УДК 343.341.3 

Страницы в журнале: 120-122

 

М.М. ЗЕЙНАЛОВ,

кандидат юридических наук, начальник отдела по делам некоммерческих организаций Управления Минюста России по Республике Дагестан, преподаватель Дагестанского государственного института народного хозяйства при Правительстве Республики Дагестанe-mail: marjust@yandex.ru

 

А.А. БИРЕМОВА,

судья Верховного Суда Республики Дагестан, соискатель кафедры уголовного права и криминологии Дагестанского государственного университета

 

Предлагается уголовно-правовая характеристика создания и функционирования общественно опасных религиозных и общественных объединений. Подчеркивается актуальность проблемы уголовной ответственности за организацию объединения, посягающего на личность и права граждан, вызванная высокой латентностью данного уголовно-правового деяния, недостаточностью следственной и судебной практики, трудностями в доказывании факта организации объединения, посягающего на личность и права граждан, а также слабой научной разработанностью указанной проблемы.

Ключевые слова: общественное объединение, религиозное объединение, личность, права граждан.

 

Criminal responsibility for organizing the association, encroaching on the person and the rights of citizens

 

Zejnalov M., Biremova A.

 

It is proposed criminal legal description of the establishment and operation of the socially dangerous religious and social associations. Emphasizes the urgency of the problem of criminal responsibility for organizing the association encroaching on the individual and the rights of citizens, due to the high latency of the penal offense, lack of investigative and judicial practices, the difficulties in proving the fact of union organization, encroaching on the person and the rights of citizens, as well as developed of a weak scientific this problem.

Keywords: public organization, religious organization, person, rights of citizens.

 

Актуальность рассматриваемой научной проблемы определяется в первую очередь социальной значимостью функционирования религиозных и общественных объединений и злободневностью деятельности общественно опасных форм его проявления.

Статья 28 Конституции РФ каждому гарантирует свободу совести, свободу вероисповедания, включая право исповедовать индивидуально или совместно с другими любую религию или не исповедовать никакой, свободно выбирать, иметь и распространять религиозные и иные убеждения и действовать в соответствии с ними. Согласно ст. 30 Конституции РФ каждый имеет право на объединение, включая право создавать профессиональные союзы для защиты своих интересов. Вместе с тем нельзя не исключать вероятность злоупотребления предоставленным правом.

Увеличение разнообразия социальных интересов в России на новом этапе развития государства привело к повышению численности религиозных и общественных объединений. На 1 января 2012 г. в России зарегистрировано 115 578 общественных объединений, 13 077 религиозных организаций, 82 902 некоммерческие организации и 7 политических партий.

Президент РФ Д.А. Медведев в Послании Федеральному Собранию Российской Федерации от 22.12.2011 отметил, что право людей выражать свое мнение всеми законными способами гарантировано, но попытки манипулировать гражданами России, вводить их в заблуждение, разжигать в обществе социальную рознь неприемлемы. «Мы не дадим провокаторам и экстремистам втянуть общество в свои авантюры, не допустим и вмешательства извне в наши внутренние дела»[1].

Данная проблема была затронута Президентом Республики Дагестан М.М. Магомедовым на III Съезде народов Дагестана, где подчеркивалась необходимость совершенствования общественных институтов, повышения правовой культуры[2].

Согласно ч. 1 ст. 9 Федерального закона от 25.07.2002 № 114-ФЗ «О противодействии экстремистской деятельности»[3] в Российской Федерации запрещаются создание и деятельность общественных и религиозных объединений, иных организаций, цели или действия которых направлены на осуществление экстремистской деятельности. В отношении общественных объединений подобный запрет установлен также Федеральным законом от 19.05.1995 № 82-ФЗ «Об общественных объединениях»[4].

