УДК 347.9 

Страницы в журнале: 94-98

 

Н.В. ЛАСКИНА,

кандидат юридических наук, доцент кафедры правосудия и процессуального права Саратовского государственного социально-экономического университета

 

Исследованы признаки, присущие лицам, участвующим в деле, и черты, характерные для лиц, содействующих правосудию. На основе их анализа автор делает вывод о том, что судебные представители по своему правовому статусу наиболее близки к лицам, содействующим правосудию. Судебные представители, как и лица, содействующие правосудию, выполняют в суде функцию представительства, не имеют самостоятельной юридической заинтересованности в предмете спора, привлекаются в процесс по инициативе суда или лиц, участвующих в деле. Однако окончательно этот проблемный вопрос может быть разрешен только путем внесения соответствующих изменений в ГПК РФ и АПК РФ.

 

Ключевые слова: судебный представитель; лица, участвующие в деле; лица, содействующие правосудию; юридическая заинтересованность; функция представительства.

 

Согласно ст. 46 Конституции РФ каждому гарантируется судебная защита его прав и свобод. Одной из гарантий обеспечения данного права выступает институт судебного представительства, благодаря которому граждане и организации, не имеющие возможности лично защитить свои права в суде, могут принимать участие в процессе через своих представителей. Возможность участия в деле представителей также обеспечивает еще одно конституционное право каждого на получение квалифицированной юридической помощи (ст. 48 Конституции РФ). Таким образом, институт судебного представительства является важным процессуальным инструментом защиты прав и интересов граждан и организаций.

История развития института представительства насчитывает не одну сотню и даже тысячу лет. Основы института представительства были заложены еще во времена Древнего Рима[1]. Институт судебного представительства был известен и дореволюционному процессуальному праву России (Устав гражданского судопроизводства 1864 г.), и советскому процессуальному праву (ГПК РСФСР 1923 г. и 1964 г.), закреплен он и в нормах действующего российского процессуального законодательства (гл. 5 ГПК РФ, гл. 6 АПК РФ). Многолетняя история существования института судебного представительства не исключает его актуальности и сегодня. Основным дискуссионным вопросом данного института, по которому ученые-процессуалисты так и не пришли к единому мнению, остается вопрос о процессуальном положении судебных представителей. А именно: являются ли судебные представители лицами, участвующими в деле, или лицами, содействующими правосудию, либо это самостоятельная категория участников процесса. Окончательно этот вопрос не решен и на законодательном уровне.

Все ученые сходятся во мнении, что судебный представитель является субъектом гражданских процессуальных правоотношений и участником процесса. Традиционно участников процесса подразделяют на три группы:

1) суд; 2) лица, участвующие в деле; 3) лица, содействующие правосудию[2]. Такая классификация основывается, как правило, на ряде признаков, характеризующих каждую группу участников процесса. Исключив из исследования суд как особый участник процесса, который ни при каких условиях не может быть приравнен к судебным представителям ввиду специфики его функций и особого предназначения — вершить правосудие, рассмотрим более подробно признаки, характеризующие других участников процесса.

Основными участниками процесса, определяющими ход и развитие производства по делу, являются лица, участвующие в деле, которых наука процессуального права делит по признаку юридической заинтересованности на две группы. В первую группу входят стороны, заинтересованные лица, заявители, третьи лица, заявляющие и не заявляющие самостоятельные требования на предмет спора. Эта группа лиц обладает как процессуальным, так и материальным интересом и выступает в процессе лично в защиту собственных прав. Во вторую группу входят прокурор, государственные органы, органы местного самоуправления, организации и граждане, выступающие в защиту чужих интересов. Для этой группы лиц, участвующих в деле, характерно также наличие юридической заинтересованности, а именно процессуального интереса, заключающегося в достижении положительных результатов рассмотрения дела для лиц, интересы которых защищаются. Важным признаком, характеризующим вторую группу лиц, является их личное участие в процессе, но в защиту чужих прав и интересов.

