УДК 347.451:366.542

Страницы в журнале: 78-83 

 

А.Ю. ЗАК,

преподаватель кафедры частного права, Российского государственного гуманитарного университета, адвокат Московской областной коллегии адвокатов

 

научный руководитель:

Н.И. КОСЯКОВА,

доктор юридических наук, профессор, зав. кафедрой частного права Российского государственного гуманитарного университета

 

Рассматриваются проблемы правового регулирования продажи товаров дистанционным способом. Законодатель не ввел специального регулирования интернет-торговли, ограничившись общими предписаниями о дистанционной продаже. Действующие нормативные акты в сфере электронной коммерции допускают неоднозначное толкование. В статье предпринимается попытка определения норм, исходя из приоритета прав потребителей.

Ключевые слова: защита прав потребителей, дистанционная торговля, электронная коммерция, продажа товаров дистанционным способом.

 

Infringements of the rights of consumers at inadequate execution of the contract of remote sale on the Internet and ways of their overcoming

 

Zak A.

 

This article is focused on consumer rights in e-commerce in Russia. Russian legislation does not provide special legal regulations for e-commerce, prescribing all norms to distant trade. Actual laws governmental acts concerning e-commerce could be interpreted in different manners. Author improves legal interpretation which is based on the primate of consumer interests.

Keywords: consumer defence, distant trade, e-commerce, sale of goods remotely.

 

Согласно Правилам продажи товаров дистанционным способом (утв. постановлением Правительства РФ от 27.09.2007 № 612; далее — Правила продажи товаров дистанционным способом) под продажей товаров дистанционным способом понимается «продажа товаров по договору розничной купли-продажи, заключаемому на основании ознакомления покупателя с предложенным продавцом описанием товара… способами, исключающими возможность непосредственного ознакомления покупателя с товаром либо образцом товара при заключении такого договора».

В 2008 году объем продаж товаров посредством Интернета впервые превысил объем традиционной торговли по каталогам и составил 1,4% от всего оборота розничной торговли. Очевидна значимость продажи товаров во Всемирной паутине для народного хозяйства. Добавим, что абсолютное большинство интернет-магазинов являются предприятиями малого и среднего бизнеса, развитие которых позволит увеличить долю среднего класса в России, повысит качество жизни, обеспечит рост конкуренции.

Несомненно, процесс создания информационного общества предполагает, что все товары (кроме продуктов питания) будут приобретаться дистанционным способом посредством Интернета. Такая покупка выгодна потребителям — большой выбор, широкие возможности сопоставления товаров; более низкие цены на товары, чем в обычном магазине (за счет экономии на торговых площадях); экономия времени; доставка товаров на дом в удобное время. Особенные перспективы развития дистанционная торговля имеет в нашей стране, ввиду ее огромной территории и низкой плотности населения.

Вместе с тем доля интернет-торговли в России значительно меньше, чем в развитых странах. На наш взгляд, это прежде всего вызвано недоверием потребителей к дистанционной торговле. Законодательное регулирование в этой сфере отстает от темпов развития экономики и, как следствие, предоставляет относительно низкий уровень защиты прав потребителей. Хотя Роспотребнадзор рекомендует своим территориальным органам при проверках первоочередное внимание уделять интернет-магазинам[1], представляется, что достигнуть эффективного правового регулирования без включения в законодательство специальных предписаний о торговле в Интернете невозможно.

С момента принятия ст. 26.1[2] Закона РФ от 07.02.1992 № 2300-1 «О защите прав потребителей» (далее — Закон о защите прав потребителей), посвященной дистанционному способу продажи товаров, соответствующего изменения норм ст. 497 ГК РФ прошло уже несколько лет. Тем не менее не была сформирована достаточная правоприменительная практика. Это объясняется прежде всего тем, что для граждан финансовые, временные и эмоциональные затраты на суд, как правило, превышают потери, которые они понесли в результате нарушения их прав. Определенную роль играет и правовой нигилизм — часто покупатели не знают о своих правах при приобретении товаров через Интернет, а многие владельцы интернет-магазинов грубо и намеренно нарушают закон, полагаясь на то, что несоблюдение правил торговли во Всемирной паутине останется безнаказанным.

