УДК 341.4 

Страницы в журнале: 144-148

 

А.О. ДАЛГАТОВА,

кандидат юридических наук, зав. кафедрой государственно-правовых дисциплин  Дагестанского государственного института народного хозяйства dalgatova_aida@mail.ru

 

В статье рассматриваются нормы уголовного законодательства зарубежных стран, предусматривающие ответственность за преступления против интересов службы в коммерческих и иных организациях.

Ключевые слова: уголовное законодательство зарубежных стран, преступления против интересов службы в коммерческих и иных организациях, злоупотребление полномочиями.

 

Features of criminal responsibility for crimes against the interests of the service in the law of foreign countries

 

Dalgatova A.

 

The article considers the norms of criminal legislation of foreign countries providing for responsibility for crimes against the interests of the service to commercial and other organizations.

Keywords: criminal legislation of foreign countries, crimes against the interests of the service to commercial and other organizations, the abuse of power.

 

Происходящие в стране экономические и политические реформы привели к появлению многочисленных коммерческих и иных (некоммерческих) организаций, аппарат которых не участвует в государственном управлении народным хозяйством. В то же время многие служащие аппарата этих организаций наделены управленческими полномочиями в своих структурах и, злоупотребляя данными полномочиями, подчас способны причинить серьезный вред правам и законным интересам граждан, интересам организаций, в которых они работают, или интересам других организаций, а также общественным и государственным интересам, что придает таким деяниям характер общественной опасности. Это обстоятельство обусловило криминализацию деяний, посягающих на наиболее важные интересы деятельности коммерческих и иных (некоммерческих) организаций, и появление в Уголовном кодексе статей о преступлениях против интересов службы.

Для уяснения сущности преступлений против интересов службы в коммерческих и иных организациях необходимо обратиться к опыту ряда зарубежных стран. Благодаря анализу истории развития зарубежного уголовного права, мы можем лучше понять и оценить российское уголовное законодательство. Кроме того, зарубежный опыт противодействия данному виду преступлений показывает способы законодательного разрешения практически аналогичных проблем. В рамках данной статьи рассмотрим, каким образом зарубежное уголовное законодательство решало проблемы противодействия преступлениям, совершаемым в коммерческих и иных организациях.

В этой связи видный французский ученый-юрист Марк Ансель объяснил ценность изучения зарубежного права тем, что оно открывает перед правоведами новые горизонты, позволяет им лучше узнать право своей страны, поскольку специфические черты этого права особенно отчетливо выявляются в сравнении с другими системами, вооружает юристов идеями и аргументами, которые нельзя получить даже при очень хорошем знании только собственного права[1].

Тем самым многие правовые конструкции и их социально-правовая обусловленность в определенной степени могут служить основой для совершенствования российского уголовного закона.

Поскольку преступления против интересов службы названы как формы проявления деловой коррупции[2], считаем необходимым отметить, что коррупция в частном секторе криминализована не во всех зарубежных странах. Законодательство некоторых из них содержит санкции уголовно-правового характера за преступления служащих коммерческих организаций. Другие государства не используют понятия коррупции в частном секторе вовсе и не предусматривают норм об ответственности в сфере коммерческих и иных организаций. Третьи государства криминализируют преступления против интересов службы посредством выделения специальных составов преступлений или установления интересов службы в качестве квалифицирующего признака в составе статьи, предусматривающей уголовную ответственность за указанные преступления.

В первую очередь рассмотрим уголовное законодательство ближнего зарубежья, так как нормы, закрепляющие ответственность за преступления в сфере коммерческих или иных организаций, в этих странах имеют больше общих черт с российскими.

В законодательстве ближнего зарубежья, в частности, Литовской Республике, Латвийской Республике, Грузии, Республике Казахстан, Туркменистане, Республике Таджикистан, уголовная ответственность за преступления против интересов службы в коммерческих и иных организациях выделена отдельно, что соотносимо с уголовным законодательством Российской Федерации.

Так, в Уголовном кодексе Республики Казахстан имеется глава 8 «Преступления против интересов службы в коммерческих и иных организациях», где казахский законодатель, так же как и российский, дифференцировал ответственность за служебные преступления, предусмотрев преступления против интересов службы в коммерческих и иных организациях, субъектами которых являются лица, выполняющие управленческие функции в этих организациях (статьи 228—232), и преступления против интересов государственной службы (статьи 307—316), виновниками которых могут быть только должностные лица государственных органов, органов местного самоуправления, Вооруженных Сил, других войск и воинских формирований Республики Казахстан.

