УДК 347.736:343.535

Страницы в журнале: 66-70 

 

Н.А. ШМАРГИЛОВА,

соискатель кафедры гражданского, арбитражного процесса и трудового права юридического факультета Кубанского государственного университета

 

Рассмотрены некоторые вопросы, связанные с проблемой банкротства юридического лица. Проанализированы изменения законодательства о банкротстве и практика применения норм закона арбитражными судами.

 Ключевые слова: арбитражный процесс, арбитражный управляющий, несостоятельность, должник.

 

On some changes in the Federal law on Insolvency  (bankruptcy)

 Shmargilova N.

Some issues related to the problem of bankruptcy of a legal entity. The changes in bankruptcy law and practice of application of the law courts of arbitration

Keywords: arbitral process, arbitration insolvency practitioner, bankruptcy, bankruptcy judges, Complaint, the debto, judgement.

 

Одним из нормативных правовых актов, внесших существенные изменения в законодательство о банкротстве, стал Федеральный закон от 30.12.2008 № 306-ФЗ. Все нововведения касались важных вопросов. В первую очередь следует обратить внимание на ст. 5 «Текущие платежи» Федерального закона от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее — Закон). В предыдущей редакции под текущими платежами понимались денежные обязательства и обязательные платежи, возникшие после принятия заявления о признании должника банкротом, а также денежные обязательства и обязательные платежи, срок исполнения которых наступил после введения соответствующей процедуры банкротства. Согласно прежней редакции, чтобы быть отнесенным к текущим платежам, любое денежное обязательство должно возникнуть после вынесения арбитражным судом определения о признании должника банкротом, либо срок исполнения обязательства должен был наступить после введения одной из процедур банкротства.

В новой редакции ст. 5 Закона под текущими платежами понимаются денежные обязательства и обязательные платежи, возникшие после даты принятия заявления о признании должника банкротом. Кроме того, в указанной статье закреплено, что требования кредиторов об оплате поставленных товаров, оказанных услуг и выполненных работ, возникшие после возбуждения производства по делу о банкротстве, являются текущими.

Рассмотрим дело из арбитражной практики — по спору в отношении квалификации платежа в качестве текущего. Между кредитором (банком) и заемщиком (ООО) был заключен кредитный договор. Затем в отношении ООО возбуждено производство по делу о банкротстве, и определением арбитражного суда банк признан конкурсным кредитором должника, включенным в третью очередь реестра требований кредиторов[1]. В дальнейшем банк снова обратился в арбитражный суд с заявлением о включении дополнительно в реестр требования в сумме 42 млн руб., мотивировав это требование ненадлежащим исполнением должником условий кредитного договора, обеспеченного залогом недвижимого имущества, а также возбуждением в отношении ООО производства по делу о банкротстве. Данные требования были признаны обоснованными и включены в третью очередь реестра требований кредиторов должника.

Однако другой конкурсный кредитор должника обжаловал правомерность этого требования, в результате чего арбитражный апелляционный суд отменил указанное требование.

Банк подал кассационную жалобу, в которой просил отменить постановление апелляционного суда. При этом заявитель указал, что в силу п. 1 ст. 807 ГК РФ договор займа считается заключенным с момента передачи денег и других вещей. С этим обстоятельством закон связывает момент возникновения денежного обязательства по кредитному договору. После получения денежных средств у заемщика возникает обязательство возвратить займодавцу полученную сумму займа в срок и в порядке, которые предусмотрены договором займа. Банк посчитал, что с учетом момента возникновения у должника обязательства по кредитному договору заявленные требования в сумме42 млн руб. не являются текущими платежами и подлежат включению в реестр требований кредиторов общества.

Суд оставил кассационную жалобу без удовлетворения по следующим основаниям. Согласно п. 3 постановления Пленума Высшего арбитражного суда РФ от 15.12.2004 № 29 «О некоторых вопросах практики применения Федерального закона „О несостоятельности (банкротстве)”»[2] (далее — Постановление) не подлежат включению в реестр требования кредиторов по текущим платежам, под которыми понимаются денежные обязательства и обязательные платежи, возникшие после принятия заявления о признании должника банкротом, а также денежные обязательства и обязательные платежи, срок исполнения которых наступил после введения соответствующей процедуры банкротства.

Таким образом, для целей квалификации платежа в качестве текущего по законодательству о банкротстве определяющим фактором служит момент возникновения денежного обязательства.

Установив, что требование о досрочной выплате всей суммы кредита банк направил должнику после возбуждения в отношении ООО производства по делу о банкротстве и опубликования в «Российской газете» сообщения о введении процедуры банкротства, в котором банк потребовал возврата платежей, срок исполнения по которым еще не наступил, апелляционный суд правомерно счел требования банка текущими и отказал во включении их в реестр.

