УДК 349.4

Страницы в журнале: 28-35 

Ю.А. УМЕРЕНКО,

кандидат юридических наук, научный сотрудник управления организации научных исследованийМосковской государственной юридической академии им. О.Е. Кутафина Umerenko_Y_A@rosim.ru

 

Рассматривается вопрос о правовом содержании категории «управление» в сфере земельных отношений, являющейся отличительной особенностью публично-правовых образований, в том числе раскрываются сущность данного понятия и его ключевые характеристики.

Ключевые слова: земельный участок, публично-правовое образование, управление, распоряжение, правовое содержание.

 

Legal content of the category of “management” in the sphere of land relations

Umerenko Y.

The article carries material about the question of the legal content of category “management” in the sphere of the ground relations being distinctive feature of public-legal subjects including the essence of this concept and its key characteristics.

Keywords: land plot, public and legal formation, management, order, legal content.

 

Конституция РФ провозглашает, что земля и другие природные ресурсы используются и охраняются в Российской Федерации как основа жизни и деятельности народов, проживающих на соответствующей территории (ч. 1 ст. 9). В части 2 ст. 9 Конституции РФ закреплено, что земля и другие природные ресурсы могут находиться в частной, государственной, муниципальной и иных формах собственности. Объектами земельных отношений согласно ст. 6 Земельного кодекса РФ являются земля как природный объект и природный ресурс, земельные участки, части земельных участков.

Земельные ресурсы характеризуются тремя фундаментальными свойствами, определяющими их ценность. Так, земельные ресурсы являются фактором жизнеобеспечения (частью природной среды, экологической системы), фактором производства (в сельском хозяйстве, строительстве и т. д.), а также объектом гражданского оборота (земельно-имущественных отношений)[1]. В этой связи можно утверждать, что указанные выше нормы Конституции РФ носят фундаментальный характер, так как оказывают непосредственное влияние на всю систему и структуру земельного законодательства и содержание земельных правоотношений.

И.А. Иконицкая выделяет пять основных целей, преследуемых государством при регулировании отношений земельной собственности: 1) предотвращение концентрации крупных земельных участков в руках одного лица, особенно в сфере сельскохозяйственного производства; 2) соединение собственника земельного участка и сельскохозяйственного производителя в одном лице; 3) обеспечение выполнения экологических требований при хозяйственном использовании земли как уникального дара природы; 4) обеспечение целевого использования земельных участков в зависимости от их качественных характеристик, определяемых, в свою очередь, зависимостью от принадлежности земельного участка к той или иной категории; 5) регулирование рынка земли с целью минимизации негативных социально-экономических последствий[2]. Данные цели имеют значимый характер, при этом регулирование земельных отношений необходимо осуществлять с учетом баланса различных форм собственности на землю и оптимального соблюдения частных и публичных интересов. Правовые аспекты регулирования рассматриваемой сферы имеют фундаментальное значение, так как такое регулирование осуществляется главным образом посредством принятия новых нормативных правовых актов и внесения изменений в существующие нормативные правовые акты в целях совершенствования правового регулирования земельных отношений.

В сфере земельных отношений государство выполняет две функции: во-первых, государство является основным регулятором земельных отношений, а во-вторых, государство является участником земельных отношений и собственником земли, осуществляющим функции по управлению и распоряжению земельными участками. При реализации первой функции государство создает возможности для иных публично-правовых образований быть субъектами земельных отношений, которые также в установленных законом пределах могут осуществлять нормативно-правовое регулирование в сфере земельных отношений и быть собственниками земельных участков и соответственно осуществлять непосредственное управление и распоряжение ими.

Согласно п. 1 ст. 5 ЗК РФ участниками земельных отношений являются граждане, юридические лица, Российская Федерация, субъекты Российской Федерации, муниципальные образования. Российская Федерация, субъекты Российской Федерации, муниципальные образования составляют особую группу субъектов земельных отношений — публично-правовые образования, обладающие рядом особенностей, отличающих их от всех иных субъектов земельных отношений и вытекающих из их правовой природы.

