УДК 347.9 

Страницы в журнале: 96-100

 

Т.В. СОЛОВЬЕВА,

кандидат юридических наук, доцент кафедры гражданского процесса Саратовской государственной академии права

 

Рассматриваются свойства постановлений Пленума ВС РФ для нижестоящих судов, проводится анализ различных точек зрения, предлагается обоснование обязательного характера данных актов.

Ключевые слова: судебный акт, Верховный суд РФ, постановление, обязательный характер, суд общей юрисдикции.

 

 Towards the binding nature of decree of the Supreme Court's Plenum of the Russian Federation

 

Solovjova T.

 

In given article the author considers nature of decree of the Supreme Court's Plenum of the Russian Federation for courts of general jurisdiction. Having carried out the analysis of the various points of view, own substantiation of a binding character of the given acts is offered.

Keywords: the judicial act, the Supreme Court, the decree, the binding nature, court of general jurisdiction.

 

Говоря о реализации актов Верховного суда Российской Федерации (далее — ВС РФ), хотелось бы остановиться на исследовании характера постановлений Пленума ВС РФ по вопросам судебной практики, адресованных нижестоящим судам.

Если мы обратимся к Закону РСФСР от 08.07.1981 № 976 «О судоустройстве РСФСР»[1]  (далее — Закон о судоустройстве), то заметим, что в соответствии со ст. 56 такие разъяснения ВС РФ обладали характером обязательных, а ВС РФ был уполномочен следить за выполнением судами его руководящих разъяснений. Однако применение Закона о судоустройстве возможно лишь в части, не противоречащей Федеральному конституционному закону от 31.12.1996 № 1-ФКЗ «О судебной системе Российской Федерации» (далее — Закон о судебной системе), п. 5 ст. 19 которого закрепляет, что ВС РФ дает разъяснения по вопросам судебной практики. При этом данная статья не содержит упоминания о характере постановлений ВС РФ.

Мнения ученых относительно характера постановлений Пленума ВС РФ разделились на две группы: одни считают, что данные акты являются рекомендательными, другие — обязательными. Рассмотрим подробнее данные позиции.

Постановления Пленума ВС РФ носят рекомендательный характер. А.И. Рарог считает, что постановлениям Пленума ВС РФ свойственна факультативность, и основывает свое мнение на том, что ни из Конституции РФ, ни из федеральных конституционных законов, ни из федеральных законов не следует, что разъяснения Пленума ВС РФ — это нормативные документы и они обязательны для судебных органов страны[2]. Постановления Пленума ВС РФ по вопросам применения судебной практики являются рекомендациями при рассмотрении и разрешении гражданских дел для нижестоящих судов.

Однако рекомендательный характер предполагает, что предписания, содержащиеся в определенном акте, выступают как предложения и не вызывают юридических последствий[3]. А постановления Пленума ВС РФ всегда издаются с целью ориентирования судей правильно толковать законы, т. е. влекут определенные последствия, например, соблюдение предложенных предписаний. И в случае их неприменения итоговые постановления судов общей юрисдикции подлежат отмене вышестоящими судебными инстанциями (ст. 363, п. 1 ст. 390 ГПК РФ). Налицо несовершенство законодательства.

А.Ф. Черданцев полагает, что правоположения, содержащиеся в постановлениях вышестоящих судов по конкретным делам, формально необязательны, так как исходят от субъектов, не наделенных правом издавать непреложные для всех нижестоящих судов предписания[4]. Данная позиция представляется не совсем точной: несмотря на то что ВС РФ не обладает компетенцией создавать нормы права, в соответствии со ст. 126 Конституции РФ он вправе осуществлять надзор над деятельностью нижестоящих судов и постановления его можно расценивать как результат исполнения надзорной функции. Если Конституция РФ наделила ВС РФ контрольными полномочиями, соответственно, постановления Пленума ВС РФ являются обязательными.

По мнению А.В. Мадьяровой, сами по себе изменения в законодательстве не свидетельствуют о замене обязательности рекомендательностью. Эпитет «руководящие» в отношении разъяснений не следует отождествлять с признаком обязательности, так как семантически это различные понятия. Более того, обязательная юридическая сила ведет к безответственности судей при принятии правовых решений, создает благоприятные условия для злоупотребления ВС РФ своими полномочиями, сводит на нет возможности противостояния незаконным правовым позициям со стороны нижестоящих судов[5]. В словаре С.И. Ожегова указано: «руководящий» — это такой, которым следует руководствоваться, т. е. действовать согласно каким-либо правилам, указаниям, а обязательный — безусловный для исполнения[6]. В целом прилагательные «руководящий» и «обязательный» означают необходимость при осуществлении какой-либо деятельности реализовывать (в различных формах: применение или исполнение) определенные предписания. Что же касается позиции А.В. Мадьяровой относительно возможности злоупотребления полномочиями ВС РФ, то отметим, что принятию постановления Пленума ВС РФ предшествует большая и кропотливая работа по изучению судебной статистики, сбору и обобщению судебной практики судов всех уровней. В обсуждении проекта постановления принимают участие судьи ВС РФ, судов субъектов Российской Федерации, министр юстиции, Генеральный прокурор РФ, члены комитетов Государственной думы и Совета Федерации Федерального собрания РФ, ученые. В этой связи вряд ли можно говорить о злоупотреблении ВС РФ своими полномочиями. Однако нельзя с полной уверенностью исключать возможность существования каких-либо неточностей либо неясностей, противоречий в постановлениях Пленума ВС РФ.

