УДК 343.26 

Страницы в журнале: 142-145

 

А.П. СЕВАСТЬЯНОВ,

кандидат юридических наук, доцент кафедры уголовного права Юридического института Сибирского федерального университета

 

Рассматриваются специальные правила назначения наказания, предусмотренные статьями 62, 63.1, 65—68 Уголовного кодекса РФ, при определении наказания несовершеннолетним и иным лицам, в отношении которых назначение максимального наказания, установленного санкцией, запрещено законом.

Ключевые слова: предел, лишение свободы, несовершеннолетний, наказание, преступление, санкция.

 

Application of special rules of appointment of punishment under articles 62, 63.1, 65—68 Criminal code of the Russian Federation at punishment appointment to minor and other persons in which relation appointment of the maximum punishment established by the sanction, is forbidden by the law

 

Sevastjanov A.

 

Special rules of appointment the punishments provided by articles 62, 63.1, 65—68 Criminal code of the Russian Federation are considered, at punishment appointment to minor and other persons in which relation appointment of the maximum punishment established by the sanction, is forbidden by the law.

Keywords: a limit, imprisonment, the minor, punishment, a crime, the sanction.

 

При применении специальных правил назначения наказания, установленных статьями 62, 63.1, 65—68 УК РФ, возникает вопрос о том, что считать максимальным пределом наиболее строгого из предусмотренных в санкции видов наказания при назначении наказания несовершеннолетнему. Согласно ч. 6 ст. 88 УК РФ «наказание в виде лишения свободы назначается несовершеннолетним осужденным, совершившим преступления в возрасте до шестнадцати лет, на срок не свыше шести лет. Этой же категории несовершеннолетних, совершивших особо тяжкие преступления, а также остальным несовершеннолетним осужденным наказание назначается на срок не свыше десяти лет...». Очевидно, что максимальный размер наиболее строгого вида наказания, предусмотренный в статье Особенной части УК РФ, достаточно часто превышает 10, а тем более 6 лет лишения свободы.

Следует отметить, что в отношении применения норм, содержащих формализованные правила оценки различных обстоятельств дела (статьи 62, 65, 66, 68 УК РФ), сформировалась практика, в соответствии с которой при определении наказания несовершеннолетнему в тех случаях, когда размер санкции превышает 6 или 10 лет лишения свободы, правила, установленные статьями 62, 65, 66, 68 УК РФ, должны применяться по отношению к максимальному размеру наказания, закрепленному ст. 88 УК РФ для несовершеннолетних, т. е. к 6 или 10 годам лишения свободы, а не к максимуму санкции статьи Особенной части УК РФ.

Однако в литературе было высказано и иное мнение по этому вопросу. В частности, В.М. Степашин считает, что при назначении наказания несовершеннолетним его пределы в соответствии с требованиями статей 62, 65, 66 УК РФ должны определяться сообразно сроку (размеру) наказания, установленному санкцией статьи Особенной части УК РФ, поскольку именно в санкции нормы находит отражение оценка общественной опасности преступления. Статья же 88 УК РФ устанавливает общие ограничения пределов наказаний для несовершеннолетних с учетом их возраста, положения в обществе, а также ввиду чрезмерной строгости для них общих пределов наказаний, т. е. положения данной статьи обусловлены совокупностью признаков, характеризующих несовершеннолетних как субъектов преступлений без учета общественной опасности деяний, совершаемых ими[1].

Думается, что по изложенному вопросу сложившаяся судебная практика все-таки является более обоснованной, поскольку в ч. 6 ст. 88 УК РФ фактически установлен максимальный предел соответствующего вида наказания по отношению к несовершеннолетним, и было бы неправильно учитывать смягчающие обстоятельства исходя из таких размеров наказания, которые изначально не могут быть назначены в данном случае. Кроме того, в пользу обоснованности сложившейся судебной практики говорит и то, что при применении статей 62, 65, 66 УК РФ к максимуму санкции, а не к максимуму наказания, установленного для несовершеннолетнего, во многих случаях будет возникать ситуация, когда сниженный максимум санкции все равно будет больше 6 или 10 лет лишения свободы, т. е. максимального наказания, которое может быть назначено несовершеннолетнему, и получится, что правила, предусмотренные статьями 62, 65, 66 УК РФ, на реальный максимум фактически не влияют.

Следует отметить, что вопрос о применении правил об обязательном смягчении наказания в случаях назначения наказания несовершеннолетним по статьям УК РФ, максимумы санкций которых превышают максимальный размер соответствующего вида наказания, установленного для несовершеннолетних, является только частью более общего вопроса о применении всех установленных в УК РФ правил, регламентирующих законодательную оценку ряда обстоятельств дела в тех случаях, когда максимальное установленное в санкции наказание по каким-либо причинам изначально не может быть назначено виновному.