Учитывая, что судебным представителем является дееспособное физическое лицо, имеющее полномочия на ведение дела и участвующее в процессе от имени и в интересах доверителя, процессуальное положение судебного представителя наиболее схоже с процессуальным положением прокурора и лиц и органов, обращающихся в суд в защиту прав и законных интересов других лиц. На основании этого ряд ученых-процессуалистов в правовом статусе лиц, участвующих в деле, выделяют характерные черты, которые, по их мнению, присущи и судебному представителю. В качестве таких признаков называют:

— наличие процессуального интереса в деле;

— оказание влияния своими действиями на развитие процесса;

— наделение их самостоятельными процессуальными правами и обязанностями;

— возможность применения мер процессуальной ответственности[3].

Как представляется, два последних признака не могут служить критериями отнесения судебного представителя к лицам, участвующим в деле, поскольку самостоятельными процессуальными правами и обязанностями наделены и лица, содействующие правосудию (переводчики, эксперты, свидетели). К лицам, содействующим правосудию, также могут быть применены меры процессуальной ответственности в виде предупреждения за нарушение порядка судебного заседания, удаления из зала судебного заседания, наложения штрафа. Следовательно, по этому критерию судебные представители могут быть отнесены как к лицам, участвующим в деле, так и к лицам, содействующим правосудию.

Учеными неоднократно исследовался вопрос о юридической заинтересованности судебного представителя. Следует согласиться с мнением Е.Б. Рой о том, что интерес представителя нельзя приравнивать к юридическому интересу лиц, участвующих в деле, поскольку он находится вне процесса и не составляет предмет защиты по делу[4]. Действительно, истоки судебного представительства в основном лежат в плоскости материального права, поскольку оно основывается на нормах семейного законодательства (участие законных представителей), на нормах ГК РФ о представительстве и т. д. При этом судебное представительство является сугубо процессуальным институтом, так как отношения между представителем и участниками процесса регулируются нормами гражданского процессуального или арбитражного процессуального права, а отношения между представляемым и представителем — это уже область гражданского права. Ввиду этого и юридическая заинтересованность обусловлена теми материально-правовыми отношениями, из которых проистекает обязанность представителя представлять интересы другого лица в суде. Например, адвокат, участвующий в процессе в качестве представителя, безусловно, заинтересован в благоприятном исходе дела для своего доверителя, однако такая заинтересованность обусловлена стремлением адвоката наиболее качественно и эффективно исполнить возложенные на него соглашением об оказании юридической помощи обязанности по защите интересов клиента в суде. Родители, выступающие в качестве законных представителей своих несовершеннолетних детей, также заинтересованы в благоприятном исходе дела для своего ребенка. Однако такая заинтересованность может быть продиктована моральными соображениями, заботой родителей о своих детях, необходимостью исполнения обязанностей по их воспитанию и т. д.

Таким образом, юридическая заинтересованность судебного представителя лежит в плоскости материально-правовых отношений и заключается в стремлении представителя надлежащим образом исполнить возложенные на него в силу закона или договора обязанности по представлению суде интересов другого лица. Следовательно, достижение благоприятного исхода дела (процессуальный интерес) — это лишь средство выполнения материально-правовой обязанности, поэтому можно говорить, что представитель имеет не процессуальную, а материальную заинтересованность. Однако если у сторон, третьих лиц имеется материальная заинтересованность в отношении предмета спора, то у представителя материальная заинтересованность на предмет спора не направлена, т. е. интерес представителя к исходу дела носит внепроцессуальный характер[5].

Вопрос об отнесении судебных представителей к лицам, участвующим в деле, по такому признаку, как оказание влияния своими действиями на развитие процесса, тоже является спорным. Положения ст. 54 ГПК РФ и ст. 62 АПК РФ наделяют судебного представителя полномочиями по совершению от имени представляемого всех процессуальных действий. Однако при этом в указанных нормах сделана оговорка: для того, чтобы представитель получил возможность подписания искового заявления, предъявления его в суд, передачи спора на рассмотрение третейского суда, предъявления встречного иска, полного или частичного отказа от исковых требований, уменьшения их размера, признания иска, изменения предмета или основания иска, заключения мирового соглашения, передачи полномочий другому лицу (передоверие), обжалования судебного постановления, предъявления исполнительного документа к взысканию, получения присужденного имущества или денег, — т. е. для совершения таких важных распорядительных действий, которые и движут процессом, необходимо специальное указание на эти права в доверенности, выданной представляемым лицом. Следовательно, на ход процесса влияют не действия представителя, а волеизъявление представляемого, который решает, предоставить его представителю те или иные полномочия или нет.

