УДК 342.413 

Страницы в журнале: 68-72

 

Е.В. БОЖЕНОВА,

аспирант

 

Рассматриваются основы конституционно-правового регулирования деятельности средств массовой информации в Российской Федерации; раскрываются содержание принципов деятельности средств массовой информации, предусмотренных Конституцией РФ, а также их значение на этапе совершенствования законодательства о средствах массовой информации, обусловленного развитием цифровых технологий.

Ключевые слова: Конституция Российской Федерации, средства массовой информации, деятельность, свобода мысли и слова, цензура.

 

Constitutionally-legal regulation of activity of mass-media in Russia

 

Bozhenova E.

 

Bases of constitutionally-legal regulation of activity of mass media in the Russian Federation are considered; the maintenance of principles of activity of the mass media provided by the Constitution of the Russian Federation, and also their value at a stage of perfection of the legislation on the mass media, caused by development of digital technologies reveals.

Keywords: the Constitution of the Russian Federation, mass media, activity, thought and word freedom, censorship.

 

Развитие информационных технологий в настоящее время определяет новые возможности для общества в части совершенствования процесса передачи информации как от индивида к индивиду, так и через средства массовой информации (СМИ) всем заинтересованным потребителям.

В частности, влияние Интернета на общественные отношения усиливается с каждым днем. И речь идет не только о возможной замене бумажных СМИ на электронные, но и о необходимости обеспечения и соблюдения конституционных прав граждан в рамках деятельности средств массовой информации независимо от типа носителя.

Известно, что правовое регулирование любой сферы общественных отношений зависит от актуальности и качества нормативных правовых актов, регулирующих ту или иную область жизни социума.

Рассмотрим, актуальны ли положения Конституции РФ, регулирующие деятельность СМИ.

Необходимо отметить, что в Конституции РФ понятие СМИ не дается. Законом РФ от 27.12.1991 № 2124-1 «О средствах массовой информации» (далее — Закон № 2124-1) СМИ характеризуется как периодическое печатное издание, радио-, теле-, видеопрограмма, кинохроникальная программа, иная форма периодического распространения массовой информации. Закон № 2124-1 занимает ключевое место в регулировании деятельности СМИ, поскольку регламентирует правовое положение учредителей, редакций, журналистов, дает определение основных понятий в сфере масс-медиа, описывает права и обязанности журналистов, закладывает основы свободы массовой информации, устанавливает недопустимость цензуры[1].

Конституционно-правовое упорядочение деятельности средств массовой информации в России основывается на нормах ст. 29 Конституции РФ. Само же понятие свободы массовой информации в статье не определено, но оно логически вытекает из содержания ст. 29 Конституции РФ.

Отправной точкой раскрытия конституционных принципов деятельности СМИ в России является ч. 1 ст. 29 Конституции РФ, согласно которой каждому гарантируется свобода мысли и слова.

Следует согласиться с позицией И.А. Конюховой, отмечающей, что мысль как результат и продукт мышления отражает познание человеком окружающего мира и самого себя в этом мире, что воплощается в определенных представлениях, взглядах, мнениях, убеждениях. Свобода мысли характеризует духовную свободу человека, его внутренний мир, который сам по себе не может быть предметом правового регулирования. Вместе с тем мышление, мысль лежат в основе любой деятельности человека, обусловливают его социальную активность, взаимоотношения с другими людьми, обществом, государством, т. е. выражаются вовне. Формой мысли является ее языковое, словесное выражение (устное или письменное), другие знаковые системы общения, например, художественные формы. Гарантирование Конституцией РФ каждому свободы мысли означает с точки зрения правовых требований невмешательство государства в процесс формирования и выражения собственных мнений и убеждений человека, защиту его от любого иного вмешательства, недопустимость какого-либо идеологического диктата, насилия или контроля над личностью[2].

