УДК 342.56 

Страницы в журнале: 95-99

 

С.А. ГОРИНА,

доктор экономических наук, профессор, третейский судья e-mail: veta500@mail.ru

 

Исследуется проблема борьбы с незаконным предпринимательством, анализируются причины, препятствующие снижению негативных факторов в экономике и в сфере рынка потребительских услуг. Особое внимание уделяется вопросам контроля предпринимательской деятельности, защиты интересов потребителей, пострадавших от недобросовестных предпринимателей, и практики рассмотрения в суде дел о защите прав потребителей.

Ключевые слова: предпринимательская деятельность, недобросовестный предприниматель, потребитель, защита интересов потребителей, рынок потребительских услуг.

 

Problems of regulation and control of business activity in the context of rules of law and law-enforcement practice

 

Gorina S.

 

The article is devoted to the fight against illegal business, analyze the reasons reduce the negative factors in the economy and market development in the area of consumer services. Special attention paid to protect the interests of consumers from unscrupulous businessmen and practices review.

Keywords: business, illegal business, consumer services, to protect the interests of consumers, market of consumer services.

 

Предпринимательская деятельность гражданина подлежит государственной регистрации. Осуществление предпринимательской деятельности без регистрации либо с нарушением установленного порядка является незаконным предпринимательством и влечет за собой административную, гражданско-правовую и уголовную ответственность в соответствии с российским законодательством. При этом закон не содержит легального определения предпринимателя. Законодательством определена только предпринимательская деятельность: согласно ст. 2 ГК РФ предпринимательской деятельностью признается самостоятельная, осуществляемая на свой риск деятельность, направленная на систематическое получение прибыли. В соответствии с п. 1 ст. 23 ГК РФ гражданин вправе заниматься предпринимательской деятельностью без образования юридического лица с момента государственной регистрации в качестве индивидуального предпринимателя. Одновременно ГК РФ закрепил презумпцию предпринимательской деятельности гражданина, которая состоит в том, что гражданин, осуществляющий предпринимательскую деятельность, но не зарегистрированный в качестве предпринимателя, не вправе ссылаться в отношении заключенных им при этом сделок на то, что предпринимателем не является.

Реализация права на предпринимательскую деятельность не должна нарушать и ущемлять права других лиц и государства. Поэтому государство определяет порядок занятия предпринимательской деятельностью, которая подлежит обязательной государственной регистрации и может осуществляться в форме создания юридического лица или без образования юридического лица (в качестве индивидуального предпринимателя). Таким образом, законодательством, в том числе Федеральным законом от 08.08.2001 № 129-ФЗ «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей», предусмотрена форма осуществления предпринимательской деятельности, предполагающая создание нового субъекта права — юридического лица — либо ведение предпринимательской деятельности без создания нового субъекта права, закрепляющая, таким образом, иную возможность осуществления предпринимательской деятельности — в качестве индивидуального предпринимателя. Можно утверждать, что гражданин, зарегистрированный в качестве индивидуального предпринимателя, является индивидуальным предпринимателем. И в этой связи в правоприменительной судебной практике широкое распространение получили следующие утверждения: статус индивидуального предпринимателя приобретается посредством государственной регистрации;  индивидуальный предприниматель — это гражданин, занимающийся предпринимательской деятельностью и зарегистрированный в установленном порядке. На первый взгляд сложившаяся судебная практика соответствует п. 1 ст. 23 ГК РФ и отражает выполнение руководящих разъяснений пленумов Верховного и Высшего Арбитражного судов, в частности п. 13 постановления Пленума ВС РФ № 6 и Пленума ВАС РФ № 8 от 01.07.1996 «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации», которым определено: «Учитывая, что гражданин, занимающийся предпринимательской деятельностью, но не прошедший государственную регистрацию в качестве индивидуального предпринимателя, не приобретает в связи с занятием этой деятельностью статуса предпринимателя, споры с участием таких лиц, в том числе связанные с осуществлением ими предпринимательской деятельности… подведомственны суду общей юрисдикции».