Условно гражданские правонарушения, связанные с исполнением продавцом договора дистанционной продажи товаров в Интернете, можно поделить на восемь видов:

1) игнорирование заказа;

2) ложная информация  о наличии товара на складе;

3) увеличение цены товара при подтверждении заказа;

4) сообщение о поставке некомплектного товара по указанной цене;

5) задержка доставки товара;

6) доставка товара в неоговоренное время;

7) доставка товара, отличающегося от заказанного;

8) отказ от возврата товара.

В первом случае заказ, оформленный потребителем, просто игнорируется. Некоторые интернет-магазины временно или окончательно прекращают свою работу, не удалив интернет-сайт; или размещают в каталоге больше товаров, чем есть в наличии, указывая на отсутствующие товары более низкую цену, поскольку стремятся привлечь потребителей; или, вероятно, являются только прикрытием для сбора персональных данных покупателей (потребитель, оформляя заказ,  указывает свои фамилию, имя, отчество, телефон, электронную почту и адрес, а зачастую и иные персональные данные). И хотя в соответствии с п. 3 ч. 1 ст. 6 Федерального закона от 27.07.2006 № 152-ФЗ «О персональных данных» согласия на обработку персональных данных покупателя, если такая обработка связана исключительно с исполнением договора, не требуется, как правило, полученные данные используются для направления потребителю рекламной информации, что требует обязательного наличия согласия.

Если на заказ не было получено своевременного ответа, потребитель приобретет товар у другого продавца. Если товар нужен был срочно, потребитель мог потерять время. Однако отсутствие со стороны продавца какого-либо подтверждения получения заказа исключает возможность предъявления претензий. Гораздо сильнее нарушаются права потребителя, если после отправки заказа он получил по электронной почте сообщение о том, что заказ принят и в ближайшие сутки с покупателем свяжется оператор. Потребитель, получив такое сообщение, воспринимает его как акцепт, а если предложение на сайте было публичной офертой, то в соответствии с п. 2 ст. 437 ГК РФ — как подтверждение получения акцепта, и начинает ждать звонка или письма от менеджера заказа. В этом случае может пройти несколько дней, прежде чем потребитель осознает, что его заказ был проигнорирован. На практике иногда оператор связывается с потребителем через 2—3 недели. Для приобретения товара через Интернет это большой срок: как правило, граждане приобретают в Интернете авиа-, железнодорожные и концертные билеты, электронику, подарки и т. п. — это свыше половины всех покупок. Заказывая, скажем, фотоаппарат перед отпуском, потребитель рассчитывает получить его в течение 1—2 дней. В итоге потребитель несет моральный, а иногда и материальный ущерб. В лучшем случае потребитель вовремя догадается, что его заказ оставлен без внимания, и успеет приобрести товар в другом магазине (тогда он потеряет только разницу в цене); в худшем — потребитель вовсе останется без товара, пострадает морально.