В соответствии с ч. 1 ст. 209 ГК РФ собственнику принадлежат права владения, пользования и распоряжения своим имуществом. Согласно ч. 2 ст. 209 ГК РФ собственник вправе по своему усмотрению совершать в отношении принадлежащего ему имущества любые действия, не противоречащие закону и иным правовым актам и не нарушающие права и охраняемые законом интересы других лиц, в том числе отчуждать свое имущество в собственность другим лицам, передавать им, оставаясь собственником, права владения, пользования и распоряжения имуществом, отдавать имущество в залог и обременять его другими способами, распоряжаться им иным образом. Применительно к земельным участкам как особым объектам гражданских прав ч. 3 ст. 209 ГК РФ закрепила, что владение, пользование и распоряжение землей и другими природными ресурсами в той мере, в какой их оборот допускается законом (ст. 129 ГК РФ), осуществляются их собственником свободно, если это не наносит ущерба окружающей среде и не нарушает прав и законных интересов других лиц. Как отмечалось выше, земля может находиться в частной, государственной, муниципальной и иных формах собственности. В части 1 ст. 214 ГК РФ отражено, что государственной собственностью в Российской Федерации является имущество, принадлежащее на праве собственности Российской Федерации (федеральная собственность), и имущество, принадлежащее на праве собственности субъектам Российской Федерации: республикам, краям, областям, городам федерального значения, автономной области, автономным округам (собственность субъекта Российской Федерации). Таким образом, собственность на землю публично-правовых образований делится на три уровня: собственность Российской Федерации, собственность субъектов Российской Федерации и муниципальная собственность, — каждому из которых присущи свои особенности, что вытекает из соответствующих норм ЗК РФ и иных нормативных правовых актов, так или иначе касающихся рассматриваемой сферы.

В соответствии с ч. 1 ст. 124 ГК РФ Российская Федерация, субъекты Российской Федерации (республики, края, области, города федерального значения, автономная область, автономные округа), а также городские, сельские поселения и другие муниципальные образования выступают в отношениях, регулируемых гражданским законодательством, на равных началах с иными участниками этих отношений (гражданами и юридическими лицами). При этом в части 2 ст. 124 ГК РФ указано, что к данным субъектам гражданского права применяются нормы, определяющие участие юридических лиц в отношениях, регулируемых гражданским законодательством, если иное не вытекает из закона или особенностей данных субъектов. Особенности этих субъектов обусловлены важностью и спецификой реализуемых функций и задач, что оказывает непосредственное влияние на содержание и объем прав и обязанностей рассматриваемых субъектов.

В соответствии с п. 2 ст. 9 ЗК РФ Российская Федерация осуществляет управление и распоряжение земельными участками, находящимися в собственности Российской Федерации (федеральной собственностью). Согласно п. 2 ст. 10 ЗК РФ субъекты Российской Федерации осуществляют управление и распоряжение земельными участками, находящимися в собственности субъектов Российской Федерации. Кроме того, в пункте 2 ст. 11 ЗК РФ отражено, что органами местного самоуправления осуществляются управление и распоряжение земельными участками, находящимися в муниципальной собственности. В этой связи можно констатировать, что публично-правовым образованиям в сфере земельных правоотношений присуще наличие особого титула  управления, при этом следует отметить, что впервые понятие управления применительно к публично-правовым образованиям, выступающим в качестве участников земельных отношений, было введено ЗК РФ. В этой связи представляется, что для понимания правовой природы права публичной собственности на землю необходимо четкое уяснение и понимание правового содержания категории управление, которая присуща всем публично-правовым образованиям, являющимся собственниками земельных участков либо осуществляющим отдельные полномочия в отношении земельных участков, государственная собственность на которые не разграничена. В юридической литературе данному вопросу не уделяется должное внимание, при этом категория управления является предметом рассмотрения в основном науки административного права, а рассмотрение правового содержания данного понятия применительно к конкретным отраслям права практически отсутствует, за исключением ряда публикаций в периодических юридических изданиях. Сразу же следует отметить, что законодательство Российской Федерации не закрепляет и не раскрывает содержание понятия «управление и распоряжение земельными участками», что является его существенным недостатком, который порождает существование различных точек зрения по данному вопросу.