А теперь проанализируем срез правовых норм отдельных отраслей права, например, п. 2 ст. 116 НК РФ, в котором записано: «Ведение деятельности организацией или индивидуальным предпринимателем без постановки на учет в налоговом органе по основаниям, предусмотренным настоящим Кодексом, влечет взыскание штрафа в размере 10 процентов от доходов, полученных в течение указанного времени в результате такой деятельности». Очевидно, что с учетом сложившейся правоприменительной судебной практики правовая норма в таком изложении не подлежит применению, т. е. гражданин, осуществляющий предпринимательскую деятельность без регистрации, никогда не будет привлечен в судебном порядке к ответственности, предусмотренной п. 2 ст. 116 НК РФ, поскольку с позиции правоприменительной практики индивидуальным предпринимателем является лицо, зарегистрированное в качестве индивидуального предпринимателя, «а гражданин, занимающийся предпринимательской деятельностью, но не прошедший государственную регистрацию в качестве индивидуального предпринимателя, не приобретает в связи с занятием этой деятельностью статуса индивидуального предпринимателя».

Вместе с тем п. 2 ст. 11 НК РФ определено, что индивидуальные предприниматели — это физические лица, зарегистрированные в установленном порядке и осуществляющие предпринимательскую деятельность без образования юридического лица, а также физические лица, осуществляющие предпринимательскую деятельность без образования юридического лица, но не зарегистрировавшиеся в качестве индивидуальных предпринимателей в нарушение требований гражданского законодательства. Таким образом, термин «индивидуальный предприниматель» в налоговом законодательстве применяется в отношении физических лиц, осуществляющих предпринимательскую деятельность без образования юридического лица, как прошедших, так и не прошедших регистрацию в установленном порядке. И используемый термин «индивидуальный предприниматель» в понимании российского налогового законодательства представляется справедливым и обоснованным, поскольку соответствует ГК РФ, закрепившему презумпцию предпринимательской деятельности.

Предпринимательская деятельность — вид отношений, регулируемых гражданским законодательством; правовое регулирование предпринимательской деятельности осуществляется различными правовыми методами, которые относятся не только к гражданскому, но и к налоговому, административному, уголовному законодательству и др. С позиции публичного права (административного, уголовного) предпринимательская деятельность, осуществляемая лицом, не прошедшим регистрацию, является незаконным предпринимательством. Согласно Конституции РФ гражданское законодательство входит в исключительную компетенцию Российской Федерации, а административное — в совместную компетенцию Российской Федерации и ее субъектов, последние могут регулировать предпринимательскую деятельность только административно-правовыми актами. Таким образом, по общему правилу, все предприниматели обладают равным правовым статусом, а требование регистрации предпринимателя — административно-правовой метод регулирования предпринимательской деятельности.

Субъектный состав гражданских отношений в этой связи является вопросом об абсолютных и относительных правах в той мере, в какой эта классификация совпадает с делением гражданских прав на вещные и обязательственные. Исходить необходимо из доказанности факта осуществления самой предпринимательской деятельности, поскольку установление фактических обстоятельств и фактов, подтверждающих занятие гражданина предпринимательской деятельностью без государственной регистрации, — задача правосудия, а пресечение противоправных действий в сфере предпринимательской деятельности относится к компетенции надзорного органа в области защиты прав потребителей и правоохранительных органов.

Отсутствие в Едином государственном реестре юридических лиц сведений об индивидуальном предпринимателе само по себе не может означать, что гражданин, осуществляющий предпринимательскую деятельность, не является индивидуальным предпринимателем. Именно поэтому НК РФ закрепил в ст. 11 понятие «индивидуальный предприниматель», согласно которому индивидуальными предпринимателями являются также физические лица, осуществляющие предпринимательскую деятельность без образования юридического лица, но не зарегистрировавшиеся в качестве индивидуальных предпринимателей. Вместе с тем термины «предприниматель» и «индивидуальный предприниматель» не определены нормами гражданского законодательства. ГК РФ, признавая презумпцию предпринимательской деятельности, не дает четкого определения этим понятиям. И в таком случае в спорах между потребителем и предпринимателем, не прошедшим государственную регистрацию, согласно ст. 11 ГПК РФ суд разрешает дело, исходя из общих начал и смысла законодательства (аналогия права). То есть применимы понятия и термины, используемые в НК РФ, в котором термин «индивидуальный предприниматель» имеет четкое законодательное закрепление.

