УДК 347.5 

Страницы в журнале: 89-91

 

Е.А. АНЧИШИНА,

аспирант Удмуртского государственного университета

 

Рассматривается проблема пределов применения меры гражданско-правовой ответственности в виде возмещения доходов, извлеченных обогатившимся лицом из неосновательно полученного имущества.  Автор предлагает основные критерии определения объема подлежащих возмещению доходов.

Ключевые слова: доход, возмещение, мера гражданско-правовой ответственности, неосновательно полученное имущество, критерии, обогатившееся лицо.

 

Аmount of reimbursement proceeds from the use of the property in unjust enrichment obligations

 

This article considers the problem of limits of such measure of civil liability as reimbursement of proceeds derived by the enriched person from unjustly received property. The author suggests basic criteria for the determination of the amount of proceeds subject to reimbursement.

Keywords: рroceeds, reimbursement, measure of civil liability, unjustly received property, criteria, enriched person.

 

Согласно ст. 1102 Гражданского кодекса РФ лицо, которое без установленных законом, иными правовыми актами или сделкой оснований приобрело или сберегло имущество (приобретатель) за счет другого лица (потерпевшего), обязано возвратить последнему такое имущество (неосновательное обогащение).

Если обогатившийся данную обязанность не исполнил немедленно после того, как узнал или должен был узнать о неосновательности обогащения, потерпевший вправе требовать применения предусмотренной главой 60 ГК РФ меры гражданско-правовой ответственности в виде взыскания доходов, извлеченных из неосновательно приобретенного (сбереженного) имущества.

Так, согласно п. 1 ст. 1107 ГК РФ лицо, которое неосновательно получило или сберегло имущество, обязано возвратить или возместить потерпевшему все доходы, которые оно извлекло или должно было извлечь из этого имущества с того времени, когда узнало или должно было узнать о неосновательности обогащения.

В юридической литературе нет единой точки зрения на объем подлежащих возмещению доходов.

Одни ученые считают, что потерпевший вправе требовать возмещения лишь тех доходов, которые он сам в условиях нормального делового оборота и при сравнимых обстоятельствах мог бы реально получить путем использования такого же количества вещей того же рода. Иные доходы (в частности, извлеченные из имущества в результате расчетливой предпринимательской деятельности) должны оставаться у обогатившегося лица[1].

А.В. Климович, наоборот, утверждает, что доходы, реально полученные приобретателем от имущества потерпевшего, подлежат взысканию в полном объеме. При определении размера доходов, которые обогатившееся лицо не получило, но должно было получить, необходимо учитывать степень доходности имущества и реальные возможности приобретателя воспользоваться этой доходностью[2].

Анализ п. 1 ст. 1107 ГК РФ позволяет признать последнюю точку зрения наиболее правильной. Следует обратить внимание на то, что у обогатившегося лица не может возникнуть право собственности на доходы, которые он в результате своей предпринимательской деятельности извлек из неосновательно полученного имущества с момента, когда узнал о неосновательности обогащения. Так, в силу ст. 136 ГК РФ поступления, полученные в результате использования имущества (плоды, продукция, доходы), принадлежат лицу, использующему это имущество на законном основании, если иное не предусмотрено законом, иными правовыми актами или договором об использовании этого имущества. В рассматриваемом случае правовое основание пользования имуществом у приобретателя отсутствует, какого-либо исключения, касающегося возникновения у него прав на доходы от пользования данным имуществом, законом не предусмотрено.

В то же время потерпевший, истребуя от обогатившегося лица неосновательно полученное имущество со всеми извлеченными из него доходами, может получить определенную выгоду.

В связи с этим при взыскании суммы доходов в порядке п. 1 ст. 1107 ГК РФ важно соблюсти баланс интересов потерпевшего и приобретателя так, чтобы у потерпевшего не возникло возможности неосновательного обогащения и вместо с тем его имущественное положение было восстановлено в полном объеме. Поэтому, если потерпевший не докажет факт получения приобретателем доходов от использования неосновательно приобретенного имущества или наличие возможности извлечения таких доходов и их размер, доходы возмещению не подлежат.