Так, Н.А. Прохорова отмечает, что до принятия и вступления в законную силу ЗК РФ понятие управления не включалось в содержание права собственности и споры о включении управления в содержание права собственности велись только в теоретическом плане, хотя в другом значении данный термин в законодательстве Российской Федерации не использовался[3]. Вместе с тем утверждение о бесспорном включении понятия управления в содержание права собственности является весьма сомнительным, в связи с чем данный вопрос нуждается в самостоятельном рассмотрении и научном анализе.

Выбранная законодателем правовая конструкция «управление и распоряжение» применяется в равной степени ко всем публично-правовым образованиям, являющимся субъектами земельных отношений. Однако применительно к публично-правовым образованиям традиционно присущие праву собственности правомочия владения и пользования отсутствуют и не реализуются. О.И. Крассов по этому поводу справедливо отметил, что правовая конструкция субъекта права публичной собственности, при которой осуществление права собственности возлагается на органы государственной власти или органы местного самоуправления в рамках их компетенции, установленной актами, определяющими статус этих органов, не дает оснований для признания за этими субъектами двух правомочий: владения и пользования. Субъект права публичной собственности реально их не осуществляет[4].

Другие авторы отмечают, что в субъективном смысле право публичной собственности — это право народа Российской Федерации и населения определенной территории непосредственно или через уполномоченные ими органы владеть, пользоваться и распоряжаться публичным имуществом в целях удовлетворения публичных интересов[5]. Вместе с тем необходимо учитывать, что органы государственной власти непосредственно не осуществляют правомочия владения и пользования, но вторая точка зрения относительно содержания права публичной собственности позволяет предположить, что применительно к публично-правовым образованиям понятия владения и пользования заменяются понятием управления, которое призвано обеспечить реализацию права на владение и пользование земельными участками иными субъектами земельных отношений, заинтересованными в предоставлении земельных участков. Иными словами, управление направлено на обеспечение реализации субъектами земельных отношений правомочий владения и пользования землей, но как происходит осуществление правомочия распоряжения?

Представляется, что правомочие распоряжения реализуется посредством предоставления земельных участков во владение и пользование, то есть в рамках управленческо-распорядительной деятельности. Тем не менее в подобном случае можно поставить знак равенства между управлением и распоряжением, что представляется неправильным в методологическом плане и по сути делает бессмысленной предусмотренную законодателем правовую конструкцию «управление и распоряжение» применительно к публично-правовым образованиям. Правомочия владения и пользования в действительности осуществляются либо производными от государства субъектами (учреждениями, унитарными предприятиями и иными субъектами в соответствии с законодательством Российской Федерации), которым земельные участки предоставляются в рамках вещных или обязательственных правоотношений, либо физическими и юридическими лицами также в рамках указанных правоотношений. Термин «управление» происходит от латинского administratio и означает деятельность по руководству чем-либо. Управление в общетеоретическом плане представляет собой элемент и одновременно функцию организованных систем различной природы (биологических, социальных, технических и др.) и обеспечивает сохранение структуры этих систем, поддержание режима деятельности, реализацию программы и цели деятельности[6]. Управление как вид социальной деятельности возникло еще до государства, и в этом смысле государственное управление является лишь одной из разновидностей социального управления. Управление можно определить как целенаправленное, системное, регулирующее воздействие государства на общество в целом или отдельные сферы его деятельности (в нашем случае — земельные отношения), осуществляемое главным образом в правовой, а также и иных формах, опирающееся на властную силу и связанное с выполнением всего комплекса функций, присущих государству.

Нелишне отметить, что в последнее время наметилась тенденция, связанная с постепенным исчезновением понятия государственного и муниципального управления как из нормотворчества, так и из научной литературы. При этом наблюдаются попытки заменить его понятием «государственное регулирование» и вошедшим в последнее время в оборот понятием «регулирующее воздействие». Вместе с тем представляется, что данная трансформация является безадресной и не ведет к изменению и трансформации сущности феномена управления.