Во втором случае потребитель заказывает товар, отмеченный на сайте как «имеющийся в наличии на складе». После этого ему звонит менеджер по продажам, который сообщает, что указанного товара на складе нет, и предлагает приобрести аналогичный товар по более высокой цене. Потребитель в спонтанном телефонном разговоре зачастую не в состоянии сопоставить цены. Он соглашается на предложение продавца, хотя самостоятельно не приобрел бы этот товар по такой цене. Представляется, что данные действия нарушают не только права потребителя, но и права других интернет-магазинов, которые не используют обманные приемы для привлечения клиентов, и являются актом недобросовестной конкуренции по смыслу п. 9 ст. 4, п. 2 ч. 1 ст. 14 Федерального закона от 26.07.2006 № 135-ФЗ «О защите конкуренции», ч. 2, п. 3 ч. 3 ст. 10bis Парижской конвенции по охране промышленной собственности 1883 года. Кроме того, такие действия являются нарушением Федерального закона от 13.03.2006 № 38-ФЗ «О рекламе» (далее — Закон о рекламе), подпадая под определение недостоверной рекламы. Зачастую покупатель получает сообщение об отсутствии товара по истечении длительного времени после совершения заказа и даже после того, как менеджер назначил дату доставки. В этом случае негативные последствия для потребителя аналогичны ущербу при игнорировании заказа. Значительный вред может быть причинен потребителю при доставке товара по почте наложенным платежом. Если же потребитель заказывает товары, требующие вызова бригады специалистов для монтажа и настройки (сантехника, кухонное оборудование, спутниковая телеантенна), то он может понести значительные материальные убытки.

Третий и четвертый случаи связаны с недобросовестностью продавца. После того как потребитель делает заказ, оператор связывается с ним и сообщает, что товар стоит дороже либо что по цене, указанной в каталоге на сайте продавца, продается некомплектный товар. Данное злоупотребление также во многом рассчитано на психологию потребителя: в спонтанном телефонном разговоре он склонен согласиться приобрести товар по более высокой цене. Столкнувшись с подобной непорядочностью, потребитель опасается, что и в других интернет-магазинах действующая цена отличается от указанной на сайте: в таком случае потребитель только потеряет время.

Особо следует отметить случаи, когда о том, что цена или комплектность товара изменилась, потребитель узнает только при получении товара у курьера или по почте. Такие действия со стороны продавца прямо нарушают пункты 3—4 ч. 3 ст. 5 Закона о рекламе. Представляется, что они также являются актом недобросовестной конкуренции в соответствии с п. 9 ст. 4 Федерального закона от 26.07.2006 № 135-ФЗ «О защите конкуренции», так как противоречат законодательству, обычаям делового оборота, требованиям добропорядочности, разумности и справедливости и причиняют убытки добросовестным конкурентам.

Пожалуй, наиболее распространенным нарушением прав потребителей является пятое — задержка доставки товара. Иногда его трудно отличить от предыдущих: ведь потребителю неизвестно, происходит перенос доставки из-за действительно возникших осложнений или товара у продавца просто нет и он тянет время, ожидая получить товар. В последнем случае расчет продавца прост: если каждый день говорить потребителю, что товар доставят завтра, придумывая новую причину, почему его невозможно доставить, потребитель поймет обман, отменит заказ и обратится в другой магазин только через несколько дней. Есть значительная вероятность, что за это время можно будет подобрать товар.

Близко по существу к предыдущему шестое нарушение — доставка товара в неоговоренное время. Отличие от задержки доставки заключается в том, что товар привозится не позже оговоренного срока, а раньше. На первый взгляд, потребитель заинтересован получить товар как можно быстрее. ГК РФ разрешает доставку товара лицу, не являющемуся предпринимателем, ранее оговоренного срока. Представляется, что по смыслу правовой нормы это относится лишь к тому случаю, когда потребитель постоянно находится в месте доставки (дома, на работе). В противном случае доставку придется отменить. От этого ущерб будет причинен не только магазину и курьеру, но и потребителю, поскольку список доставок у крупных магазинов обычно формируется за несколько дней. Либо потребителю придется срочно перестраивать свой распорядок, брать за свой счет отпуск на работе и т. п.

Седьмое нарушение вызвано не злым умыслом продавца, а ненамеренными сбоями в работе службы доставки. Товар могут перепутать на складе, не обнаружить или отгрузить другой, служба доставки может перепутать адрес — список возможных сбоев достаточно широк.

