «несостоятельность» в скобках указывается «банкротство». Начиная со ст. 2 «Основные понятия, используемые в настоящем Федеральном законе», понятие «банкротство» указывается без скобок и становится самостоятельным.

Что же касается множества остальных нормативных подзаконных актов, регулирующих банкротство в России, то следует заметить, что в них эта тема вообще не освещается.

Мы поддерживаем позицию ученых, отождествляющих дефиниции «несостоятельность» и «банкротство», и, учитывая исторический опыт, приходим к выводу о том, что данные понятия аутентифицируются обоснованно, поскольку юридические последствия несостоятельности и банкротства предприятия в смысле возможности стабилизации, восстановления платежеспособности различны.

По нашему мнению, несостоятельность — финансово-экономическое состояние предприятия, при котором в момент возбуждения дела, а также на стадиях процедур наблюдения, финансового оздоровления, внешнего управления у предприятия отсутствует возможность в полном объеме удовлетворить требования кредиторов по денежным обязательствам, в том числе исполнить обязанность по уплате обязательных платежей, однако имеются реальные активы и материальные возможности, а также способность в результате погашения задолженности на стадиях наблюдения, финансового оздоровления или внешнего управления восстановить платежеспособность.

В то же время под банкротством подразумевается финансово-экономическая неспособность предприятия в полном объеме удовлетворить требования кредиторов по денежным обязательствам и исполнить обязанность по уплате обязательных платежей, подтвержденные судебным актом (решением) о введении процедуры конкурсного производства.

Таким образом, банкротство — это степень несостоятельности должника, подтвержденная исполнительными действиями, при которой восстановление возможностей по полному удовлетворению требований кредиторов по денежным обязательствам и исполнение обязанностей по уплате обязательных платежей становится объективно невозможным.

 

Библиография

1 См.: Шершеневич Г.Ф. Курс торгового права. — М., 2000.

2 Трайнин А.Ф. Несостоятельность и банкротство. — СПб., 1913.

3 Цитович П.П. Очерк основных понятий торгового права. — К., 1886.

4 Клейнман А.Ф. О несостоятельности частных лиц по советскому процессуальному праву. — Иркутск, 1929.

5 См.: Васильев Е.А. Правовое регулирование конкурсного производства в капиталистических странах. — М., 1989.

6 См.: Кулагин М.И. Избранные труды. — М., 1997. С. 172.

7 См.: Шатохина К.А. Банкротство предприятий // Безопасность бизнеса. 2006. № 1.

8 Колб Б.И. Состав преступления и понятие банкротства // Законность. 1998. № 1. С. 48—49.

9 См.: Васильев Е.А. Банкротство и несостоятельность: соотношение понятий // Право и жизнь. 2000. № 29.

10 Там же.

11 Там же.

12 Баренбойм П.Д. Правовые основы банкротства. — М., 1995. С. 59.

13 См.: Дендиберь А.Г. Соотношение понятий «несостоятельность» и «банкротство» // RES STUDIOSA: Сб. ст. Вып. 2 / Сост., отв. ред. Н.В. Осколкова. — Архангельск, 2007. С. 302.