Управление — как государственное, так и муниципальное — обладает рядом признаков, которые отличают его от иных видов управления социальными системами. Во-первых, рассматриваемый вид управленческой деятельности оказывает определяющее влияние на характер целенаправленных, регулирующих и организующих воздействий. Во-вторых, отличительной чертой рассматриваемого вида управления является его системный характер. В отличие от других видов, государственное управление без этого свойства просто не может состояться[7]. Только системный характер как признак государственного управления придает результативность целенаправленным действиям государства. В теории административного права выделяются три основные правовые формы государственного управления: правотворческая — деятельность государственных органов по созданию, изменению и прекращению правовых норм; правоприменительная — по реализации правовых норм; правоохранительная — по обеспечению правопорядка, защиты прав и свобод человека и гражданина[8].

На первый взгляд, управление и распоряжение земельными участками подпадает под правоприменительную деятельность, однако содержание управленческой деятельности в данном случае гораздо шире и включает в себя обеспечение эффективного управления и распоряжения земельными участками на долгосрочную перспективу с целью развития экономики государства. В пользу правомерности данной позиции свидетельствует утверждение распоряжением Правительства РФ от 03.03.2012 № 297-р Основ государственной политики использования земельного фонда Российской Федерации на 2012—2017 годы, которыми определено, что государственная политика Российской Федерации по управлению земельным фондом Российской Федерации направлена на создание и совершенствование правовых, экономических, социальных и организационных условий для развития земельных отношений, осуществляется исходя из понимания земельных участков как особых объектов природного мира, используемых в качестве основы жизни и деятельности человека, средства производства в сельском хозяйстве и иной деятельности, и одновременно как недвижимого имущества с особым правовым режимом.

Следовательно, рассматривая понятие «управление и распоряжение земельными участками» применительно к публично-правовым образованиям, необходимо исходить из того, что управление является функцией системы, которой в данном случае выступают сами публично-правовые образования, и представляет собой не что иное, как административное правомочие. При этом управление в указанном контексте выходит далеко за рамки правоприменения и включает в себя иные формы, которые, однако, воплощаются в нормах права, в связи с чем понятие управления в теории административного права не учитывает такую важную функцию управления, как обеспечение эффективного развития той или иной сферы на определенную перспективу. Необходимость учета развития конкретных сфер обусловлена постоянным изменением общественных отношений, и, следовательно, государство как основной регулятор общественных отношений должно это учитывать и воплощать в управленческой деятельности.

Управление — это всегда целенаправленная деятельность либо воздействие с целью достижения какого-либо конкретного результата. Определение понятия управления через термин «воздействие» представляется более корректным и адресным, поскольку предполагает, что управление осуществляется в условиях необходимости учета специфики каждого из управляемых объектов при решении поставленных перед государственными органами задач с целью получения желаемых результатов. Кроме того, такой подход презюмирует, что управленческие усилия государства направлены только на те объекты, которые требуют совершенствования, регулирования и дальнейшего прогрессивного развития.

Под формами государственного воздействия в науке административного права понимаются виды действий государственных органов с точки зрения их внешнего выражения[9]. Внешнее воздействие воплощается в нормах права, содержащих определенные предписания. Применительно к управлению и распоряжению земельными участками вряд ли можно выделить какую-либо конкретную цель, достижение которой приведет к прекращению управления и распоряжения земельными участками, в связи с чем, на первый взгляд, можно констатировать, что понятие управления земельными участками применительно к публично-правовым образованиям является предельно абстрактным и размытым, так как не позволяет выделить конкретную цель управления.