Пользуется ли потребитель, оказавшийся в вышеперечисленных ситуациях, правовой защитой? Гарантированно — только в случае, если он оплатил заказ заранее. В этом случае в соответствии со ст. 23.1 Закона о защите прав потребителей он вправе потребовать выплаты неустойки в размере 0,5% от суммы предварительной оплаты за каждый день просрочки.

В иных случаях возникает вопрос: каким образом потребитель сможет обосновать свое требование о возмещении причиненного вреда? Если договор считается заключенным, как доказать факт его заключения? А если договор не считается заключенным, являются ли действия продавца достаточным условием для возникновения гражданско-правовой ответственности (не говоря уже о сложностях, связанных с доказыванием вины продавца)?

Следует отметить, что эта проблема вызвана отсутствием в системе российского гражданского права института culpa in contrahendo (преддоговорной ответственности)[3]. Введение института преддоговорной ответственности способствовало бы значительному улучшению правового регулирования, соблюдению принципов справедливости и добропорядочности, однако требует системной реформы гражданского законодательства.

К восьмой группе нарушений относится пренебрежение продавцом своими обязанностями по замене товара ненадлежащего качества, возврату товара, а равно возврату товара надлежащего качества. В соответствии со ст. 18 Закона о защите прав потребителей потребитель вправе требовать замены товара ненадлежащего качества на другой товар той же марки, аналогичный товар другой марки, соразмерного уменьшения покупной цены, безвозмездного устранения недостатков, возврата уплаченной за товар суммы; в любом случае потребитель вправе требовать возмещения ущерба. Согласно ст. 25 Закона о защите прав потребителей потребитель в течение 14 дней вправе требовать заменить непродовольственный товар надлежащего качества, не подошедший потребителю по форме, фасону, расцветке, габаритам, размеру, комплектации и т. п., на подходящий аналогичный товар, а если такого товара нет — отказаться от исполнения договора и требовать возврата уплаченной суммы. Статья 26.1 Закона о защите прав потребителей устанавливает, что в течение 7 дней после доставки товара надлежащего качества, приобретенного дистанционным способом, потребитель вправе немотивированно отказаться от него. Однако зачастую продавец отказывает в замене товара и возврате денег. Хотя данные нарушения характерны для всех категорий недобросовестных продавцов вне зависимости от формы торговли, специфика работы интернет-магазинов создает потребителям дополнительные проблемы. Связаны они прежде всего с затрудненным доступом к продавцу. Если, приобретя товар в обычном магазине, потребитель точно знает, где он находится, а по вывеске и чеку может определить его наименование и основной государственный регистрационный номер, чего достаточно для предъявления иска, составления жалобы в Роспотребнадзор и т. п., то при дистанционной торговле потребитель только получает товар. По нашим исследованиям, 30% интернет-магазинов, зарегистрированных в службе market.yandex.ru, и свыше 40% магазинов, участвующих в торговой системе price.ru, вообще не определяют на своем сайте ни юридический адрес, ни ОГРН, ни полное наименование продавца. Ряд магазинов (еще около 30%) сообщают адрес, однако наименование сайта и продавца, указанного на сайте, и наименование продавца по чеку не совпадает. Зачастую продавцом по чеку является предприниматель без образования юридического лица (отметим, что такую практику для оптимизации налогообложения используют и некоторые стационарные магазины). Иногда один сайт «обслуживается» сразу несколькими операторами.

Все это вызывает правовые трудности. Если претензия потребителя по существу обусловлена той информацией, которая была обозначена на сайте, каким образом он сможет доказать связь между сайтом и продавцом? Может быть и хуже:  интернет-магазин вообще осуществляет свою деятельность нелегально. Потребитель получает поддельный чек или не получает чека, а продавец скрывается. Согласно п. 4 ст. 23 ГК РФ гражданин, осуществляющий незаконную предпринимательскую деятельность, будет отвечать перед потребителем в соответствии с Законом о защите прав потребителей. Однако каким образом установить личность такого продавца?