Квалифицируя данные платежи как текущие, суд исходил из того, что моментом наступления исполнения обязательств по договору явилось досрочное истребование всей суммы долга. В связи с тем что требование направлено в процедуре наблюдения, в данном случае оно является текущим.

Представляет интерес еще один пример из судебной практики, иллюстрирующий применение судами норм, касающихся текущих платежей. Индивидуальный предприниматель (ИП) обратился в арбитражный суд с иском к должнику (ОАО) о взыскании 500 тыс. руб. задолженности. Решением и оставленным без изменения постановлением апелляционного суда с ОАО в пользу ИП было взыскано 500 тыс. руб. задолженности. Суды исходили из того, что обязательство по оплате поставленного товара, возникшее в период применения в отношении ОАО процедуры наблюдения, относится к текущим платежам и требования по нему рассматриваются вне рамок дела о банкротстве в порядке искового производства.

В кассационной жалобе конкурсный управляющий ОАО просил отменить судебные акты и отказать в иске, полагая, что требование о взыскании задолженности по договору поставки должно рассматриваться в рамках дела о банкротстве и что задолженность ОАО является текущей лишь для стадии наблюдения, а при переходе в конкурсное производство требование должно рассматриваться в деле о банкротстве как требование конкурсного кредитора.

Данная жалоба была оставлена без удовлетворения по следующим основаниям. Заявление о признании ОАО несостоятельным подано и принято судом до заключения договора. Из материалов дела видно, что далее введена процедура наблюдения и лишь затем наступил срок исполнения обязательств, т. е. тот срок, который был указан в договоре поставки как срок, до которого покупатель обязан оплатить товар.

В соответствии со ст. 134 Закона требования кредиторов, возникшие в период после принятия арбитражным судом заявления о признании должника банкротом и до признания должника банкротом, а также требования кредиторов по денежным обязательствам, возникшие в ходе конкурсного производства, являются текущими обязательствами и погашаются вне очереди за счет конкурсной массы.

В пунктах 3 и 45 Постановления разъяснено, что после введения одной из процедур банкротства платежи по исполнению обязательств, возникших до принятия заявления о признании должника банкротом, срок исполнения которых наступил до даты введения следующей процедуры, не являются текущими платежами.

При этом платежи по обязательствам, возникшим после принятия заявления о признании должника банкротом, независимо от смены процедуры банкротства относятся к текущим платежам (как, например, в приведенном кассационном постановлении). Исковые, а также иные требования по таким обязательствам рассматриваются в общем порядке, предусмотренном процессуальным законодательством. Таким образом, кассационная инстанция не нашла нарушений процессуальных норм, влекущих отмену или изменение судебных актов.

Не менее значимы изменения, касающиеся правового положения залоговых кредиторов. В настоящее время залоговые кредиторы голосуют только в стадии наблюдения, а в остальном являются неголосующими, за исключением случаев, когда они в стадии финансового оздоровления и внешнего управления отказываются от реализации предмета залога.

Также Закон дополнен статьей 18.1 «Особенности правового положения кредиторов, требования которых обеспечены залогом имущества должника», нормы которой закрепляют право конкурсного кредитора по обязательствам, обеспеченным залогом имущества должника, обратить взыскание на заложенное имущество в ходе финансового оздоровления и внешнего управления.

Другим значимым моментом является изменение очередности удовлетворения требований кредиторов (абзац пятый п. 4 ст. 134 Закона): теперь требования кредиторов по обязательствам, обеспеченным залогом имущества должника, удовлетворяются за счет стоимости предмета залога и далее в процентном отношении распределяются на погашение требований кредиторов. Согласно прежней редакции требования кредиторов по обязательствам, обеспеченным залогом имущества должника, удовлетворялись за счет стоимости предмета залога преимущественно перед иными кредиторами, за исключением обязательств перед кредиторами первой и второй очереди, права требования по которым возникли до заключения соответствующего договора залога.

Непосредственно порядок распределения денежных средств в процентном отношении, вырученных от реализации заложенного имущества, прописан в пунктах 1 и 2 ст. 138 Закона. Залоговые кредиторы дифференцированы, для них установлена общая норма распределения средств от продажи залога: 70% непосредственно кредитору, 20% от суммы, вырученной от реализации предмета залога, — для погашения требований кредиторов первой и второй очереди; оставшиеся денежные средства — для погашения судебных расходов, вознаграждения арбитражных управляющих и оплаты услуг лиц, привлеченных арбитражным управляющим в целях обеспечения исполнения возложенных на него обязанностей.

Для кредиторов по кредитным договорам (банки и небанковские кредитные организации) из средств, вырученных от реализации предмета залога, 80% направляется на погашение требований конкурсного кредитора по кредитному договору, обеспеченному залогом имущества должника, но не более чем основная сумма задолженности по обеспеченному залогом обязательству и причитающихся процентов. Оставшиеся средства вносятся на специальный банковский счет должника в следующем порядке: 15% от суммы, вырученной от реализации предмета залога, — для погашения требований кредиторов первой и второй очереди, оставшиеся — для погашения судебных расходов.