Подводя итог, можно выделить определенные причины, не позволяющие признавать обязательный характер за постановлениями Пленума ВС РФ:

1) отсутствие нормативного предписания, закрепляющего обязательный характер;

2) неимение Пленумом ВС РФ права нормотворчества;

3) отсутствие возможности противостоять незаконным постановлениям Пленума ВС РФ (т. е. их нельзя обжаловать или проверить на соответствие Конституции РФ).

Постановления Пленума ВС РФ являются обязательными. Здесь необходимо оговориться, что мы рассматриваем обязательность, которая по своему содержанию не совпадает с общеобязательностью. Общеобязательность означает непременность выполнения всеми членами общества требований, содержащихся в нормах права[7]. Иными словами, свойство общеобязательности применимо к нормам права, которые действуют в отношении неопределенного круга лиц, а судебная практика имеет ограниченный субъектный состав своего воздействия и прежде всего адресована нижестоящим судам, поэтому применительно к постановлениям Пленума ВС РФ мы будем использовать понятие «обязательность».

Так, по мнению В.В. Демидова, толкование текста ст. 126 Конституции РФ дает основание для вывода о том, что дача ВС РФ разъяснений по вопросам судебной практики является его прямым полномочием и, следовательно, суды должны учитывать эти разъяснения[8].

Далее в подтверждение своей позиции В.В. Демидов приводит постановление Пленума ВС РФ от 29.09.1994 № 6 «О выполнении судами постановления Пленума Верховного суда Российской Федерации от 27 апреля 1993 г. № 3 “О практике судебной проверки законности и обоснованности ареста или продления срока содержания под стражей”», цель которого — не только обратить внимание судов на необходимость правильного толкования законов, но и обязать разрешать дела в точном соответствии с действующим федеральным законодательством, общепризнанными принципами и нормами международного права[9].

А.С. Пиголкин указывает, что право ВС РФ давать обязательные для соответствующих судебных учреждений разъяснения законов исходит из руководящего положения, которое занимает этот институт в судебной системе, из необходимости направлять, обобщать и унифицировать практику правосудия[10]. Думается, ссылка на руководящее положение ВС РФ в настоящее время является неактуальной, поскольку в соответствии с Конституцией РФ суды независимы и подчиняются только закону. Нельзя превозносить правовое положение суда одного уровня над другим.

В.А. Петрушев, утверждая, что постановления Пленума ВС РФ носят обязательный характер, приводит следующие аргументы:

1) разъяснения ВС РФ по вопросам судебной практики имеют, несомненно, официальный характер, что вытекает из правового положения ВС РФ. Официальные же разъяснения не могут быть необязательными;

2) ч. 5 ст. 19 Закона о судебной системе гласит: «Верховный суд Российской Федерации дает разъяснения по вопросам судебной практики». Наделение же полномочием не мыслится без возложения на соответствующих субъектов определенных обязанностей. Ведь без этого полномочие теряет всякий смысл, что тоже свидетельствует в пользу обязательности постановлений Пленума ВС РФ;

3) представляется очевидным, что в тех случаях, когда есть соответствующее разъяснение Пленума ВС РФ, ориентиром при решении вопроса о нарушении или неправильном применении закона будет служить именно это разъяснение. Ведь его игнорирование может привести к отмене принятого решения[11].

О.А. Савельева полагает, что постановления Пленума ВС РФ обязательны для всех без исключения государственных и муниципальных органов, должностных, юридических и физических лиц. В подтверждение своего вывода она указывает на ст. 6 Закона о судебной системе и статьи 56 и 58 Закона о судоустройстве. Кроме того, О.А. Савельева утверждает, что судьи, следователи, другие правоприменительные работники всегда учитывают разъяснения Пленума ВС РФ по вопросам применения норм материального и процессуального права, что способствует правильному исполнению закона и еще раз подтверждает вывод об их обязательности[12].