Представляется, что гражданин может установить личность продавца по данным, содержащимся в реестре Российского НИИ развития общественных сетей (РосНИИРОС)[4]. Однако эта информация, несмотря на то что она указана в реестре в качестве проверенной и подтвержденной, на практике часто отличается от действительной. Свыше половины интернет-магазинов не являются владельцами доменных имен, на которых эти магазины действуют. Другой вариант установления продавца — ходатайствовать в суде о направлении судебного запроса в телекоммуникационную компанию, предоставившую продавцу номер телефона. Однако для этого потребителю вначале придется самостоятельно установить эту компанию. Несомненно, вышеперечисленные действия требуют наличия у потребителя специальных познаний и технических навыков, которыми, к сожалению, среднестатистический потребитель не обладает.

Действующий законодательный механизм нуждается в следующей корректировке для обеспечения более высокого уровня защиты прав потребителей при дистанционной торговле.

Первые семь типов гражданских правонарушений обусловлены правовой неопределенностью момента заключения договора дистанционной продажи. Договор дистанционной продажи, заключаемый в Интернете, является классическим договором между отсутствующими. Еще Р. Иеринг предлагал четыре возможных варианта момента заключения такого договора[5]. Большинство цивилистов, в том числе выдающийся русский юрист Н.О. Нерсесов, склонялись к тому, что договор считается заключенным с момента получения оферентом акцепта[6]. Этот подход был закреплен в большинстве национальных законодательств, в том числе в проекте Гражданского уложения Российской империи 1914 года, откуда перешел и в последующие российские гражданские кодексы, вплоть до п. 1 ст. 433 ГК РФ 1994 года.

Однако правовая трудность заключается в том, что согласно п. 2 ст. 434 ГК РФ электронный акцепт должен быть направлен способом, позволяющим достоверно установить, что документ исходит от стороны по договору. В литературе неоднократно высказывалось мнение[7], что таким способом может быть только подписание документа цифровой подписью в соответствии с Федеральным законом от 10.01.2002 № 1-ФЗ «Об электронной цифровой подписи». Само по себе направление сообщения по Интернету таким способом не является (ведь покупатель может использовать вымышленное имя и фамилию). Однако подобный подход в современных условиях, мягко говоря, странен: он свойствен пандектной системе, которая исключает возможность возникновения обезличенных обязательств.

Представляется, что, выдвигая требование о достоверности создания электронного акцепта стороной по договору, законодатель имел в виду возможность верификации отправителя именно как стороны договора, лица, которое в состоянии обязаться по договору и принять встречное исполнение. Такая позиция подкрепляется духом современного гражданского законодательства, вытекает из анализа Правил продажи товаров дистанционным способом. Согласно п. 18 обязательства продавца по передаче товара и иные обязательства, связанные с передачей товара, возникают с момента получения продавцом соответствующего сообщения покупателя о намерении заключить договор. А норма п. 20 Правил продажи товаров дистанционным способом устанавливает, что договор считается заключенным в том числе с момента получения продавцом сообщения о намерении покупателя приобрести товар. Разработчики Правил продажи товаров дистанционным способом либо осуществляют лингвистическое толкование требования п. 2 ст. 434 ГК РФ о достоверности как относящееся только к иным средствам связи, а не к Интернету (который они относят к электронным средствам связи), либо рассматривают сообщение о намерении приобрести товар, направленное продавцу по каналам электронной связи, в качестве конклюдентного действия, подтверждающего акцепт в смысле п. 3 ст. 438 ГК РФ. Однако указанная правовая норма относит к конклюдентным действиям только действия по исполнению самого договора. Со стороны потребителя таким действием является оплата. Но ст. 23.1 Закона о защите прав потребителей не связывает оплату товара с направлением какого-либо сообщения. Анализ письма Роспотребнадзора от 12.10.2007 позволяет сделать однозначный вывод: Правила продажи товаров дистанционным способом относятся к Интернету в той же степени, как и к заключению договора по телефону или к традиционной продаже по каталогам.