Приведем пример. Организация обратилась в суд с иском к предприятию о взыскании доходов, которые последнее должно было извлечь из вертолетов, переданных по договору аренды, ничтожность которого была подтверждена судом, за все время пользования на основании ст. 167 и п. 1 ст. 1107 ГК РФ. Как следовало из материалов дела, техника не могла быть использована, поскольку ответчику не были переданы документы, без которых воздушные суда к эксплуатации не допускаются (свидетельство о регистрации, удостоверение о годности к полету).

Истец не представил документы, подтверждающие факт использования вертолетов ответчиком и получение им доходов от их использования. В связи с этим отсутствовали основания для применения норм о неосновательном обогащении.

Учитывая изложенное, суд в удовлетворении заявленного требования отказал[3].

Требование потерпевшего о взыскании доходов может быть оставлено судом без удовлетворения и в том случае, если приобретатель докажет необоснованную выгоду потерпевшего при получении доходов с имущества, в частности  при наличии вины потерпевшего, выраженной в воспрепятствовании своевременному исполнению обязанности обогатившегося лица по возврату имущества.

Вопрос, касающийся объема возмещения доходов, возникает и тогда, когда неосновательным обогащением являются деньги (как в наличной, так и в безналичной форме).

В силу п. 2 ст. 1107 ГК РФ на сумму неосновательного денежного обогащения подлежат начислению проценты за пользование чужими средствами с того времени, когда приобретатель узнал или должен был узнать о неосновательности получения или сбережения денежных средств.

Согласно п. 1 ст. 395 ГК РФ за пользование чужими денежными средствами вследствие их неосновательного получения или сбережения за счет другого лица подлежат уплате проценты на сумму этих средств. Размер процентов определяется существующей в месте жительства кредитора, а если кредитором является юридическое лицо, в месте его нахождения учетной ставкой банковского процента на день исполнения денежного обязательства или его соответствующей части. При взыскании долга в судебном порядке суд может удовлетворить требование кредитора, исходя из учетной ставки банковского процента на день предъявления иска или на день вынесения решения. Эти правила применяются, если иной размер процентов не установлен законом или договором.

В настоящее время в отношениях между организациями и гражданами Российской Федерации применяются проценты в размере единой учетной ставки Центрального банка РФ по кредитным ресурсам, предоставляемым коммерческим банкам (ставка рефинансирования)[4].

Буквальное толкование нормы п. 2 ст. 1107 ГК РФ позволяет прийти к выводу о том, что размер процентов в любом случае будет определяться ставкой рефинансирования, даже если реально приобретатель получит большие доходы, выгодно вложив неосновательно полученные деньги. Однако следует учитывать, что обогатившемуся лицу может быть выгодно удерживать у себя неосновательно приобретенное (сбереженное) имущество до тех пор, пока получаемая им прибыль будет превышать ту сумму, которая подлежит возврату. В связи с этим М.В. Телюкина предлагает изменить правило п. 2 ст. 1107 ГК РФ так, чтобы процент взыскивался по ст. 395 ГК РФ только в том случае, если не доказан иной размер полученных доходов[5].

А.В. Климович, ориентируясь на вытекающее из общих принципов гражданского права положение о невозможности одновременного применения двух мер ответственности за одно правонарушение и на право потерпевшего самому избрать выгодный для него способ защиты, считает, что потерпевший вправе требовать взыскания либо доходов, либо процентов. В то же время ученый обращает внимание на то, что в силу п. 2 ст. 395 ГК РФ, если убытки потерпевшего, причиненные неосновательным получением (сбережением) денежных средств, превышают сумму процентов, причитающуюся ему на основании п. 1 ст. 395 ГК РФ, он вправе требовать от обогатившегося лица их возмещения[6]. Аналогичной позиции придерживается А.Б. Ипатов[7].

На наш взгляд, в случае, когда приобретатель получает доход от пользования денежными средствами потерпевшего больше установленного законом размера процентов, такой доход подлежит возмещению в порядке п. 1 ст. 1107 ГК РФ. Применение п. 2 ст. 395 ГК РФ в данной ситуации недопустимо, поскольку доходы, извлеченные из неосновательно полученного имущества, не являются убытками потерпевшего. Указанные правовые категории следует разграничивать.