Л.А. Грось считает, что наделение ВС РФ конституционным правом давать разъяснения по вопросам судебной практики (ст. 126 Конституции РФ), установление особого порядка их подготовки и принятия дает основание для вывода об обязательности их учета при разрешении конкретных гражданских дел с целью обеспечения единообразия в толковании и применении судами норм материального и процессуального права. Иными словами, постановления Пленума ВС РФ являются актами официального, обязательного для конкретных правоприменителей разъяснения правовых норм[13].

По мнению А.В. Осипова, официальное толкование дается уполномоченным на то субъектом — государственным органом, закрепляется в специальном акте и имеет обязательное значение для других субъектов. Такое толкование является юридически значимым и влечет правовые последствия[14].

Названные выше причины признания за постановлениями Пленума ВС РФ свойства обязательности обоснованы и существуют в реальной практике. Нам бы хотелось обратиться к содержанию самих постановлений Пленума ВС РФ, чтобы подчеркнуть их обязательность.

Свойство обязательности постановлений Пленума ВС РФ вытекает и из самого содержания некоторых из них. Например, в постановлении от 11.05.2007 № 24 «О внесении изменения в постановление Пленума Верховного суда Российской Федерации от 29 сентября1994 г. № 7 “О практике рассмотрения судами дел о защите прав потребителей”»[15]  ВС РФ указал, что при удовлетворении судом требований потребителя в связи с нарушением его прав, установленных Законом РФ от 07.02.1992 № 2300-1 «О защите прав потребителей», которые не были удовлетворены в добровольном порядке продавцом (исполнителем, изготовителем, уполномоченной организацией или уполномоченным индивидуальным предпринимателем, импортером), суд взыскивает с ответчика штраф независимо от того, заявлялось ли такое требование. Применив глагол «взыскивает», Пленум ВС РФ исключил у нижестоящих судов право выбора на применение или отказ от применения п. 6 ст. 13 Закона РФ от 07.02.1992 № 2300-1 «О защите прав потребителей» при рассмотрении и разрешении конкретного дела, хотя ранее (постановление Пленума ВС РФ от 29.09.1994 № 7 «О практике рассмотрения судами дел о защите прав потребителей»[16]) взыскание штрафа в указанном случае являлось правом, а не обязанностью суда, и суд, исходя из конкретных обстоятельств дела, мог не взимать штраф либо снижать его размер.

Примером документа, содержащего обязывающие предписания для судов, является постановление Пленума ВС РФ от 26.06.2008 № 13 «О применении норм Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации при рассмотрении и разрешении дел в суде первой инстанции»[17] (далее — Постановление № 13), в п. 5 которого ВС РФ уточнил положения ст. 165 ГПК РФ и обязал председательствующего разъяснять права субъектам гражданского судопроизводства. Также в п. 10 Постановления № 13 Пленум ВС РФ обязывает нижестоящие суды указать в определении об отложении судебного разбирательства мотивы отложения и назначить дату нового заседания с учетом действий, которые должны быть произведены в период отложения; при этом ст. 169 ГПК РФ не содержит подобного обязывающего предписания.

Приведем еще один пример постановления, в котором устанавливается обязанность суда совершить определенное действие. Так, в п. 28 постановления Пленума ВС РФ от 15.06.2010 № 16 «О практике применения судами Закона Российской Федерации “О средствах массовой информации”»[18] устанавливается, что при разрешении дел, касающихся злоупотребления свободой массовой информации, положения ст. 4 Закона РФ от 27.12.1991 № 2124-1 «О средствах массовой информации» необходимо применять в совокупности с иными федеральными законами, регулирующими определенные общественные отношения: от 06.03.2006 № 35-ФЗ «О противодействии терроризму», от 25.07.2002 № 114-ФЗ «О противодействии экстремистской деятельности» и др. Такое указание, на наш взгляд, является прямым вмешательством в деятельность судов, т. е. суд ориентирован на применение конкретных законодательных актов. И далее, в п. 32 указано, что по делам о прекращении деятельности средства массовой информации суд не вправе утвердить мировое соглашение, поскольку по таким делам проверяется законность деятельности редакции средства массовой информации и на решение этого вопроса не могут повлиять те или иные договоренности между обратившимся в суд органом (должностным лицом) и учредителем (соучредителями) средства массовой информации или его редакцией. При этом ст. 39 ГПК РФ устанавливает, что суд не принимает мировое соглашение сторон, если это противоречит закону или нарушает права и законные интересы других лиц. ГПК РФ предоставляет суду право выбора: принимать или отказать в принятии мирового соглашения, — а рассматриваемый документ четко обязывает судей не утверждать мировое соглашение по данной категории дел.

Анализ данных постановлений позволяет прийти к выводу о том, что постановления Пленума ВС РФ обладают свойством обязательности, иначе размещение в них подобных формулировок — «суд обязан», «суд должен» — лишено всякого смысла. В случае отрицания свойства обязательности за предписаниями Пленума ВС РФ необходимо каждое подобное словосочетание облекать в форму законодательно закрепленной нормы, что, в свою очередь, приведет к нагромождению законодательства. Если законодатель отказывается придавать постановлениям Пленума ВС РФ обязательный характер, то необходимо исключить из их содержания обязывающие предписания, которые не оставляют права выбора судам при рассмотрении и разрешении конкретных дел.

