УДК 340.134 

Страницы в журнале: 27-31

 

М.А. КОСТЕНКО,

кандидат юридических наук, доцент, зав. кафедрой гражданского права Технологического института Южного федерального университета

 

Рассматривается система средств правовой политики, включающая разнообразные по характеру, степени воздействия, правовым последствиям средства, которые в совокупности направлены на актуализацию целей правовой политики. Особое место в системе средств правовой политики занимает юридическая техника, призванная воплотить доктринальные установки в надлежащую форму.

Ключевые слова: правовая политика, система средств, правовые средства, внеправовые средства, юридическая техника, эффективность правового регулирования.

 

System of resources of the legal policy

 

Kostenko M.

 

We consider a system of legal policy, including a variety of nature, impact, legal implications funds, which together are aimed at updating the purposes of legal policy. A special place in the system of legal policy is the legal vehicle, designed to bring doctrinal in proper form.

Keywords: legal policy, system resources, legal tools, extralegal means, legal techniques, the effectiveness of regulation.

 

Правовая политика — явление многоплановое и уникальное, представляющее собой научно обоснованную, последовательную и системную деятельность государственных и негосударственных структур по созданию эффективного механизма правового регулирования, по цивилизованному использованию юридических средств[1]. При этом данному феномену уделялось достаточно много внимания со стороны ученых, которые обращались к исследованию сущности и целей правовой политики[2], различных видов правовой политики[3], ее роли в развитии правовой жизни общества[4]. Вместе с этим ресурсная составляющая правовой политики требует более детального и всестороннего исследования, что подталкивает к необходимости глубокого изучения действенных средств, обеспечивающих преобразования в правовой жизни общества.

Правовая политика — это деятельность государства по созданию эффективного механизма правового регулирования, по цивилизованному использованию юридических средств в достижении таких целей, как наиболее полное обеспечение прав и свобод человека и гражданина, укрепление законности и правопорядка, формирование правовой государственности и высокой правовой культуры общества и личности[5]. С позиции инструментального подхода правовая политика может быть рассмотрена как технология выбора наиболее адекватных средств, которые уже имеются в арсенале либо требуют научной разработки, способных актуализировать ее цели.

Без наличия соответствующего инструментария любые целевые установки не могут быть реализованы на должном уровне, а в правовой сфере такая ситуация может привести к серьезным социальным последствиям. Поэтому система средств правовой политики несет огромную социальную нагрузку, проявляющуюся в способности правовой политики и ее средств воплотить определенные социальные ожидания. Справедливо отмечает С.Л. Сергевнин: «Существенное усложнение социальных отношений требует более совершенных форм их легализации, все более разветвленного набора специальных средств их юридического оформления, способов и приемов правовой материализации социальных процессов и явлений»[6]. В подтверждение этого мнения высказывается М.М. Карабеков, отмечая, что «стремление к цели, как к “идеальному, желаемому результату”, обусловливает и необходимость применения соответствующих средств. От их правильного подбора и использования зависит конечный результат»[7].

Одним из важных критериев совершенства правовой регламентации является системность в выборе средств, поскольку только система способна обеспечить эффективный и обоснованный выбор, соразмерность и достаточность средств тем целям, которые определены и требуют своего решения. Система — это нечто целое, представляющее собой единство закономерно расположенных и находящихся во взаимной связи частей[8]; это совокупность взаимосвязанных элементов, имеющая цель, ресурсы, связь с внешней средой и обратную связь.

Под системой средств правовой политики понимается совокупность органически взаимосвязанных между собой ресурсов различного характера, направленная на формирование и реализацию правовой политики и воздействующая на правовую действительность.

Средства правовой политики — это питательная среда, ее энергетические ресурсы, с помощью которых правовая политика формируется и может быть реализована. Различные подходы к определению содержательной стороны средств правовой политики свидетельствуют о сложной и неоднородной их структуре; правовая политика характеризуется наличием внешних связей с целевыми показателями, направленными на совершенствование правовой системы, и внутренних связей между различными средствами правовой политики, особым образом взаимодействующими друг с другом, взаимодополняющими, могущими иметь строго взаимообусловленную последовательность применения (соподчиненность) либо независимый характер (отсутствие подчиненности).

В системе средств правовой политики сочетаются правовые и внеправовые средства, которые по-разному влияют на формирование и реализацию правовой политики. При этом именно правовые средства правовой политики представляют собой наиболее значимый ресурс с юридической точки зрения, что подтверждается их государственной обеспеченностью и законодательной направленностью на процесс легитимации правовых идей, заложенных правовой политикой, т. е. на достижение конечной цели правовой политики, а именно на развитие и совершенствование правовой регуляции.

