УДК 342.56
 
С.В. ШОШИН,
кандидат юридических наук, доцент кафедры уголовного, уголовно-исполнительного права и криминологии Саратовского государственного университета им. Н.Г. Чернышевского
 
В статье  рассматриваются  проблемы, связанные с проявлениями неестественного монополизма в организации и непосредственном осуществлении деятельности судебной власти в современной России.
Ключевые слова: неестественный монополизм, судебная власть, судья, организация, назначение судей, материальное благополучие.
 
Today is an interesting analysis of the most significant problems associated with the manifestations of unnatural monopolies to organize and direct the activities of the judiciary in modern Russia. Finding ways to address this issue is devoted to this work.
Keywords: unnatural monopoly, the judiciary, Judge; organization; the appointment of judges, material well-being.
 
Отношение некоторой, порой весьма значительной, части российского общества к проявлениям неестественного монополизма в организации и непосредственном осуществлении процесса деятельности судебной власти, нашло отражение в ставшей крылатой фразе классика русской литературы: «А судьи — кто?». Уже не одно десятилетие ответ на данный вопрос интересен многим представителям отечественного электората.
Не подвергая сомнению обоснованность и правомерность положений действующего российского законодательства о механизме назначения судей, остановимся исключительно на вопросе о неестественном монополизме, связанном с современной отечественной судебной властью. Несмотря на всю кажущуюся простоту анализируемой проблематики и ее очевидность, нам не удалось обнаружить даже намека на постановку указанной научной проблемы в российских и советских публикациях.
Общество практически в любом государстве, как правило, весьма внимательно наблюдает за деятельностью власти. Судебная ветвь власти, имеющаяся в российской практике, не является исключением. По результатам подобного наблюдения обществом обычно дается соответствующая оценка. Такая оценка, как показывает практика, может весьма широко варьироваться. Особенно интересным оказывается анализ наиболее значимых проблем, связанных с проявлениями неестественного монополизма в организации и непосредственном осуществлении деятельности судебной власти в современной России. Определить в данном случае круг таких вопросов не составляет труда.
Рассмотрим, например, механизм обеспечения жильем вновь назначенных судей. Сложно спорить, что гражданин, исполняющий обязанности судьи, выполняет трудовую функцию, характеризуемую высокой степенью ответственности. Безусловно, государство должно прилагать максимум усилий к обеспечению материального благополучия судей и решению их бытовых проблем. В то же время механизм реализации подобной деятельности по решению социально-бытовых проблем, свойственных некоторым претендентам на назначение на должности судей, как предполагается, надлежит привести в соответствие с требованиями сегодняшнего дня. Здесь, несомненно, надлежит учитывать и современные экономические реалии общества, и настроение большинства представителей электората.
Сегодня многим непонятно, почему вновь назначенному судье необходимо за счет средств местного бюджета во внеочередном порядке предоставлять благоустроенное жилое помещение. Весьма характерным примером здесь является Определение КС РФ от 09.04.2003
№ 132-0 «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы администрации города Волгограда на нарушение конституционных прав и свобод положениями п. 3 ст. 19 Закона РФ «О статусе судей в Российской Федерации» (далее — Определение КС РФ № 132-0). В указанном определении КС РФ, в частности, говорится: в жалобе администрации города Волгограда оспаривается конституционность положений п. 3 ст. 19 Закона РФ от 26.06.1992 № 3132-1 «О статусе судей в Российской Федерации». Данный пункт предусматривает обязанность местной администрации во внеочередном порядке предоставлять судьям благоустроенное жилое помещение за счет средств местного бюджета с последующей компенсацией из федерального бюджета в срок не более 6 месяцев. Кроме того, данный пункт также обязывает местную администрацию решать вопросы установки домашнего телефона и предоставления мест в детских дошкольных учреждениях с оплатой за счет средств местного бюджета[1].
Финансирование судов, в том числе материальное и социальное обеспечение судей, как следует из ст. 124 Конституции РФ, производится только из федерального бюджета и должно обеспечивать возможность полного и независимого осуществления правосудия в соответствии с федеральным законом.
Возлагая на местную администрацию обязанность по предоставлению судьям жилья, оспариваемые администрацией города Волгограда положения — в целях обеспечения баланса таких конституционно защищаемых ценностей, как самостоятельность местного самоуправления и независимость судей, — предусматривают полную компенсацию из федерального бюджета возникающих при осуществлении данной обязанности дополнительных расходов органа местного самоуправления. Это гарантирует право собственности муниципальных образований. При этом не происходит изъятие муниципальной собственности и не нарушается самостоятельность местного самоуправления в распоряжении местными финансами и бюджетом[2].