Вместе с тем отдельными судебными постановлениями и, в частности, постановлением ФАС Северо-Западного округа от 17.07.2008 по делу № А26-7488/2007 субъектами правонарушения за непостановку на налоговый учет в качестве индивидуального предпринимателя признаются физические лица, обладающие статусом предпринимателя. Из этого постановления следует, что «не предусмотрено привлечение к ответственности физического лица, не обладающего статусом предпринимателя». Но с учетом ст. 11 НК РФ такое утверждение суда не только спорно, но и позволяет не применять п. 2 ст. 116 НК РФ по отношению к тем индивидуальным предпринимателям, которые осуществляют предпринимательскую деятельность без постановки на учет — без государственной регистрации. Норма, определенная в п. 2 ст. 116 НК РФ, становится «неработающей», поскольку у зарегистрированного индивидуального предпринимателя отсутствует состав налогового правонарушения, предусмотренного этим пунктом. Не означает ли это безнаказанного ведения предпринимательской деятельности гражданами без постановки на учет в качестве индивидуальных предпринимателей, поскольку судебной инстанцией определено, что «не предусмотрено привлечение к ответственности физического лица, не обладающего статусом предпринимателя»?

В связи с вышеизложенным становится очевидной противоречивость правоприменительной судебной практики в части определений, понятий и толкования предпринимательства или индивидуального предпринимательства, что приводит к тому, что судебная защита и правоохранительная система «буксуют» в отношении потребителей, пострадавших от недобросовестных предпринимателей, уклонившихся от государственной регистрации и годами осуществляющих предпринимательскую деятельность с нарушением закона, причиняя ущерб государству неуплатой налогов и непосредственно потребителям. Главным образом это относится к строительной сфере на рынке потребительских услуг, а также к всевозможным врачевателям и косметологам, годами работающим без государственной регистрации и наносящим непоправимый вред здоровью и (или) имуществу граждан — потребителей таких услуг. По своему правовому содержанию это отношения между потребителями и предпринимателями в сфере рынка потребительских услуг. Сделки между потребителями и предпринимателями порождают права и обязанности в соответствии с Законом РФ от 07.02.1992 № 2300-1 «О защите прав потребителей» (далее — Закон о защите прав потребителей) и подлежат рассмотрению на основании данного закона. Но в действительности на практике в судах общей юрисдикции отсутствует единообразие по таким спорам. Наблюдается неблагоприятная тенденция — возвращать иски потребителей к недобросовестным предпринимателям в порядке п. 2 ч. 1 ст. 135 ГПК РФ, подразумевая неподсудность дел данной категории ввиду отсутствия у предпринимателя постановки на учет в налоговом органе в качестве индивидуального предпринимателя. При этом в нарушение ст. 67 ГПК РФ суды общей юрисдикции не исследуют представленные истцами, пострадавшими от недобросовестных предпринимателей, доказательства того, что деятельность таких недобросовестных предпринимателей отвечает всем признакам предпринимательской деятельности согласно ст. 2 ГК РФ. Суды не рассматривают также свидетельские показания граждан, которым недобросовестные предприниматели оказывали услуги на постоянной и систематической основе, на свой риск, с целью получения прибыли, несмотря на то, что данные действия суда обязательны в соответствии со статьями 181 и 358 ГПК РФ. Однако указанные нормы процессуального законодательства  не  соблюдаются.

 Такой подход к рассмотрению категории дел в сфере предпринимательства по Закону о защите прав потребителей, одной из сторон в которых является предприниматель, не прошедший регистрацию, не может признаваться всесторонним, полным и объективным. Исходить необходимо из всестороннего анализа и исследованности обстоятельств дела, а также из доказанности факта осуществления самой предпринимательской деятельности. Также следует обратиться к международному опыту: в законодательстве многих европейских государств статус предпринимателя (коммерсанта) признается за лицом, которое осуществляет от своего имени сделки и иные хозяйственные операции в экономической и предпринимательской деятельности, и статус не ставится в зависимость от факта регистрации, тем более что в некоторых европейских странах регистрация предпринимателя носит заявительный характер.