Как справедливо отмечает Г.Д. Садовникова, гарантии свободы мысли заключаются в защите человека от ограничения возможности мыслить свободно и независимо. Для защиты свободы мысли как результата функционирования головного мозга человека российское законодательство предусматривает различные запреты воздействия на мозг и сознание медикаментозными и иными препаратами, незаконными экспериментами. Такие ограничения содержит, в частности, Закон РФ от 02.07.1992 № 3185-1 «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании». Закон № 2124-1 запрещает использование технических средств (электронно-лучевых и электромагнитных) для воздействия на мозг человека[3].

В свою очередь свобода слова представляет собой возможность индивида устно или письменно выражать свое мнение и гарантируется государством.

Право свободно выражать свое мнение, как это формулируется в международных правовых актах, включает свободу придерживаться своего мнения и свободу искать, получать и распространять информацию и идеи любыми средствами без какого-либо вмешательства со стороны публичных властей и независимо от государственных границ (ст. 19 Всеобщей декларации прав человека 1948 года, ст. 19 Международного пакта о гражданских и политических правах 1966 года, ст. 10 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод 1950 года). Свобода выражения мнения лежит в основе многих других прав и свобод, прежде всего таких, как права на участие в выборах, на петицию, на образование; свободы совести, творчества[4].

Таким образом, возможность самостоятельно мыслить и выражать свое мнение является ключевой конституционной гарантией, обеспечивающей полноценную деятельность СМИ в Российской Федерации.

Полагаем, что именно свобода мысли и слова является фундаментом реализации важнейшего конституционного принципа свободы массовой информации (ч. 5 ст. 29 Конституции РФ).

Содержание данного принципа подробно раскрывается в ст. 1 Закона № 2124-1, которая указывает, что свобода массовой информации включает:

— свободу деятельностной стороны СМИ (поиск, получение, производство и распространение массовой информации);

— свободу организационной стороны СМИ (учреждение средств массовой информации, владение, пользование и распоряжение ими);

— свободу технической стороны СМИ (изготовление, приобретение, хранение и эксплуатация технических устройств и оборудования, сырья и материалов, предназначенных для производства и распространения продукции средств массовой информации)[5].

Как справедливо отмечает В.В. Погуляев, свобода информации — основной принцип информационных отношений в современном обществе, провозглашенный Всеобщей декларацией прав человека, Европейской конвенцией о защите прав человека и основных свобод, Международным пактом о гражданских и политических правах, конституциями многих стран мира (Швейцарии, Испании, Республики Беларусь, России и др.)[6].

В.Г. Елизаров под свободой массовой информации понимает «комплекс прав, включающий права свободно искать, получать, передавать, производить и распространять массовую информацию любым законным способом, осуществление которых связано с ограничениями, установленными в соответствии с Конституцией РФ в той мере, в которой это необходимо для защиты прав и законных интересов других лиц, а также в иных конституционно обоснованных целях ограничений»[7].

В свою очередь А.А. Малиновский определяет свободу массовой информации как возможность беспрепятственно (без ограничений) распространять СМИ при помощи специальных технических систем и устройств сведения, адекватно отражающие процессы общественного бытия, предназначенные для неограниченного круга лиц[8].

Таким образом, следуя обозначенным выше определениям, свобода массовой информации является техническим обеспечением свободы мысли и слова посредством профессиональной деятельности специальных субъектов общественных отношений — СМИ.

При этом свобода массовой информации в Российской Федерации, следуя духу конституционного принципа, имеет двоякое значение.

На данное обстоятельство, в частности, обращает внимание Г.А. Марзак, отметивший, что свободу массовой информации, во-первых, следует рассматривать как свободу организаций СМИ от вмешательства со стороны государства и граждан, во-вторых, как индивидуальное право и свободу человека и гражданина на получение и распространение мнений и информации с помощью СМИ[9].

Из данного положения следует один из важнейших принципов деятельности СМИ в России, закрепленный в ч. 5 ст. 29 Конституции РФ, — запрет цензуры.