Действительно, некоторые виды наказаний вообще не могут быть применены к отдельным категориям лиц. Так, исправительные работы назначаются только осужденным, не имеющим основного места работы; ограничение свободы не назначается военнослужащим, иностранным гражданам, лицам без гражданства, а также лицам, не имеющим места постоянного проживания на территории Российской Федерации. Подобные ограничения установлены применительно к аресту и обязательным работам. При этом указанные виды наказаний нередко являются наиболее строгими из имеющихся в санкции статьи Особенной части УК РФ (в частности, арест — наиболее строгое наказание в 46 санкциях). Разумеется, на сегодняшний день арест вообще не может быть применен ни к одному лицу, поскольку соответствующие положения не введены в действие, и это наказание как бы не существует. Однако не следует забывать, что в тех случаях, когда максимальным наказанием в санкции является, например, наказание в виде ограничения свободы, проблема действия норм об обязательном смягчении или ужесточении наказания в тех случаях, когда максимальное наказание за соответствующее преступление вообще не может быть назначено виновному, возникает уже в настоящее время, а с началом применения ареста эта проблема встанет еще более остро.

Предположим, что нужно применить ст. 62 УК РФ при назначении лицу, не имеющему места постоянного проживания на территории Российской Федерации, наказания за преступление, предусмотренное ч. 1 ст. 129 или ч. 1 ст. 130 УК РФ. В случае если по данному делу положения ст. 62 УК РФ будут применяться исходя из того, что наиболее строгим видом наказания за данное преступление является ограничение свободы, получится, что размер наказания не может быть больше 8 месяцев ограничения свободы. Но в соответствии с ч. 6 ст. 53 УК РФ лицам, не имеющим места постоянного проживания на территории Российской Федерации, ограничение свободы вообще не назначается. Никакого улучшения положения виновного от применения ст. 62 УК РФ в этом случае не наступит. Если же в указанном гипотетическом примере будет иметь место рецидив, то при применении ст. 68 УК РФ получится, что размер наказания не может быть меньше 4 месяцев ограничения свободы (одна треть от максимума наиболее строгого вида наказания, предусмотренного ч. 1 ст. 129 и ч. 1 ст. 130 УК РФ), которое виновному согласно ч. 2 ст. 54 УК РФ назначить вообще нельзя.

Аналогичная ситуация будет иметь место при применении ст. 62 УК РФ в ходе назначения наказания лицу, признанному виновным в совершении преступления, предусмотренного, например, ч. 1 ст. 141 УК РФ, если к этому лицу не может быть применено наказание в виде исправительных работ в силу ограничений, предусмотренных ч. 5 ст. 50 УК РФ. Действительно, если в этом случае положения ст. 62 УК РФ будут применяться исходя из того, что наиболее строгим видом наказания за соответствующее преступление являются исправительные работы, получится, что размер наказания не может превышать при применении ч. 1 ст. 62 УК РФ 8 месяцев исправительных работ, а при применении ч. 2 ст. 62 УК РФ — 6 месяцев исправительных работ. Однако согласно ч. 5 ст. 50 УК РФ «исправительные работы не назначаются лицам, признанным инвалидами первой группы, беременным женщинам, женщинам, имеющим детей в возрасте до трех лет, военнослужащим, проходящим военную службу по призыву, а также военнослужащим, проходящим военную службу по контракту на воинских должностях рядового и сержантского состава, если они на момент вынесения судом приговора не отслужили установленного законом срока службы по призыву».

Таким образом, если лицо, совершившее преступление, относится к одной из вышеуказанных категорий, то никакого улучшения положения виновного от применения ст. 62 УК РФ в этом случае не наступит, поскольку такому лицу назначить наказание в виде исправительных работ нельзя в любом случае. Если же в данном примере будет иметь место рецидив, то при применении ст. 68 УК РФ возникнет коллизия между ч. 5 ст. 50 и ст. 68 УК РФ. Получится, что в соответствии со ст. 68 УК РФ наказание не может быть меньше 4 месяцев исправительных работ (одна треть от максимума наиболее строгого вида наказания, предусмотренного ч. 1 ст. 141 УК РФ), которое виновному согласно ч. 5 ст. 50 УК РФ назначить вообще нельзя.

С целью устранения подобных парадоксов под содержащейся в статьях 62, 65, 66, 68 УК РФ ссылкой на максимальный срок или размер наиболее строгого вида наказания следует понимать те максимальные срок или размер наиболее строгого вида наказания, которые согласно закону могут быть назначены виновному. Такое толкование закона будет соответствовать описанной судебной практике, сложившейся по вопросу применения специальных правил о смягчении наказания по делам о преступлениях, совершенных несовершеннолетними. Кроме того, положительная черта указанного понимания закона состоит в том, что закон будет выступать в качестве единого правила, позволяющего избежать коллизий во всех рассмотренных случаях и обеспечить реальное влияние на назначаемое наказание правил, предусмотренных статьями 62, 65, 66, 68 УК РФ, тогда, когда наиболее строгое из предусмотренных в санкции статьи Особенной части УК РФ наказаний не может быть назначено виновному в силу установленного законом запрета на назначение данного наказания соответствующей категории осужденных.

 

Библиография

 

1 См.: Степашин В.М. Назначение наказания // Вестн. Омского университета. — Омск, 1999. С. 165.