Аргументом против включения судебных представителей в круг лиц, участвующих в деле, является и такое важное обстоятельство, как участие в процессе от своего имени. Будь то стороны, третьи лица или госорганы, обращающиеся в суд за защитой чужих прав, — все они выступают в процессе от своего имени. Судебный же представитель действует не от своего имени, а от имени представляемого им лица. В нормах ГК РФ о представительстве указано, что не являются представителями лица, действующие хотя и в чужих интересах, но от собственного имени (ч. 2 ст. 182).

Таким образом, изложенное выше позволяет сделать вывод о том, что судебные представители не относятся к лицам, участвующим в деле. Это подтверждается и нормами процессуальных законов, которые не включают в круг лиц, участвующих в деле, судебных представителей (ст. 34 ГПК РФ, ст. 40 АПК РФ). Однако, как уже было отмечено, в законодательстве не до конца решен вопрос о процессуальном положении судебных представителей. Не включив судебных представителей в состав лиц, участвующих в деле, законодатель не упоминает о них и как о лицах, содействующих правосудию, поместив нормы рассматриваемого процессуального института в отдельную главу (гл. 5 ГПК РФ, гл. 6 АПК РФ). Данное обстоятельство позволило некоторым авторам говорить о том, что судебный представитель является самостоятельным участником процесса[6]. Однако такая точка зрения вызвала обоснованную критику: поскольку судебный представитель совершает процессуальные действия, реализуя права и обязанности представляемого, то его процессуальные права и обязанности производны от прав и обязанностей представляемого лица[7].

Вопрос об отнесении судебных представителей к лицам, содействующим правосудию, также должен решаться исходя из анализа признаков, которыми характеризуется процессуальное положение последних. Лица, содействующие правосудию, выделяются учеными-процессуалистами в отдельную группу из-за выполняемых ими функций. Роль и значение этих субъектов сводится к содействию в осуществлении правосудия, а именно к содействию в установлении определенных фактов, имеющих значение для дела, представлении доказательств, обеспечении доступности языка судопроизводства, и выполнению других обязанностей. Процессуальное положение лиц, содействующих правосудию, характеризуется рядом черт, позволяющих более четко уяснить их процессуальный статус[8]. Особенности процессуального положения лиц, участвующих в деле, таковы:

— во-первых, они не имеют ни материально-правовой, ни процессуальной заинтересованности в исходе дела, — напротив, наличие юридической заинтересованности в исходе дела может стать причиной для устранения таких лиц из процесса;

— во-вторых, они выполняют в процессе строго определенные функции: осуществление перевода, дачу показаний и т. п. Для реализации указанных функций лица, содействующие правосудию, наделяются отдельными правами и на них возлагаются обязанности, неисполнение которых может повлечь применение к ним мер ответственности;

— в-третьих, они привлекаются в процесс по инициативе суда или лиц, участвующих в деле.

Рассмотренные особенности юридического интереса, присущего судебным представителям, свидетельствуют о том, что судебные представители не имеют юридической заинтересованности в предмете спора, а исход дела их интересует постольку, поскольку необходимо выполнить обязанности по представительству в силу закона или договора. Более того, положениями подп. 2 п. 4 ст. 6 Федерального закона от 31.05.2002 № 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» предусмотрено, что адвокат не вправе принимать от обратившегося к нему за оказанием юридической помощи лица поручение в случаях, если он:

— имеет самостоятельный интерес по предмету соглашения с доверителем, отличный от интереса данного лица;

— участвовал в деле в качестве судьи, третейского судьи или арбитра, посредника, прокурора, следователя, дознавателя, эксперта, специалиста, переводчика, является по данному делу потерпевшим или свидетелем, а также если он являлся должностным лицом, в компетенции которого находилось принятие решения в интересах данного лица;

— состоит в родственных или семейных отношениях с должностным лицом, которое принимало или принимает участие в расследовании или рассмотрении дела данного лица;

— оказывает юридическую помощь доверителю, интересы которого противоречат интересам данного лица.

Анализ положений ч. 2 ст. 64 СК РФ также позволяет сделать вывод о том, что у родителей — законных представителей не должно быть самостоятельных интересов (отличных от интересов ребенка) в исходе дела, а может быть только интерес, производный от интересов ребенка и обусловленный требованиями закона о том, что родители не вправе представлять интересы своих детей, если органом опеки и попечительства установлено, что между интересами родителей и детей имеются противоречия. В случае разногласий между родителями и детьми орган опеки и попечительства обязан назначить представителя для защиты прав и интересов детей.