Однако в большинстве случаев постановления Пленума ВС РФ содержат рекомендательные предписания. Так, в п. 15 Постановления № 13 закреплено, что при исследовании заключения эксперта суду следует проверять его соответствие вопросам, поставленным перед экспертом, полноту и обоснованность содержащихся в нем выводов. В целях разъяснения или дополнения заключения суд может вызвать эксперта для допроса. Суду следует указать в определении, какие выводы первичной экспертизы вызывают сомнение, сослаться на обстоятельства дела, которые не согласуются с выводами эксперта.

По нашему мнению, постановления Пленума ВС РФ имеют обязательный характер для нижестоящих судов, и для этого есть следующие основания:

1) процедура принятия и реализации. Давать разъяснения по вопросам судебной практики является конституционным правом ВС РФ. Принятию постановления предшествует определенная процедура, регламентированная нормами законов и подзаконных нормативных актов. Постановления Пленума ВС РФ направлены на единообразное применение норм права судами общей юрисдикции; их игнорирование либо неправильное применение влечет отмену судебного решения;

2) форма. Постановления Пленума ВС РФ являются актами-документами официального характера, поскольку в них дается официальное разъяснение норм законодательства;

3) содержание. Практически в каждом постановлении Пленум ВС РФ обязывает (использование словосочетаний «суд обязан», «суд не вправе») нижестоящий суд совершать какое-либо действие, применять определенную норму в установленном порядке при рассмотрении и разрешении конкретного гражданского дела.

Суть постановлений Пленума ВС РФ сводится к выработке единственно верного порядка применения конкретной нормы законодательства. И если этот порядок определен, то он как минимум должен соблюдаться, а как максимум —  применяться, а именно из этого вытекает обязательный характер постановлений Пленума ВС РФ. В таких условиях (закрепление обязательности постановлений Пленума ВС РФ на законодательном уровне) должна существовать гарантия, что постановления Пленума ВС РФ будут абсолютными по содержанию, т. е. соответствовать Конституции РФ.

 

Библиография

1  Ведомости Съезда народных депутатов РСФСР. 1981. № 28. Ст. 976.

2  См.: Рарог А.И. Правовое значение разъяснений Пленума ВС РФ // Государство и право. 2001. № 2. С. 53.

3  См.: Звягинцев М.Н. О необходимости нормативно-правового акта «О системе правовых актов» // Источники права: проблемы создания, систематизации и реализации: Межвуз. сб. ст. / Под ред. В.Я. Музюкина, В.В. Сорокина. — Барнаул, 2007. С. 237—239.

4  См.: Черданцев А.Ф. Правовое регулирование и конкретизация права // Применение советского права: Сб. учен. тр. Вып. 30. — Свердловск, 1974. С. 33—34.

5  См.: Мадьярова А.В. Место и роль разъяснений ВС Российской Федерации в механизме уголовно-правового регулирования: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. — Красноярск, 2001. С. 21.

6  См.: Толковый словарь русского языка С.И. Ожегова // http://www.ozhegov.org/words/29690.shtml (дата обращения: 06.07.2010).

7  См.: Мусаев Н.М. Определение критериев качества нормативных актов // Законотворческая техника современной России: состояние, проблемы, совершенствование: Сб. ст.: В 2 т. / Под ред. проф. В.М. Баранова. — Н. Новгород, 2001. Т. 1. С. 291—298.

8  См.: Демидов В.В. Обязательны ли для судей разъяснения постановлений Пленума ВС РФ // Адвокатские вести. 2004. № 1. С. 3.

9  Там же.

10  См.: Пиголкин А.С. Толкование норм права и правотворчество: проблемы соотношения // Закон: создание и толкование / Под ред. А.С. Пиголкина. — М., 1998. С. 74.

11  См.: Петрушев В.А. Обладают ли разъяснения ВС РФ по вопросам судебной практики обязательной силой // Законы России. 2008. № 3. С. 74—76.

12  См.: Савельева О.А. Судебное толкование в применении уголовного закона // СПС «Гарант».

13  См.: Грось Л.А. О постановлении пленума ВС РФ «О судебном решении» // Арбитражный и гражданский процесс. 2004. № 10. С. 37—43.

14  См.: Теория государства и права. Курс лекций / Под ред. Н.И. Матузова и А.В. Малько. — М., 1997. С. 442.

15  Российская газета. 2007. 23 мая.

16  Там же. 1994. 26 нояб.

17  Там же. 2008. 2 июля.

18  Российская газета. 2010. 15 июня.