Однако ни Конституция РФ, ни Закон № 2124-1 не закрепляют термин «цензура». В свою очередь Закон № 2124-1 отмечает, что цензура может выражаться в совершении определенных действий, а именно во вмешательстве в деятельность СМИ посредством требования согласовывать содержание сообщений и материалов до их распространения, а также в возможности наложения запрета на распространение сообщений и материалов или их отдельных частей. Иными словами, цензура может быть как предварительной, так и последующей, или карательной[10].

Для Российской Федерации как правопреемника СССР данный конституционный принцип является не только «глотком демократической свободы», но и отправной точкой развития новой идеологии в обществе, свободной от тотального контроля государства. В этой части Россия пошла по примеру мирового сообщества.

Действительно, в конституциях большинства стран (например, Швейцарии, Германии, Японии) содержится абсолютный запрет цензуры. Однако в законодательстве отдельных зарубежных стран на конституционном уровне вопросы запрета цензуры решены несколько иначе, чем в Конституции РФ. Так, в абзаце первом ст. 21 Конституции Итальянской Республики 1947 года сказано: «Печать не может подлежать разрешению или цензуре»[11]; в ст. 20.1 Конституции Испании 1978 года говорится, что права на свободное выражение мыслей, мнений в устной или письменной форме, распространение информации не могут «ограничиваться никаким видом предварительной цензуры»[12]. Как видно, в указанных конституциях прямо запрещена предварительная цензура[13].

При этом положение о запрете цензуры также закреплено в Законе № 2124-1, ст. 3 которого запрещает цензуру как требование должностных лиц, государственных органов, организаций, учреждений, общественных объединений предварительно согласовывать с ними сообщения и материалы, подготовленные редакциями средств массовой информации (кроме случаев, когда должностное лицо является автором или интервьюируемым).

Как справедливо отмечают В.А. Тимошенко и А.Б. Смушкин, зачастую требования о запрете цензуры пытаются обойти, маскируя цензуру под, например, условия работы аккредитованных журналистов, договоры о политкорректности между СМИ и органами власти. Однако подобные неправомерные ограничения профессиональной самостоятельности редакций СМИ могут рассматриваться фактически как цензура журналистских сообщений и материалов[14].

Несмотря на возможности различного толкования определения цензуры, данного в Законе № 2124-1, Верховный суд РФ в постановлении от 15.06.2010 № 16 «О практике применения судами Закона Российской Федерации “О средствах массовой информации”» дал разъяснение: «Цензурой признается требование от редакции средства массовой информации или от ее представителей (в частности, от главного редактора, его заместителя) со стороны должностных лиц, органов государственной власти, иных государственных органов, органов местного самоуправления, организаций или общественных объединений предварительно согласовывать сообщения и материалы (кроме случаев, когда должностное лицо является автором или интервьюируемым), а равно наложение запрета на распространение сообщений и материалов, их отдельных частей». Верховный суд РФ обратил внимание на то, что не может признаваться цензурой адресованное непосредственно журналисту требование должностного лица предварительно согласовывать исходный текст интервью (расшифровки), взятого у этого лица[15].

Сочетание конституционных принципов свободы мысли и слова, свободы средств массовой информации и запрета цензуры определяет основу деятельности СМИ в Российской Федерации и должно соблюдаться при совершенствовании законодательства, обусловленном современными тенденциями развития цифровых технологий.

Так, в частности, 14 июня 2011 г. Президентом РФ был подписан Федеральный закон № 142-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с совершенствованием правового регулирования в сфере средств массовой информации» (далее — Закон № 142-ФЗ)[16].

Закон № 142-ФЗ отражает основные положения государственной политики в сфере телерадиовещания, закрепленные в:

— Концепции развития телерадиовещания в Российской Федерации на 2008—2015 годы (одобрена распоряжением Правительства РФ от 29.11.2007 № 1700-р)[17];

— Федеральном законе от 27.07.2010 № 221-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон “О связи”» (в части обеспечения распространения обязательных общедоступных телеканалов и радиоканалов)[18];

— Указе Президента РФ от 24.06.2009 № 715 «Об общероссийских обязательных общедоступных телеканалах и радиоканалах»[19].