В собственности публично-правовых образований, помимо земельных участков, находится большой объем иного имущества, являющегося объектом гражданских прав и служащего основой имущественной самостоятельности публично-правовых образований, в связи с чем представляется целесообразным принятие общего закона, регламентирующего правовые основы управления и распоряжения соответствующим имуществом, включая земельные участки, и раскрывающего понятие и содержание управления, а также закрепляющего принципы государственного и муниципального управления имуществом, в том числе критерии эффективности такого управления. Управление предполагает наличие субъекта и объекта управления, а также наличие связи между ними. С учетом ст. 6 ЗК РФ объектом в данном случае выступают: земля как природный объект и природный ресурс, земельные участки, части земельных участков, а также общественные отношения по поводу данных благ, являющихся объектами гражданских прав. Субъектом управления в данном случае соответственно выступает конкретное публично-правовое образование. Связь между субъектом и объектом управления применительно к рассматриваемой сфере проявляется в наличии контрольно-надзорных полномочий, которые преследуют как минимум две цели:

1) соблюдение установленного порядка использования земельных участков, в том числе выявление и анализ причин отклонения от установленных правил и принятие действенных мер;

2) мониторинг уровня развития общественных отношений в рассматриваемой сфере для обеспечения соответствия ему правового регулирования, так как в противном случае отстающее правовое регулирование может сдерживать развитие общественных отношений в соответствующей сфере, что способно оказать дестимулирующее воздействие на развитие экономики государства. При этом государство как главный регулятор общественных отношений не должно допускать возникновения подобных ситуаций.

Целенаправленное воздействие на объект управления в данном случае проявляется в установлении процедур предоставления земельных участков и их закреплении в нормах права.

Пункт 1 ст. 34 ЗК РФ закрепляет, что органы государственной власти и органы местного самоуправления обязаны обеспечить управление и распоряжение земельными участками, которые находятся в их собственности и (или) ведении, на принципах эффективности, справедливости, публичности, открытости и прозрачности процедур предоставления таких земельных участков. Для этого указанные органы обязаны:

— принять акт, устанавливающий процедуры и критерии предоставления таких земельных участков, в том числе порядок рассмотрения заявок и принятия решений. Рассмотрению подлежат все заявки, поступившие до определенного указанными процедурами срока. Не допускается установление приоритетов и особых условий для отдельных категорий граждан, если иное не установлено законом;

— уполномочить на управление и распоряжение земельными участками и иной недвижимостью специальный орган;

— обеспечить подготовку информации о земельных участках, которые предоставляются гражданам и юридическим лицам на определенном праве и предусмотренных условиях (за плату или бесплатно), и заблаговременную публикацию такой информации.

Таким образом, управление и распоряжение земельными участками, находящимися в собственности публично-правовых образований, должно основываться на ряде принципов, что может существенно помочь при рассмотрении вопроса о правовом содержании категории управления применительно к сфере земельных отношений.

Принципы эффективности и справедливости носят не совсем правовой, а, скорее, морально-этический характер, в связи с чем различные субъекты земельных отношений могут наполнять их различным содержанием, что затрудняет раскрытие сущности правового содержания рассматриваемой категории и свидетельствует о необходимости принятия нормативного правового акта в сфере управления и распоряжения имуществом публично-правовых образований, в том числе четко определяющего критерии эффективности такой деятельности рассматриваемых субъектов. Вместе с тем критерием полноты реализации принципа эффективности управления земельными участками применительно к публично-правовым образованиям может являться степень пополняемости бюджетов бюджетной системы Российской Федерации от использования соответствующих земельных участков. Эффективность управления земельными участками должна быть привязана к их доходности, за исключением случаев предоставления земельных участков для целей, связанных с обеспечением обороны и безопасности страны и осуществления на земельных участках социально значимых видов деятельности в соответствии с законодательством Российской Федерации, которое исключает либо минимизирует высокую доходность земельных участков в виде поступления земельного налога и арендной платы.

Земля традиционно рассматривается как средство производства в сельском хозяйстве и пространственный базис для строительства и размещения иных объектов, следовательно, участники земельных отношений заинтересованы в предоставлении земельных участков для определенных целей. В экономическом плане земля определяется как один из факторов экономического роста, в связи с чем в качестве одной из глобальных макроэкономических целей управления земельными участками можно выделить становление и развитие земельного рынка на долгосрочную перспективу, что должно оказать стимулирующее воздействие на экономику Российской Федерации. В этой связи можно сделать вывод, что управление земельными участками, находящимися в собственности публично-правовых образований, преследует своей целью обеспечение удовлетворения потребностей участников земельных правоотношений в земельных участках для осуществления определенных видов деятельности и поступательное развитие земельного рынка, что в немалой степени служит залогом развития всей российской экономики.