Судебная практика по данному вопросу выявляет такие процессуальные моменты, как, например, требования залогового кредитора о перечислении на его счет денежных средств, оставшихся от погашения требований кредиторов первой и второй очереди, в то время как залоговый кредитор получил причитающуюся по закону долю от продажи предмета залога. Данные требования не подлежали удовлетворению в связи с тем, что денежные средства, оставшиеся после погашения требований кредиторов первой и второй очереди, резервируются на специальном счете должника[3].

Новшества коснулись также фигуры арбитражного управляющего: изменены правовое положение, предъявляемые требования, размер вознаграждения, порядок осуществления деятельности, урегулированы вопросы ответственности. В новой редакции Закона арбитражный управляющий определен как лицо, осуществляющее профессиональную деятельность в соответствии с законодательством о банкротстве; исключено требование о регистрации в качестве индивидуального предпринимателя; изменены квалификационные требования к арбитражным управляющим, в частности к профессиональному стажу.

Установлен иной порядок утверждения арбитражного управляющего в деле о банкротстве (ст. 45 Закона):

— исключены требования об обязательном представлении трех кандидатур арбитражных управляющих;

— должник и заявитель лишены права заявлять отвод предоставленной кандидатуре арбитражного управляющего;

— предусмотрена возможность замены кандидатуры арбитражного управляющего или саморегулируемой организации (СРО), указанных в заявлении о признании должника банкротом, по ходатайству заявителя до даты направления в заявленную СРО определения арбитражного суда о принятии заявления о признании должника банкротом или протокола собрания кредиторов о выборе кандидатуры арбитражного управляющего;

— предусмотрен порядок утверждения арбитражного управляющего в случае освобождения или отстранения арбитражного управляющего судом от исполнения обязанностей: в этом случае СРО, членом которой является такой арбитражный управляющий, представляет (если кредиторами не принято решение о смене СРО либо о выборе иного арбитражного управляющего) в течение 10 дней с даты его освобождения или отстранения другую кандидатуру;

— предусмотрен порядок утверждения арбитражного управляющего в случае, если СРО в установленный срок не представила в арбитражный суд информацию о соответствии кандидатуры арбитражного управляющего требованиям статей 20 и 20.2 Закона либо саму кандидатуру арбитражного управляющего. В этом случае рассмотрение дела откладывается, а заявитель и иные лица, участвующие в деле о банкротстве, вправе обратиться в арбитражный суд с ходатайством об утверждении арбитражного управляющего из числа членов иной СРО. В случае непредставления кандидатур арбитражных управляющих суд обращается в орган по контролю (надзору), который обязан обеспечить в порядке, установленном регулирующим органом, представление кандидатуры арбитражного управляющего из числа СРО, включенных в единый государственный реестр саморегулируемых организаций арбитражных управляющих. Если в течение 6 месяцев с даты, когда арбитражный управляющий в соответствии с Законом должен быть утвержден, его кандидатура не представлена, арбитражный суд прекращает производство по делу о банкротстве.

В новой редакции Закона предусмотрена иная периодичность представления отчета конкурсного управляющего собранию кредиторов. Пункт 1 ст. 143 «Контроль за деятельностью конкурсного управляющего» звучит следующим образом: «Конкурсный управляющий представляет собранию кредиторов (комитету кредиторов) отчет о своей деятельности, информацию о финансовом состоянии должника и его имуществе на момент открытия конкурсного производства и в ходе конкурсного производства, а также иную информацию не реже чем один раз в три месяца, если собранием кредиторов не установлено иное». В прежней редакции Закона предусматривалось, что подобный отчет конкурсный управляющий должен был представлять не реже чем один раз в месяц, при условии что собранием кредиторов не установлен иной порядок. Проведение собраний кредиторов — процедура, требующая всевозможных затрат, и она должна проводиться именно тогда, когда это наиболее целесообразно, и в первую очередь согласовываться с интересами кредиторов и должника. Установление данного положения направлено на повышение эффективности работы арбитражного управляющего и процедуры банкротства в целом.

Можно констатировать, что новый Закон направлен на поддержание баланса интересов как кредиторов, так и должника. Применение Закона в практике арбитражного судопроизводства позволило усовершенствовать механизмы проведения процедур, применяемых в деле о банкротстве.

 

Библиография

1 См. Архив Арбитражного суда Краснодарского края. Дело № А-32-23896/2008-55/371.

2 Вестн. ВАС РФ. 2005. № 3.

3 См. постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 01.03.2010 по делу № А46-1224/2009 // КонсультантПлюс.