Так, в силу п. 2 ст. 15 ГК РФ под убытками понимаются реальный ущерб и упущенная выгода. Упущенная выгода представляет собой доходы, которые лицо, чье право нарушено, получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено. То есть имеются в виду неполученные доходы кредитора, подлежащие взысканию за весь период нарушения субъективного гражданского права. При извлечении доходов из неосновательно полученного имущества учитываются те доходы, которые извлекло или должно было извлечь обогатившееся лицо (должник). Период взыскания доходов исчисляется с момента, когда должник узнал или должен был узнать о неосновательности обогащения.

С учетом изложенного действие общего правила п. 2 ст. 395 ГК РФ об ответственности за неисполнение денежного обязательства невозможно распространить на случай извлечения доходов из неосновательного денежного обогащения и следует применять специальное положение п. 1 ст. 1107 ГК РФ о возмещении потерпевшему доходов в обязательствах вследствие неосновательного обогащения. При этом бремя доказывания извлечения приобретателем доходов и того, что их размер превышает сумму процентов, исчисленных по правилам ст. 395 ГК РФ, лежит на потерпевшем. Недоказанность данных фактов является достаточным основанием для отказа в удовлетворении требования о взыскании доходов. Кроме того, следует учитывать, что потерпевший в целях извлечения выгоды может препятствовать исполнению обогатившимся лицом обязательства по возврату. Если это будет доказано приобретателем, доходы также не подлежат взысканию.

Учитывая все сказанное, полагаем, что объем возмещения по кондикционному обязательству зависит прежде всего от момента возврата неосновательного обогащения (компенсации его стоимости) приобретателем. Если это действие совершается обогатившимся лицом в тот момент, когда оно узнало о неосновательности обогащения, то, хотя приобретение (сбережение) имущества и произошло без правового основания, обогатившееся лицо считается невиновным. Соответственно, возмещение в таком случае производится только в объеме неосновательно полученного имущества. Однако дальнейшее удержание приобретателем неосновательного обогащения является противоправным виновным деянием и влечет за собой применение меры гражданско-правовой ответственности в виде взыскания доходов.

Обогатившееся лицо обязано возвратить или возместить потерпевшему все доходы, которые оно извлекло или должно было извлечь из неосновательного обогащения, с учетом реальных возможностей такого лица и степени доходности имущества. В противном случае приобретателю может быть выгодно удерживать неосновательно приобретенное (сбереженное) имущество и извлекать из него доходы в течение всего времени, пока получаемая им прибыль будет превышать сумму, которая подлежит возврату. В то же время следует учитывать, что несвоевременное исполнение приобретателем обязанности по возврату неосновательно полученного имущества (возмещению его стоимости) может быть следствием виновных действий потерпевшего. В этом случае доходы возмещению не подлежат.

 

Библиография

1 См.: Гранат М.А. Неосновательное обогащение в гражданском праве России: Дис. … канд. юрид. наук. — Казань, 2005. С. 146 (http://www.diss.rsl.ru /01002802905.pdf); Гусев О.Б. Правовые проблемы ответственности, вытекающие из неосновательного обогащения // Юрист. 1999. № 10. С. 62—63.

2 См.: Климович А.В. Кондикционные обязательства в гражданском праве: Дис. … канд. юрид. наук. — Иркутск, 2002. С. 166—167 (http://www.diss.rsl.ru/01002979436.pdf).

3 См. п. 8 информационного письма Президиума ВАС РФ от 11.01.2000 № 49 «Обзор практики рассмотрения споров, связанных с применением норм о неосновательном обогащении».

4 См. п. 51 постановления Пленума ВС РФ и ВАС РФ от 01.07.1996 № 6/8 «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации».

5 См.: Телюкина М.В. Кондикционные обязательства (теория и практика неосновательного обогащения) // Законодательство. 2002. № 4. С. 10.

6 См.: Климович А.В. Указ. раб. С. 170.

7 См.: Ипатов А.Б. Взыскание процентов за пользование чужими денежными средствами в обязательствах из неосновательного обогащения // Юрист. 2002. № 3. С. 45—49.