Различные цели использования земельных участков обуславливают необходимость дифференциации процедур предоставления земельных участков (для строительства, ведения сельскохозяйственного производства и т. д.), что влечет за собой необходимость разработки различных управленческих подходов и, как следствие, может ставить под сомнение возможность существования единого универсального понятия управления земельными участками. В связи с этим следует вывод, что правовое содержание данного понятия будет различным применительно к каждой ситуации с учетом заявленных целей предоставления земельного участка и сферы земельных отношений. Тем не менее основное правовое содержание данного понятия должно быть предельно конкретным и незыблемым. Иными словами, правовое содержание категории управления земельными участками будет меняться в зависимости от целей их предоставления, что вытекает из смысла российского законодательства, устанавливающего различные процедуры предоставления земельных участков в зависимости от целей их использования, однако объективно будет существовать исходное содержание данного понятия, которое должно быть применимо в равной степени ко всем процессам в сфере земельных отношений.

Из вышеизложенного можно сделать вывод о том, что управление является административно-правовой категорией, тесно связанной с вещно-правовым правомочием распоряжения земельным участком и в совокупности с ним представляющей собой особенность, присущую публично-правовым образованиям, возможность существования которой предусмотрена ч. 2 ст. 124 Гражданского кодекса РФ. Однако указанные понятия нельзя отождествлять в силу их различного правового содержания и правовой природы: первое основывается на властно-распорядительных функциях публично-правовых образований, а второе — на возможности определения юридической судьбы вещи, присущей в равной степени всем субъектам земельных отношений, с учетом требований законодательства Российской Федерации.

А.М. Турубинер в свое время отмечал, что научные работники, ставящие знак равенства между распоряжением и управлением землями, смешивают две разные вещи: распорядительную деятельность государства, проявляющуюся в различных областях государственной жизни и в различных юридических формах, и распоряжение в смысле определения юридической судьбы имущества[10]. Данное утверждение представляется бесспорным и не требующим доказательств, в связи с чем попытка поставить в один ряд категории управление и распоряжение свидетельствует о непонимании сущности данных категорий, вместе с тем в юридической литературе существуют и иные попытки объединения рассматриваемых категорий, но под несколько иным углом.

Так, С.А. Хохлов предлагал рассматривать управление как составную часть права собственника распоряжаться имуществом[150], что в современных условиях представляется неправильным, так как ведет к необоснованному отождествлению административно-правовых и вещно-правовых начал и соответственно стирает четкую грань между ними. Кроме того, необходимо учитывать различные методы правового регулирования административно-правовых и гражданско-правовых отношений, что исключает возможность ставить категории управления и распоряжения в один ряд.

Подводя итог изложенному в настоящей статье, отметим, что управление земельными участками можно определить как целенаправленную систематическую деятельность либо воздействие публично-правовых образований, основанные на принципах эффективности, справедливости, публичности, открытости и прозрачности и направленные на обеспечение удовлетворения потребностей участников земельных отношений в земельных участках для осуществления определенной деятельности и развития земельного рынка. Вместе с тем данному определению присущ ряд недостатков, о которых говорилось выше и устранение которых может привести к дальнейшему развитию понятия и содержания данной категории.

При этом собственно правовое содержание категории управления заключается в следующем:

— обеспечение удовлетворения потребностей участников земельных отношений в земельных участках в соответствии с установленной законодательством Российской Федерации процедурой;

— установление процедур предоставления земельных участков для различных целей;

— обеспечение реализации программ (государственных, муниципальных) по развитию отдельных сфер земельных отношений, облеченных в соответствующую правовую форму;

— контроль и надзор за использованием земельных участков, находящихся в собственности публично-правовых образований и предоставленных третьим лицам в рамках вещных или обязательственных правоотношений[11].