Таким образом, законодатель не допускает участия представителей, если они прямо или косвенно заинтересованы в деле (родственные, служебные связи, корыстные интересы и т. д.). Следовательно, как у лиц, содействующих правосудию, так и у судебных представителей юридическая заинтересованность по конкретному делу должна отсутствовать.

Судебных представителей и лиц, содействующих правосудию, сближает и такой признак, как вступление в процесс по инициативе суда или лиц, участвующих в деле. Суд еще на стадии подготовки дела к судебному разбирательству должен решить вопрос о возможности участия тех или иных лиц в процессе по конкретному делу. С учетом обстоятельств дела судья разрешает вопрос о составе лиц, участвующих в деле, а также об участниках, содействующих рассмотрению дела, — представителях сторон и третьих лиц, экспертах, специалистах, переводчиках, свидетелях[9]. При этом представители (за исключением законных представителей) вправе обратиться в суд с исковым заявлением только при наличии специального указания на это полномочие в доверенности, выданной представляемым лицом.

Полагаем, наиболее весомым доводом в пользу того, что судебные представители относятся к лицам, содействующим правосудию, является тот факт, что судебные представители (как и свидетели, эксперты, переводчики и др.) выполняют в суде строго определенную функцию — представительство интересов лиц, участвующих в деле, а не защиту, как это характерно для прокуроров, органов и граждан, обращающихся в суд в защиту чужих интересов. Утверждение, что судебные представители осуществляют в процессе представительство интересов, а не защиту, основано на том, что в большинстве случаев представители действуют на основании специального уполномочивающего документа — доверенности, в которой определены основные правомочия представителя, что не позволяет ему самостоятельно выбирать средства и способы защиты для представляемых лиц. Однако сказанное не означает, что судебный представитель пассивно относится к вопросу защиты прав представляемого. Нормы закона или договора обязывают представителя осуществить ряд мер, направленных на защиту прав представляемого, в том числе и принять участие в процессе. Так, адвокат, заключив соглашение об оказании юридической помощи, разрабатывает стратегию ведения дела, продумывает тактику защиты прав доверителя в суде, в этих целях собирает сведения, необходимые для оказания юридической помощи, предметы и документы, которые могут быть признаны вещественными и иными доказательствами по делу. Однако все эти действия носят внепроцессуальный характер, поскольку находятся за рамками процесса, а в суде, становясь участником процесса, адвокат выполняет лишь те полномочия, которые оговорены в доверенности или ордере на исполнение поручения. Таким образом, судебный представитель осуществляет в процессе рассмотрения и разрешения дела функцию представительства, которая является средством, но не целью защиты прав представляемого. Например, желаемый результат может и не быть достигнут в суде первой инстанции, но это не означает, что права представляемого не защищены, поскольку представитель может планировать их дальнейшую защиту в судах вышестоящих инстанций и даже вне рамок российской судебной системы (например, в Европейском суде по правам человека).

Наряду со своей главной задачей — представительством интересов представляемого лица — судебный представитель оказывает и содействие правосудию. Так, квалифицированный адвокат (юрист) заранее должен позаботиться о сборе необходимых доказательств, о привлечении к процессу свидетелей, экспертов, других лиц, которые могут оказать влияние на ход дела, тем самым освободив суд от решения этих вопросов и сэкономив время и силы суда и лиц, участвующих в деле. Незаменимую роль судебный представитель играет и в том случае, когда представляемый не может явиться в процесс по каким-либо причинам. Представляя его интересы в процессе, судебный представитель исключает возможность затягивания рассмотрения дела и волокиту, связанную с неоднократным извещением сторон о времени и месте судебного разбирательства, поскольку в случае надлежаще оформленных полномочий представитель может принять участие в процессе и в отсутствие представляемого лица. Речь не идет о законных представителях, без которых не состоялось бы ни одно судебное заседание, где сторонами выступают несовершеннолетние, недееспособные или ограничено дееспособные граждане.