Указанная обязанность местной администрации касается обеспечения жильем судьи того суда, который находится на территории муниципального образования[3].
При безусловном уважении к содержанию Определения КС РФ № 132-0 можно отметить, что сегодня, как правило, в результате практически полностью произведенной приватизации жилого фонда у местной администрации практически не остается вариантов для исполнения требований законодательства в части правомерного обеспечения жильем вновь назначенных судей соответствующего суда. Все жилье на территории России сегодня, как предполагается, имеет собственника, и, соответственно, некую определенную стоимость. В результате, предоставление жилья для вновь назначенных судей можно считать (по действующему сегодня указанному выше законодательству) закупкой товаров для муниципальных нужд. Это условное наименование подобной деятельности справедливо, как минимум, на момент времени первоначального приобретения указанного жилья для анализируемой категории российских трудящихся. Можно много и безуспешно предлагать изменить законодательство в данной его части с тем условием, что подобное приобретение товаров — недвижимости — будет отнесено к покупкам, финансируемым из федерального бюджета напрямую и непосредственно. Это, как минимум, исключит из деятельности по закупке товаров для государственных нужд излишнего посредника — местную администрацию.
Многим очевидно весьма плачевное финансовое положение многих местных администраций. Для местной администрации сегодня, как правило, и без того нуждающейся в дотациях извне, найти денежную сумму в несколько миллионов рублей, требующуюся для оплаты по результатам тендера (конкурса) приобретения квартиры (квартир) для соответствующих судей, весьма непросто. Зачастую при принятии местного бюджета задолго до назначения на должность конкретного нуждающегося в улучшении жилищных условий судьи о необходимости подобного бюджетного финансирования депутатам соответствующего законодательного органа (собрания) ничего не известно. В результате бюджет может не содержать такой статьи расходов.
Предположение о том, что впоследствии, по истечении некоего периода времени, затраты местного бюджета на приобретение жилья для конкретного судьи будут компенсированы из федерального бюджета, не имеет особого значения для практической реализации механизма такой покупки. Действующее гражданское законодательство предполагает необходимость оплаты приобретения товаров, относимых к категории недвижимости, при заключении соответствующего договора. Безусловно, возможны самые различные комбинации, предполагающие отсрочку оплаты. В то же время при отсрочке оплаты остается вовсе непонятным, зачем первоначально данную квартиру для судьи приобретает местная администрация, ибо финансирование в любом случае будет осуществлено позже из федерального бюджета.
При исполнении федерального бюджета такую денежную сумму в масштабах Российской Федерации найти значительно проще. Соответственно, на федеральном уровне удобнее и проконтролировать ход и результаты таких тендеров (конкурсов).
Сложившаяся ситуация в исследуемом вопросе весьма неординарна. Такая многогранность зачастую поражает воображение рядовых российских граждан. Они регулярно и в полном объеме перечисляют из своих доходов налоги и не предполагают о наличии столь значительных приобретений для конкретных представителей судебной власти. Если в прошлом граждане имели пусть в значительной мере формальное право выбирать судей районного уровня (1-й инстанции), как-то влиять на формирование судейского корпуса, то сегодня выборность в данном вопросе исключена. Хотя, вполне вероятно, что если при наличии возможности избрания на должность судьи суда районного уровня конкретного гражданина, нуждающегося в улучшении жилищных условий, об этом обстоятельстве стало бы известно избирателям, исход такого голосования в некоторой мере мог стать непредсказуем. Однако сегодня ситуация весьма непростая.
С одной стороны, тендеров (конкурсов), имеющих своей целью приобретение объектов недвижимости для решения жилищных проблем, существующих у некоторых вновь назначенных судей, не проводится на территории России вовсе. Причина — в наличии сформировавшейся на протяжении длительного времени правоприменительной практики, не учитывающей экономических категорий, характерных для построения некоей рыночной экономики. Соответственно, степень гласности при приобретении и финансировании данных закупок товаров для местных (муниципальных) и впоследствии государственных нужд является минимальной. В этом вопросе возможно весьма значительное изменение правоприменительной практики, имеющее своей целью повышение степени прозрачности в процессе расходования значительных по своему объему финансовых ресурсов как муниципального (местного), так и федерального бюджета.