Проблема правовых средств, по мнению А.В. Малько, их своевременное и качественное совершенствование в правотворческом и правореализационном процессах становится все более актуальной, научно и практически значимой[9]. Именно благодаря наличию разнообразных правовых средств и правильному выбору из них адекватных, соразмерных их функциональному назначению, представляется возможным обеспечить эффективность правового воздействия, а следовательно, получить необходимый социальный результат. С помощью правовых средств достигаются цели правового регулирования, они являются решающими в определении его эффективности, «ибо разумно избранные и проверенные на практике средства — залог высокой продуктивности права»[10]. Значимость правовых средств состоит в их способности «нейтрализовать негативные факторы и усилить действие позитивных»[11] при условии их правильного выбора и сочетания для достижения необходимого правового результата.

В целом правовые средства представляют собой прикладную сторону правовой действительности. С точки зрения С.С. Алексеева, «вопрос правовых средств не столько вопрос обособления в особое подразделение тех или иных фрагментов правовой действительности, сколько вопрос их особого видения в строго определенном ракурсе — их функционального предназначения, их роли как инструментов оптимального решения социальных задач. Во всех случаях перед нами фрагменты правовой действительности, рассматриваемые под углом зрения их функций, их роли как инструментов юридического воздействия»[12]. Правовые средства как инструменты юридического воздействия представляют собой ресурс, обеспечивающий движение от цели к результату. На подобные особые свойства правовых средств обращает внимание А.В. Малько, который отмечает, что правовые средства (средства-установления и средства-деяния) приобретают «особые свойства — свойства явлений, действующих в связке “цель — средство — результат”»[13].

С позиций инструментальной теории само право может быть рассмотрено в том числе как система правовых средств, поскольку при помощи правовых средств формируются элементарные частицы правовой системы, из которых состоят такие правовые образования, как правовые нормы, институты, подотрасли и отрасли. Следовательно, как справедливо отмечает А.В. Малько, «юридические средства можно понимать как универсальный “строительный” материал системы права»[14]. Правовые средства, по его мнению, представляют собой правовые явления, выражающиеся в инструментах (установления) и деяниях (технологии), которые способствуют удовлетворению интересов субъектов права и обеспечивают достижение социально полезных целей[15]. Б.И. Пугинский считает, что правовые средства — это сочетание юридически значимых действий, совершаемых субъектами с дозволенной степенью усмотрения и служащих достижению их целей, не противоречащих законодательству и интересам общества[16]. В сочетании инструментов и технологии по их применению отражается содержательная сторона правовых средств, которые направлены на обеспечение социальной ценности права.

Интегрируя подходы к определению правовой политики и ее инструментальной основы, можно установить, что в системе средств правовой политики правовые средства выделяет то, что они гарантированы государством, закреплены правовыми нормами, конкретны и реально применимы. Наличие совокупности перечисленных условий дает возможность относить данное средство к числу правовых. Таким образом, правовые средства — инструменты правового воздействия, гарантированные государством и закрепленные в нормах права, обладающие реальной применимостью и конкретностью воздействия на общественные отношения.

Особое место в формировании и реализации правовой политики занимают внеправовые средства, роль которых в достижении целей не менее значима, поскольку первоначально именно от них во многом зависит, будет ли достигнут в конечном итоге необходимый правовой результат. Это означает: внеправовые средства определенным образом сочетаются с правовыми, что создает специальные конструкции. «Особый статус правовых средств в процессе правового регулирования не исключает их диалектического взаимодействия с инструментами неюридического характера»[17]. Как справедливо замечают Т.Я. Хабриева и Н.А. Власенко, «социальное управление представляет собой достаточно сложный механизм, основу которого составляют разные виды управленческой деятельности»[18], поэтому процесс выбора средств должен включать разнообразные по своей сути средства, в том числе политические, экономические, социально-культурные, технические.

Именно многообразие разноплановых по своей природе средств позволяет обеспечить эффективную технологию выбора и закрепления механизма правового регулирования, сочетание всех доступных в каждом конкретном случае инструментов, что является залогом качества правовой технологии. Следует признать: политические, религиозные, нравственные, технические и другие воздействия на общественные процессы приобретают все большее значение[19], и, следовательно, система средств правовой политики должна включать все многообразие инструментов не только юридического характера, но и тех, которые влияют на последующее формирование и закрепление правовой идеи.

Несмотря на очевидный «водораздел» между правовыми и внеправовыми средствами правовой политики, последние имеют большое значение для реализации правовой политики, так как первоначально именно они влияют на выбор пути правового развития и целенаправленность воздействия на общественные отношения. Под внеправовыми средствами правовой политики понимают средства, напрямую не установленные законодательством, но служащие обеспечительными мерами для формирования и реализации правовой политики, действующие в правовой сфере. Следовательно, фактором, объединяющим внеправовые средства правовой политики с правовыми средствами, выступает их воздействие на совершенствование правовой сферы и направленность на реализацию целей правовой политики.