Согласно п. 14 Правил продажи товаров дистанционным способом сообщение о намерении приобрести товар (акцепт) должно содержать фирменное наименование и адрес продавца; фамилию, имя, отчество и адрес покупателя; наименование, количество и цену товара; вид услуги, время ее исполнения и стоимость; обязательства покупателя. При этом не совсем ясно, о каких обязательствах идет речь. Можно предположить, что из сообщения должно следовать намерение потребителя принять товар и уплатить за него оговоренную цену (стоимость), т. е. общая обязанность покупателя по договору купли-продажи в соответствии со ст. 454 ГК РФ. Вероятно, правительство в п. 20 Правил продажи товаров дистанционным способом признало сообщение полноценным акцептом, и такой акцепт может быть произведен и в Интернете[8]. Вместе с тем абсолютное большинство потребительских договоров во Всемирной паутине заключается посредством заполнения готовых форм заказа. Такие формы генерируются автоматически на основании каталожного ассортимента сайта: потребитель выбирает товары и их количество и отправляет их в «корзину», после чего указывает свое имя, контактные данные и сведения для доставки, а при необходимости — оплачивает товар. На наш взгляд, наименование и адрес продавца должны быть указаны на его сайте в соответствии со ст. 8 Закона о рекламе; наименование товара, его характеристики и цена указаны в форме заказа, заполняемой потребителем, и потому не требуется набора их потребителем вручную. Обозначив себя и указав адрес доставки, потребитель в достаточной степени обозначил себя в гражданском обороте, а нажав на кнопку «оформить заказ», он принимает на себя обязательства по договору.

Представляется, что если заказ обрабатывается автоматизированной системой управления интернет-магазином (CMS), покупатель совершил все необходимые действия для получения имеющегося в наличии товара (заполнил бланк заказа), а магазин на своем сайте публикует правила оформления заказа и доставки товара, то возможно применение по аналогии норм

ст. 498 ГК РФ о продаже товаров через автомат, и договор считается заключенным в силу совершения покупателем необходимых действий, а получение автоматического подтверждения от магазина о принятии заказа будет доказательством получения оферентом акцепта[9]. Однако для успешной защиты прав потребителей необходимо внести соответствующие изменения в Правила продажи товаров дистанционным способом, чтобы исключить возникшую двусмысленность и правовую неопределенность.

Что же касается восьмого типа нарушений, то их количество сократится в том случае, если будет принят комплекс мер, исключающий возможность крупномасштабного незаконного предпринимательства в Интернете. Законодательное регулирование в этой сфере весьма условное. Так, Федеральный закон от 28.12.2009 № 381-ФЗ «Об основах государственного регулирования торговой деятельности в Российской Федерации» предусматривает обязанность субъектов Федерации, органов местного самоуправления бесплатно вести торговые реестры, однако не обязывает торговые организации регистрироваться в таких реестрах. Для преодоления недобросовестности и мошенничества со стороны интернет-магазинов необходимо создание системы, которая будет препятствовать «неуловимости» виртуальных продавцов. Это можно сделать посредством следующих мер:

1) необходимо оговорить в Правилах продажи товаров дистанционным способом, что при продаже товаров и услуг через Интернет информацию, которая должна быть предоставлена потребителю в соответствии с законодательством, следует размещать таким образом, чтобы потребитель имел к ней непосредственный доступ и был ознакомлен с ней до оформления заказа. Продавец также обязан прямо и непосредственно до оформления заказа информировать потребителя о правовом статусе предложений, размещенных на сайте (оферта или предложения делать оферты), а также определить момент заключения договора и порядок действий продавца после оформления заказа;