Таким образом, российская правоприменительная практика по делам, связанным с незаконным предпринимательством и защитой прав и интересов потребителей, не соответствует международной практике и вызывает вопросы к российскому правосудию. А именно нелогично при определении подсудности в судебных постановлениях ссылаться на отсутствие факта регистрации в качестве индивидуальных предпринимателей граждан, если очевиден факт осуществления предпринимательской деятельности. В соответствии с ч. 3 ст. 123 Конституции РФ судопроизводство осуществляется на основе состязательности и равноправия сторон, а значит, при подготовке дела к судебному разбирательству и в процессе разбирательства суду следует предложить истцу и ответчику представить доказательства, необходимые для всестороннего, полного и объективного выяснения действительных обстоятельств возникшего спора. Должны быть представлены и исследованы документы, устанавливающие характер взаимоотношений сторон (статьи 67—71 ГПК РФ, п. 7 постановления Пленума ВС РФ от 29.09.1994 № 7 «О практике рассмотрения судами дел о защите прав потребителей»).

В России, в условиях существующей криминализации отдельных сфер и направлений рынка потребительских услуг, сложности или невозможности для рядовых граждан проверить наличие государственной регистрации у лиц, назвавшихся предпринимателями и годами фактически осуществляющих предпринимательскую деятельность, такой подход не защищает потребителя, а усугубляет правонарушения в экономической сфере.

Согласно ч. 1 ст. 46 Конституции РФ каждому гарантируется судебная защита его прав и свобод. Нарушение прав потребителя и охраняемые законом интересы в сфере рынка потребительских услуг подлежат рассмотрению с применением норм Закона о защите прав потребителей. Если недобросовестный предприниматель осуществляет предпринимательскую деятельность без регистрации, это говорит о нарушении, которое не может считаться малозначительным, поскольку затрагивает большой круг лиц — потребителей его некачественных услуг — и существенна угроза охраняемым общественным отношениям, которые подлежат защите согласно вышеназванному закону. Отказ в рассмотрении иска в соответствии с Законом о защите прав потребителей ущемляет установленные им права потребителя, противоречит основному смыслу данного закона, предоставляющего социальные и экономические гарантии слабой стороне в заведомо неравных отношениях с недобросовестными предпринимателями, существенно ограничивает возможности адекватной и эффективной защиты потребителями своих прав.

Согласно п. 1 ст. 1 Закона о защите прав потребителей отношения в области защиты прав потребителей регулируются ГК РФ, данным законом, другими федеральными законами. В преамбуле к Закону о защите прав потребителей закреплены основные понятия, в частности: «исполнитель — организация независимо от ее организационно-правовой формы, а также индивидуальный предприниматель, выполняющие работы или оказывающие услуги потребителям по возмездному договору». Таким образом, статус предпринимателя признается за лицом, которое осуществляет от своего имени сделки и иные хозяйственные операции для потребителей в сфере рынка потребительских услуг, и такой статус не ставится в зависимость от его легитимности (регистрации), что соответствует ГК РФ, закрепившему презумпцию предпринимательской деятельности.

 

Абсолютно очевидно: следует исходить из доказательства факта осуществления предпринимательской деятельности (статьи 2 и 23 ГК РФ), что подтверждает наличие спора между потребителем и предпринимателем в сфере потребительского рынка, но это, к сожалению, не нашло применения в судебной практике. По аналогии со ст. 11 НК РФ следовало бы включить уточнение понятия «индивидуальный предприниматель» в преамбулу Закона о защите прав потребителей, подчеркнув, что также подлежат рассмотрению споры между потребителями и предпринимателями, не подтвердившими свой статус в установленном порядке. Такое уточнение не позволило бы судам общей юрисдикции игнорировать презумпцию предпринимательской деятельности гражданина, закрепленную ГК РФ, и способствовало бы целям и задачам российского правосудия по восстановлению нарушенных прав лиц, пострадавших от недобросовестных предпринимателей, значительному снижению теневого оборота в экономике.