Среди внеправовых средств общественной жизни выделяются экономические, политические, идеологические, субъективно-психологические, культурные, научно-технические средства, нормативно-правовые установления, средства юридической техники, юридического толкования и средства правореализационной практики. Перечисленные средства имеют разнопорядковое значение для правовой политики и правовой действительности, так как могут либо воздействовать на формирование правовых идей, определять допустимые ориентиры правовой регламентации, их социально-экономическую эффективность, либо быть направленными на подготовку правовых актов и осуществление иных видов юридической деятельности, обеспечивающих совершенство права по форме и содержанию.

Система средств правовой политики — это комплекс разнообразных по своей природе и целевой направленности средств, обеспечивающих эффективность формирования и реализации правовой политики и гарантирования ресурсной поддержки ее целей и задач. Системный подход в использовании ресурсной составляющей правовой политики создает условия для более целенаправленного и эффективного воздействия на общественные отношения, а значит, способствует более полному обеспечению конституционно защищаемых ценностей и совершенствованию правовой системы России.

 

Библиография

1 См.: Краткий юридический словарь /  отв. ред. А.В. Малько. — М., 2007. С. 103.

2 См., например: Исаков Н.В. Правовая политика современной России: проблемы теории и практики: дис. … д-ра юрид. наук. — Ростов н/Д, 2004; Коробова А.П. Правовая политика: понятие, формы реализации, приоритеты в современной России: дис. … канд. юрид. наук. — Самара, 2000; Матузов Н.И. Понятие и основные приоритеты российской правовой политики // Правоведение. 1997. № 4; Сырых В.М. Правовая политика современного демократического государства // Социология права. — М., 2002; Малько А.В. Правовая политика и российское законодательство XXI века // Законодательство России в XXI веке: по материалам науч.-практ. конф. — М., 2002.

3 См.: Лопашенко Н.А. Уголовно-правовая политика // Российская правовая политика. — М., 2003; Малько А.В. О необходимости формирования правовой политики в регионах // Правовая политика в Российской Федерации: региональный уровень / под ред. А.В. Малько. — Тамбов, 2008; Пермяков Ю.Е. Введение в основы уголовной политики: учеб. пособие. — Самара, 1993; Рудковский В.А. Правоприменительная политика: сущность и содержание: дис. … канд. юрид. наук. — Волгоград, 1997; Субочев В.В. Правовая политика современной России в сфере лоббизма: теоретические проблемы: дис. … канд. юрид. наук. — Саратов, 2002.

4 См.: Малько А.В. Современная российская правовая политика и правовая жизнь // Правовая политика и правовая жизнь. 2000. Нояб.; Он же. Политическая и правовая жизнь России: актуальные проблемы. — М., 2000.

5 См.: Малько А.В. Политическая и правовая жизнь России: актуальные проблемы. С. 118.

6 Сергевнин С.Л. Юридическая техника: проблемы правообразования и правореализации (тезисы доклада) // Юридическая техника: вопросы теории и истории: материалы межвуз. науч.-теорет. конф. / под общ. ред. Д.И. Луковской. — СПб., 2005. С. 13—14.

7 Карабеков М.М. К вопросу о целях и средствах правовой политики // Правовая политика: проблемы формирования: сб. науч. ст. по итогам работы круглого стола / под ред. А.В. Малько. — Тамбов, 2010. С. 73.

8 См.: Ожегов С.И. Словарь русского языка: 70 000 слов / под ред. Н.Ю. Шведовой.  22-е изд., стереотип. — М., 1990. С. 717.

9 См. подробнее: Малько А.В. Проблемы правовых средств // Проблемы теории государства и права: учеб. пособие / под ред. М.Н. Марченко. — М., 2001. С. 354.

10 Там же. С. 355.

11 Сырых В.М. Истинность и правильность как критерии теоретической эффективности норм права // Эффективность закона / под ред. Ю.А. Тихомирова. — М., 1997. С. 10.

12 Алексеев С.С. Теория права. 2-е изд. — М., 1995. С. 218, 223.

13 Малько А.В. Проблемы правовых средств. С. 354.

14 Там же. С. 356.

15 Там же. С. 359.

16 См.: Пугинский Б.И. Гражданско-правовые средства в хозяйственных отношениях. — М., 1984. С. 86—87.

17 Малько А.В., Шундиков К.В. Цели и средства в праве и правовой политике. — Саратов, 2003. С. 67.

18 Юридическая техника / под ред. Т.Я. Хабриевой, Н.А. Власенко. — М., 2010. С. 8.

 

19 На классификацию видов управления в обществе и их влияние на общественные процессы указывал Ю.А. Тихомиров. См. подробнее: Тихомиров Ю.А. Управление на основе права. — М., 2007. С. 25—38.