В последнем проявляется сочетание публичных и частных интересов, которое позволяет обеспечить наиболее рациональное и эффективное использование земельных участков, а также их сохранность. Выбор целей и перспектив управления в сфере земельных отношений непосредственно связан с характеристиками и направленностью развития объектов управления, обусловленных приоритетами экономического развития. Системность управления земельными участками должна позволять выявлять отклонения в самой системе управления и служить источником прогрессивного развития и совершенствования общественных отношений в рассматриваемой сфере.

В условиях глобализации деятельность государства в области управления земельными участками должна осуществляться с учетом трансформационных преобразований в экономике и конституционно закрепленной концепции социального государства. Кроме того, в современных условиях представляется целесообразным и необходимым принятие общего закона, регламентирующего правовые основы управления и распоряжения соответствующим имуществом, включая земельные участки, и раскрывающего понятие и содержание управления, а также закрепляющего принципы государственного и муниципального управления имуществом, в том числе критерии эффективности такого управления.

Отраженное в настоящей статье юридическое содержание категории управления может быть взято за основу при разработке проекта соответствующего нормативного правового акта и быть развито в дальнейшем. В данном нормативном правовом акте также следует урегулировать вопросы юридической ответственности и юридических последствий при неэффективном управлении и распоряжении имуществом, включая земельные участки, находящиеся в собственности публично-правовых образований. Принятие подобного нормативного правового акта должно привести к повышению эффективности управления имуществом публично-правовых образований и положительно сказаться на развитии российской экономики, в том числе рынка земельных ресурсов. Одновременно необходимо отметить, что в современных условиях теоретическая и практическая разработка правовых проблем управления и распоряжения земельными участками приобретает особую актуальность в силу значимости земельного рынка для развития государственной экономики.

 

Библиография

1 См.: Лойко П.Ф. Земельный потенциал мира и России: пути глобализации его использования в XXI веке: учеб. пособ. — М., 2000. С. 342.

2 См.: Право собственности на землю в России и ЕС: правовые проблемы: сб. ст. / отв. ред. И.А. Иконицкая. — М., 2009. С. 20.

3 См.: Прохорова Н.А. Понятие «управление» в земельном праве // Государство и право. 2003. № 6. С. 90.

4 См.: Крассов О.И. Земельное право: учеб. 3-е изд., перераб. и доп. — М., 2007. С. 185.

6 См.: Гражданское право: учеб.: в 3-х т. / под ред. А.П. Сергеева. — М., 2008. Т. 1. С. 715.

5 См.: Теория управления: учеб. 3-е изд., перераб. и доп. / под общ. ред. А.Л. Гапоненко, А.П. Панкрухина. — М., 2010. С. 19.

6 См.: Атаманчук Г.В. Теория государственного управления: курс лекций. — М., 1997. С. 38.

7 См.: Исполнительная власть в Российской Федерации. Проблемы развития / отв. ред. И.Л. Бачило. — М., 1998. С. 206; Хаманева Н.Ю. Проблемы административно-правового регулирования экономических отношений на современном этапе // Административно-правовое регулирование экономических отношений: сб. ст. — М., 2001. С. 29—34; Салищева Н.Г. Административное право и экономика // Там же. С. 3—7.

8 См.: Габричидзе Б.Н., Елисеев Б.П. Российское административное право: учеб. — М., 1998. С. 230.

9 См.: Турубинер А.М. Право государственной собственности на землю в Советском Союзе: дис. ... д-ра юрид. наук.  — М., 1957. Т. 1. С. 285—286.

10 См.: Гражданский кодекс России. Проблемы. Теория. Практика: сб. памяти С.А. Хохлова / отв. ред. А.Л. Маковский. — М., 1998. С. 387.

 

11 См., например, распоряжение Правительства Российской Федерации от 03.03.2012 № 297-р «Об утверждении Основ государственной политики использования земельного фонда Российской Федерации на 2012—2017 годы».