2) контроль над экономической деятельностью интернет-магазинов нецелесообразно передавать государственным органам. Более эффективный надзор обеспечат компании, предоставляющие интернет-магазинам доменные имена и серверы (хостинг-провайдеры). Необходимо введение субсидиарной гражданско-правовой ответственности хостинг-провайдера, предоставившего доменное имя продавцу, нарушившему требования нормативных актов о публикации на сайте обязательной информации (полное наименование, ОГРН, адрес и т. п.), за причиненный покупателю ущерб (в том числе из-за невозможности реализации прав по Закону о защите прав потребителей);

3) абсолютное большинство покупателей находят интернет-магазины через различные «торговые площадки», т. е. сайты, которые предоставляют информацию потребителям о том, в каких интернет-магазинах и по какой цене можно приобрести конкретный товар, ведут их рейтинги и т. п. Необходимо законодательное регулирование деятельности таких торговых систем, в том числе введение субсидиарной ответственности, а возможно и штрафов, в случае если организаторы таких систем не осуществляют проверку соответствия размещенной участниками информации требованиям закона и действительности;

4) в долгосрочной перспективе требуется создание обязательных бесплатных торговых реестров интернет-магазинов (по аналогии с обычными муниципальными торговыми реестрами, введенными Федеральным законом «Об основах государственного регулирования торговой деятельности в Российской Федерации»), в которых будут содержаться актуальные сведения о наименовании, адресе, ОГРН, контактных телефонах и ответственных лицах продавцов.

 

Литература

 

Глотов В.С., Шалатов Д.В. Интернет-технологии и электронная торговля: экономика, право, программное обеспечение. — М., 2006.

Зак А.Ю. Заключение договора через Интернет: что предпринять, пока безмолвствует законодатель? // Вестн. РГГУ. 2008. № 5. С. 275—288.

Зак А.Ю. Законодательство об информационной защите потребителей при приобретении товаров в сети Интернет: Россия и Германия // Концепция развития гражданского законодательства: Сб. межвуз. науч.-практ. конф. — М., 2009. С. 95—100.

Кузьменко А. Защита персональных данных при розничной купле-продаже товаров дистанционным способом // Юрист ВУЗа. 2009. № 11. С. 32—36.

Ордина М.В., Шелепина Е.А. Проблемы защиты прав потребителей при дистанционных способах продажи товаров: Социальные и правовые аспекты // Цивилист. 2007. № 2. С. 68—72.

Ткачев В.Н. Защита прав потребителей в Российской Федерации: Науч.-практ. пособие. — М., 2009.

 

Библиография

1 См., например, письмо Роспотребнадзора от 12.10.2007  № 0100/10281-07-32 «О контроле за соблюдением Правил продажи товаров дистанционным способом» // Документы и комментарии. 2007. № 22.

2 Статья введена Федеральным законом от 21.12.2004 № 171-ФЗ.

3 См.: Гницевич К.В. Преддоговорная ответственность в российском гражданском праве (culpa in contrahendo) // Вестн. ВАС РФ. 2009. № 3. С. 18.

4 www.http://www.ripn.net:8080/nic/whois/

5 См.: Jhering, Rudolf von. Die Jurisprudenz des tаglichen Lebens: Eine Sammlung an Vorfаlle des gewоhnlichen Lebens anknupfender Rechtsfragen: Zum akademischen Gebrauch. 7. Aufl. — Jena, 1889. S. 113.

6 См.: Нерсесов Н.О. Конспективный курс лекций по торговому и вексельному праву. — М., 1896. С. 171.

7 См., например: Дмитрик Н.А. Способы осуществления субъективных гражданских прав и исполнения обязанностей с использованием сети Интернет: Автореф. … канд. юрид. наук. — М., 2007. С. 9, 17—18.

8 См.: Болдырев Ю. Дистанционная продажа товаров строго регламентируется законом и установленными Правительством РФ Правилами // Торговая газета. 2008. 6 февр.

9 Такую позицию высказывал еще в 1974 году О.С. Иоффе (см.: Иоффе О.С. АСУ и заключение договоров поставки // Правоведение. 1974. № 4. С. 36).