С другой стороны, имеется в наличии огромное количество юристов, получивших надлежащую квалификацию, образование, опыт работы, а также отвечающих всем другим необходимым критериям, требуемым для назначения на должность судьи, не испытывающих при этом каких-либо жилищных проблем. Тем не менее правоприменительная российская практика постоянно свидетельствует об актуальности проблематики приобретения нового жилья для судей. Возможно, целесообразно было бы внести необходимые изменения в действующее законодательство, обязав предоставлять судьям, вновь назначенным на должность, нуждающимся в улучшении жилищных условий, жилье не в собственность, а, например, в долгосрочную аренду. Срок такой аренды может быть равным времени исполнения ими своих обязанностей судьи. При необходимости возможными могут оказаться и какие-либо иные, также не связанные с предоставлением такой категории граждан, как судьи, объектов недвижимости в собственность, варианты. Все это, несомненно, сможет в значительной степени снизить нагрузку как на местные (муниципальные), так и на федеральный бюджеты.
Если же ориентироваться исключительно в рамках действующего законодательства, то, соглашаясь с точкой зрения, изложенной в Определении КС РФ № 132-0, остается не понятным, почему к участию в процедуре приобретения жилья в собственность судьей допущены исключительно органы местного управления. Учитывая, что финансирование подобной деятельности по приобретению товаров для государственных нужд в конечном итоге ведется из государственного, федерального, бюджета, можно предположить, что органы местного самоуправления в подобном случае, доминируя своим положением, являются исключительными поставщиками такого товара. Это можно считать крайне нежелательным обстоятельством, свидетельствующим о значительном преобладании в нем проявлений неестественного монополизма. Практике современного строительства не известны случаи, когда непосредственно местная администрация участвует в проектировании, строительстве объектов недвижимости. Зачастую подобными видами производственно-хозяйственной деятельности, как правило, требующими надлежащего лицензирования, занимаются специализированные подрядные и субподрядные строительные, строительно-монтажные организации. В результате этого местная администрация становится посредником между непосредственным строителем, который возвел объект недвижимости, приобретаемый за государственный счет для вновь назначенного судьи, и федеральным бюджетом, из которого в конечном итоге и осуществляется финансирование подобной закупочной деятельности. Это слабо соответствует принципу равенства всех хозяйствующих субъектов, свойственному любому цивилизованному рыночному демократическому обществу.
Парадоксально, но несмотря на коренные изменения, произошедшие в государстве и праве России за последние годы фактически никак не модернизировался механизм предоставления жилья вновь назначаемым судьям. Внести коррективы в этот ставший своего рода «оазисом истории» сектор (сегмент) национальной экономики, несомненно, необходимо.
Аналогичной корректировки требуют и вопросы, связанные с обеспечением квартир, занимаемых вновь назначенными судьями, телефонами. Время, когда телефон мог быть предоставлен исключительно государственной городской телефонной сетью, сегодня стало уже достоянием истории. В сфере телефонизации практически во всех населенных пунктах России действует не один, а несколько, в той или иной мере конкурирующих между собой поставщиков подобных услуг. Выбор такого поставщика услуг производится без проведения тендера (конкурса). Гласность в данном вопросе сегодня также практически отсутствует. Данная правоприменительная практика должна стать предметом осмысления не только депутатов соответствующих законодательных органов власти, но и самих судей, органов управления и широкой общественности.
Аналогичное положение складывается и с обеспечением детей судей, назначенных на должность, местами в детских учреждениях. Сегодня в данном вопросе также отсутствует элемент гласности. Тендеры (конкурсы), обеспечивающие равенство всех хозяйствующих субъектов в доступе к получению государственного финансирования, на территории России не проводятся. Это обстоятельство, несомненно, может быть отнесено к проявлениям неестественного монополизма, которые не должны быть свойственны рыночной экономике.
В деятельности по снижению числа проявлений неестественного монополизма (к сожалению, не ограничиваемого случаями, перечисленными выше) особое значение должны иметь средства массовой информации. Квалифицированно произведенная, красочно оформленная и правильно преподнесенная социальная реклама способна привить всем разумным членам российского общества стремление к построению демократии, к достижению условий честного рынка с равным доступом к возможности предоставления услуг и поставки товаров для государственных нужд. Важной особенностью реализации такой деятельности, направленной на достижение общественно значимых целей, является необходимость участия в ней широких слоев представителей юридической и иной научной общественности. Проблемы, связанные со сложными правовыми, экономическими, философскими категориями, возникающие в деятельности современного российского государства, должны решаться с привлечением специалистов, обладающих надлежащим уровнем специальной подготовки в соответствующих отраслях знаний.
 
Библиография
1 См.: Программа информационной поддержки российской науки и образования. «КонсультантПлюс: Высшая школа»: Учеб. пособие. Вып. 11. К весеннему семестру 2009 года // www.consultant.ru
2 Там же.
3 Там же.