Закон № 142-ФЗ акцентирован на необходимости законодательного регулирования произошедших за последние десятилетия организационных, технических, экономических изменений в сфере производства и распространения электронных СМИ, а равно перспектив развития рынка телерадиовещания, связанных с переходом к цифровому вещанию.

Закон № 142-ФЗ вводит актуальный на сегодняшний день правовой институт «сетевое издание», применимый для сайтов в Интернете, зарегистрированных в качестве СМИ. Также корректируются признаки СМИ, с тем чтобы к СМИ можно было относить интернет-сайты (признак периодичности распространения дополняется признаком периодичности обновления), при этом Закон № 142-ФЗ сохраняет принцип добровольности регистрации интернет-сайтов в качестве СМИ.

Законодателем дается расширенное определение СМИ, под которым понимается периодическое печатное или электронное издание, в том числе сетевое, телеканал, радиоканал, телепрограмма, радиопрограмма, иная форма распространения массовой информации, имеющая постоянное наименование (название) и установленную периодичность распространения и (или) обновления массовой информации.

Внесенные Законом № 142-ФЗ преобразования в значительной степени направлены на усовершенствование правового регулирования и деятельности СМИ в Российской Федерации с учетом их модернизации, но при этом должны способствовать сохранению конституционного принципа свободы массовой информации.

Однако правоту данного суждения смогут подтвердить только положительные оценки эффективности правоприменительной практики законодательства о СМИ в скором будущем.

 

Библиография

1 См.: Тимошенко В.А., Смушкин А.Б. Комментарий к Закону Российской Федерации от 27 декабря 1991 г. № 2124-1 «О средствах массовой информации» (постатейный) // КонсультантПлюс.

2 См.: Конституция Российской Федерации: Научно-практический комментарий (постатейный) / Под ред. Ю.А. Дмитриева. — М., 2007. С. 74.

3 См.: Садовникова Г.Д. Комментарий к Конституции Российской Федерации (постатейный). — М., 2006. С. 16.

4 См.: Конституция Российской Федерации: Научно-практический комментарий. С. 75.

5 См.: Тимошенко В.А., Смушкин А.Б. Указ. раб.

6 См.: Комментарий к Закону Российской Федерации «О средствах массовой информации» от 27 декабря 1991 г. № 2124-1 (постатейный) / В.А. Вайпан, А.П. Любимов, Е.А. Моргунова и др.; под ред. В.В. Погуляева. — М., 2004. С. 2.

7 Елизаров В.Г. Свобода массовой информации в Российской Федерации: конституционные основы и правовые ограничения: Дис. ... канд. юрид. наук. — М., 2002. С. 25.

8 См.: Малиновский А.А. Свобода массовой информации: теоретико-правовые аспекты: Дис. ... канд. юрид. наук. — М., 1995. С. 45.

9 См.: Марзак Г.А. Свобода массовой информации: конституционное закрепление // Правовые вопросы связи. 2006. № 1. С. 12.

10 См.: Мильчин А.Э. Издательский словарь-справочник. — М., 1998. С. 424.

11 См.: Конституции зарубежных стран / Сост. проф. В.В. Маклаков. 3-е изд., перераб. и доп. — М., 2002. С. 125.

12 Там же. С. 177.

13 См.: Трофимов М.С. Конституционный запрет цензуры и свобода массовой информации // Информационное право. 2010. № 1. С. 25—28.

14 См.: Тимошенко В.А., Смушкин А.Б. Указ. раб.

15 Бюллетень ВС РФ. 2010. № 8.

16 СЗ РФ. 2011. № 25. Ст. 3535.

17 Там же. 2007. № 49. Ст. 6221.

18 Там же. 2010. № 31. Ст. 4190.

 

19 Там же. 2009. № 26. Ст. 3169.