Таким образом, все вышеизложенное позволяет охарактеризовать судебного представителя как участника процесса, который:

— играет важную роль в защите прав и интересов представляемого, выполняя в суде функцию представительства интересов лица, участвующего в деле, тем самым содействуя правосудию по конкретному делу;

— не должен иметь самостоятельной юридической заинтересованности в предмете спора;

— привлекается в процесс по инициативе суда или лиц, участвующих в деле;

— действуя в рамках предоставленных законом или договором полномочий, осуществляет процессуальные права сторон и иных лиц, участвующих в деле, выполняет возложенные на него как на участника процесса процессуальные обязанности, за неисполнение которых может быть привлечен к процессуальной ответственности.

Вышеперечисленные особенности процессуального положения судебного представителя и анализ характерных признаков, присущих лицам, содействующим правосудию, позволяют присоединиться к точке зрения, высказываемой учеными-процессуалистами, о включении судебного представителя в круг лиц, содействующих правосудию[10].

Однако окончательное решение вопроса о процессуальном положении судебного представителя в гражданском и арбитражном процессах все же остается за законодателем, поскольку, пока положения процессуальных кодексов не будут четко определять, кем является судебный представитель — лицом, участвующим в деле, или лицом, содействующим правосудию, — дискуссии среди ученых будут продолжаться. В рамках рассматриваемой проблемы следует отметить позицию Пленума Верховного суда РФ, который в п. 17 постановления от 24.06.2008 № 11 «О подготовке гражданских дел к судебному разбирательству» отнес представителей сторон и третьих лиц, наряду с экспертами, специалистами, переводчиками и свидетелями, к лицам, содействующим правосудию[11].

 

Библиография

1 См.: Баранов А.М. Законное представительство: проблемы теории и практики //Семейное и жилищное право. 2008. № 1. С. 2.

2 См., например: Гражданский процесс России: Учеб. / Под ред. М.А. Викут. — М., 2004 (автор главы — М.А. Викут). С. 57; Гражданский процесс: Учеб. / Отв. ред. проф. В.В. Ярков. — М., 2004. С. 57; Арбитражный процесс: Учеб. для студентов юрид. вузов / Под ред. проф. М.К. Треушникова. — М., 2007. С. 163 (автор главы — М.К. Треушников).

3 См., например: Гражданский процесс: Учеб. / Отв. ред. проф. В.В. Ярков. С. 110; Гражданский процесс: Учеб. для вузов / Под ред. М.К. Треушникова. С. 165 (автор главы —Е.В. Салогубова); Табак И.А. Новые положения судебного представительства в гражданском судопроизводстве: Дис. … канд. юрид. наук. — Саратов, 2006. С. 9.

4 См.: Рой Е.Б. Дискуссионные вопросы процессуального положения судебного представителя // Арбитражный и гражданский процесс. 2004. № 3. С. 3.

5 См.: Шакарян М.С. К вопросу о понятии и составе лиц, участвующих в гражданских делах // Тр. ВЮЗИ. Т. 16. Ч. 2. — М., 1970. С. 181—182.

6 См.: Сидоров Р.А. Представительство в гражданском процессе: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. — Тверь, 2002. С. 8.

7 См., например: Шакарян М.С. Основы гражданского судопроизводства (значение, некоторые вопросы совершенствования и толкования) // Основы гражданского судопроизводства и развитие гражданского процессуального законодательства и теории: Сб. науч. тр. ВЮЗИ. — М., 1982. С. 12; Рой Е.Б. Указ. раб. С. 3—4.

8 См.: Гражданский процесс: Учеб. / Отв. ред. проф. В.В. Ярков. С. 61; Постатейный комментарий к Арбитражному процессуальному кодексу Российской Федерации / Под ред. П.В. Крашенинникова. — М.: Статут, 2007. С. 143 (автор комментария — И.В. Решетникова).

9 См. п. 17 постановления Пленума Верховного суда РФ от 24.06.2008 № 11 «О подготовке гражданских дел к судебному разбирательству» // Бюллетень ВС РФ. 2008. № 9.

10 См., например: Постатейный комментарий к Арбитражному процессуальному кодексу Российской Федерации / Под ред. П.В. Крашенинникова. С. 143 (автор комментария — И.В. Решетникова); Рой Е.Б. Указ. раб. С. 4.

11 См.: Бюллетень ВС РФ. 2008. № 9.