Кроме известных УК РФ преступлений против интересов службы в коммерческих и иных организациях, УК РК предусмотрел уголовную ответственность для лиц, выполняющих управленческие функции в коммерческой и иной организации, за недобросовестное отношение к обязанностям, повлекшее смерть человека или иные тяжкие последствия (ст. 232)[3].

Таким же образом рассматриваемые вопросы решены в уголовных кодексах Грузии, Туркменистана, Киргизской Республики, Таджикистана[4]. Кроме того, перечисленные кодексы имеют идентичную структуру норм, отдельно закрепляющих ответственность в частной и публичной сферах.

Имеется в уголовном законодательстве зарубежных стран и такой подход к охране служебных интересов, при котором интересы службы в государственных органах и органах местного самоуправления, а также в коммерческих и иных организациях нередко охраняются единой группой уголовно-правовых норм и не дифференцированы по субъекту преступления.

В частности, Уголовный кодекс Украины содержит статью 364, устанавливающую уголовную ответственность за злоупотребление властью или должностным положением. В диспозиции статьи перечислены преступления в сфере служебной деятельности: «злоупотребление властью или должностным положением, то есть умышленное, из корыстных побуждений либо иной личной заинтересованности или в интересах третьих лиц, использование должностным лицом власти либо должностного положения вопреки интересам службы, если оно причинило существенный вред охраняемым законом правам, свободам и интересам отдельных граждан или государственным либо общественным интересам, либо интересам юридических лиц».

В данном случае на первый взгляд в диспозиции статьи 364 нет упоминания о лицах, злоупотребляющих полномочиями в коммерческих и иных организациях, однако в примечании к статье дается понятие должностного лица, согласно которому  должностными лицами признаются лица, постоянно или временно осуществляющие функции представителей власти, а также занимающие постоянно либо временно на предприятиях, в учреждениях либо организациях независимо от формы собственности должности, связанные с исполнением организационно-распорядительных либо административно-хозяйственных обязанностей, или выполняющие обязанности по специальному полномочию[5].

Другим ярким представителем этой группы государств выступает Республика Болгария. В главе 8 Особенной части «Преступления против деятельности государственных органов и общественных организаций» Уголовного кодекса Республики Болгария не разделяются понятия должностного лица и лица, выполняющего управленческие функции в коммерческой или иной организации. В статье 282 (1) предусмотрено, что должностные лица, не исполнившие своих служебных обязанностей или превысившие права с целью приобрести для себя или других лиц имущественные блага или причинить другому лицу вред, если этими действиями создана возможность наступления немаловажных вредных последствий, подлежат уголовной ответственности[6].

Интересным представляется привести пример Германии, в Уголовном кодексе которой не выделяются в отдельную главу или как-то иначе преступления против интересов службы в коммерческих и некоммерческих организациях. В Уголовном кодексе Германии[7] злоупотребления по службе лиц, выполняющих управленческие функции в коммерческих или иных организациях, как правило, подпадают под признаки мошенничества (§ 263), злоупотребления доверием (§ 266) относятся к преступным деяниям против конкуренции (§ 298 ) или квалифицируются как «взяточничество и подкуп в предпринимательской деятельности» (§ 299). По выражению П. Бокельмана, «составы этих преступлений сформулированы настолько широко, что не приходится даже говорить о рамках закона, и суды лишь с трудом пытаются их конкретизировать. Это, разумеется, чревато частыми судебными ошибками»[8].

Так, в соответствии с Законом о борьбе с нарушениями порядка от 24 мая 1968 г. управленческие работники предприятий и фирм несут уголовную ответственность за умышленное или неосторожное деяние, связанное с неосуществлением мер надзора, необходимых для предупреждения нарушений возложенных на них обязанностей. За это преступление предусмотрено лишение свободы или денежный начет.

Необходимо отметить, что согласно УК ФРГ субъектами преступлений против службы в коммерческих и иных организациях могут быть не только лица, выполняющие управленческие функции, но и рядовые служащие данных структурных образований.

Кроме того, Германия, принявшая в 1997 году Закон о борьбе с коррупцией, в дальнейшем криминализировала понятие коррупции в частном секторе, однако так и не была решена проблема четкой дифференциации ответственности за преступления, совершенные лицами, выполняющими управленческие функции в коммерческих и иных организациях, и ответственности за должностные преступления.

Система уголовного права США интересна и многообразна. Законодательство штатов данного государства зачастую не соответствует федеральному, что порождает научные споры и проблемы в правоприменении.

Так, к нормам, предусматривающим ответственность за служебные преступления управленческого персонала коммерческих и иных организаций, ученые-криминологи США относят: взяточничество, мошеннические махинации белых воротничков (в том числе и преступления, совершаемые ими с использованием служебного положения), налоговые преступления, нарушения законодательства в области охраны окружающей среды и некоторые другие[9].

Говоря о взяточничестве, следует отметить, что в американском уголовном законодательстве и в уголовно-правовой доктрине принято различать четыре основные формы этого преступления: 1) собственно взяточничество, представляющее собой посягательство на деятельность публичной администрации; 2) так называемое коммерческое взяточничество; 3) взяточничество, связанное с деятельностью профсоюзов; 4) взяточничество в области спорта[10].

В отличие от взяточничества в сфере публичной администрации, предусмотренного уголовными кодексами всех без исключения штатов и федеральным законодательством, коммерческое взяточничество наказывается только в некоторых штатах. В федеральном законодательстве установлена уголовная ответственность лишь за получение взяток и «вознаграждений» служащими федеральных банков и некоторых других финансовых учреждений за предоставление ссуд, продление кредита и другие операции, благоприятствующие частным лицам, фирмам или корпорациям. Служащие финансовых учреждений, виновные в этих преступлениях, могут быть наказаны лишением свободы на срок до 1 года, а ответственность взяткодателей вообще не предусмотрена.

Кроме того, отметим, что нормы, предусматривающие ответственность за указанные деяния, относятся к должностным преступлениям, хотя они помещены не в разделах о должностных преступлениях, вместе с посягательствами в сфере публичной администрации, а в разделах об имущественных преступлениях[11].

Таким образом, анализируя американское уголовное законодательство, можно заметить, что преступления, совершаемые белыми воротничками, как на уровне штатов, так и на федеральном, не выделяются в качестве самостоятельной группы преступлений.

Между тем в некоторых странах вообще не существует нормы, посвященной служебным преступлениям в коммерческих и иных организациях. Так, Уголовный кодекс Японии 1907 года не содержит нормы о преступлениях против интересов службы[12].

Думается, это связано прежде всего с особенностями японского менталитета, для которого в принципе невозможно действовать вопреки интересам службы, поскольку японцы воспитываются в духе того, что общественные интересы (государства, корпорации и т. д.) всегда выше личных.

Резюмируя рассмотрение основных аспектов правового регулирования борьбы с преступлениями против интересов службы в коммерческих и иных организациях в зарубежных странах, следует отметить, что однозначного подхода в противодействии преступлениям, совершаемым в таких организациях, в зарубежном уголовном законодательстве не сложилось.

 

Библиография

1 См.: Ансель М. Методологические проблемы сравнительного права // Очерки сравнительного права. — М., 1981. С. 38.

2 См.: Коррупция: природа, проявления, противодействие: моногр. / отв. ред. Т.Я. Хабриева. — М., 2012. С. 510.

3 См.: Волженкин Б.В. Новый Уголовный кодекс Республики Казахстан // Правоведение. 1999. № 1. С. 149.

4 См.: Лозовицкая Г.Л. Общий сравнительно-правовой комментарий и сравнительные таблицы уголовных кодексов государств—участников СНГ. — Саратов, 2002. С. 512.

5 Там же. С. 598—599.

6 См.: Уголовный кодекс Республики Болгария / науч. ред. А.И. Лукашова, пер. с болг. Д.В. Милушева, А.И. Лукашова. — СПб., 2001. С. 200—201.

7 Новая редакция УК ФРГ была принята 13 ноября 1988 г. (см.: Уголовное право зарубежных государств: Общая часть: учеб. пособие / под ред. И.Д. Козочкина. — М., 2003. С. 365).

8 Цит. по:  Решетников Ф.М. Буржуазное уголовное право — орудие защиты частной собственности. — М., 1982. С. 61.

9 См.: Дементьева Е.Е. Экономическая преступность и борьба с ней в странах с развитой рыночной экономикой (по материалам США и Германии) // Актуальные вопросы борьбы с преступностью в России и за рубежом. Вып. 5. — М., 1992. С. 5.

10 См.: Weisburd D., Waring Е. White-Collar Crime and Criminal Careers. — N.Y., 1998. P. 34.

11 См., например: Уголовный кодекс штата Нью-Йорк // Уголовное право буржуазных стран: Общая часть: сб. законодательных актов / под ред. А.Н. Игнатова, И.Д. Козочкина. — М., 1994. С. 84.

 

12 См.: Уголовный кодекс Японии / под ред. А.И. Коробеева. — СПб., 2002.