Насколько в настоящее время актуален вопрос существования общественно опасных религиозных и общественных объединений, демонстрирует деятельность до некоторых пор функционирующих легально объединений, в отношении которых судом приняты вступившие в законную силу решения о ликвидации или запрете деятельности по основаниям, предусмотренным Федеральным законом «О противодействии экстремистской деятельности». Например, в отношении международного религиозного объединения «Нурджулар» принято решение ВС РФ от 10.04.2008 о запрете деятельности; международного религиозного объединения «Таблиги Джамаат» — решение ВС РФ от 07.05.2009; «Объединенного Вилайат Кабарды, Балкарии и Карачая» — решение ВС Кабардино-Балкарской Республики от 09.07.2010; регионального общественного объединения «Национал-социалистическая рабочая партия России» — решение Судебной коллегии по гражданским делам Нижегородского областного суда от 22.09.2010; религиозной группы «Благородный орден дьявола» — решение ВС Республики Мордовия от 27.12.2010; межрегионального объединения «Русский общенациональный союз» — решение Владимирского областного суда от 30.05.2011 и определение Судебной коллегии по гражданским делам ВС РФ от 06.09.2011.

На практике применение ст. 239 «Организация объединения, посягающего на личность и права граждан» УК РФ вызывает определенные затруднения, что связано с высокой латентностью предусмотренного данной статьей уголовно-правового деяния, недостаточностью следственной и судебной практики, трудностями в доказывании факта организации объединения, посягающего на личность и права граждан, слабой научной разработанностью указанной проблемы.

Данных официальной уголовной статистики России по ст. 239 УК РФ очень мало. В 2001 году на территории Российской Федерации зарегистрировано 1 преступление, предусмотренное ст. 239 УК РФ, в 2002 — 1, в 2003 — 1, в 2004 — 2, в 2005 — 2, в 2006 — 2, в 2007 — 2, в 2008 — 0, в 2009 — 5, в 2010 — 5 преступлений[5]. Приведенные данные могут навести на мысль, что организация объединения, посягающего на личность и права граждан, — явление для России очень редкое и незначительное по своим масштабам. Однако это совсем не так.

Статистические данные свидетельствуют о нестабильности количественных показателей совершенных преступлений, предусмотренных ст. 239 УК РФ. Вместе с тем наблюдается тенденция увеличения показателей в 2010 году.

Статья 239 УК РФ входит в главу 25 «Преступления против здоровья населения и общественной нравственности». Следовательно, видовым объектом рассматриваемого преступления выступают безопасность здоровья населения и общественная нравственность.

Непосредственным объектом рассматриваемого преступления являются общественные отношения, обеспечивающие свободу человека и гражданина от физического и психического принуждения в сфере функционирования и деятельности общественных и религиозных объединений.

 

Объективная сторона заключается в создании религиозного или общественного объединения, деятельность которого сопряжена с насилием над гражданами или иным причинением вреда их здоровью либо с побуждением граждан к отказу от исполнения гражданских обязанностей или к совершению иных противоправных деяний, а равно в руководстве таким объединением[6].

В соответствии с п. 1 ст. 6 Федерального закона от 08.12.1995 № 7-ФЗ «О некоммерческих организациях»[7] общественными и религиозными организациями (объединениями) признаются добровольные объединения граждан, в установленном законом порядке объединившихся на основе общности их интересов для удовлетворения духовных или иных нематериальных потребностей.

Формирование религиозного или общественного объединения означает как учреждение такого объединения, так и его фактическую организацию без официальной регистрации. Руководство объединением представляет собой в первую очередь деятельность по управлению религиозным или общественным объединением. Таким образом, уголовной ответственности за организацию объединения, посягающего на личность и права граждан, подлежат не только лица, его создавшие, но и лица, которые наряду с организатором выполняли руководящую роль либо впоследствии по различным причинам приняли на себя руководство объединением.

Насилие как один из признаков запрещенного объединения предполагает применение различных форм насилия одних его членов по отношению к другим в соответствии с культивируемой идеологией. Иное причинение вреда здоровью граждан, входящих в объединение, означает, что в соответствии с существующими догмами члены объединения ограничиваются в пище, отказываются от соблюдения санитарно-гигиенических требований, занимаются самоистязанием, членовредительством, склоняются к самоубийству, вступлению в половую связь и т. п. Под побуждением граждан к отказу от исполнения гражданских обязанностей понимается склонение их к отказу от исполнения конституционных обязанностей (уклонение от военной службы, от уплаты налогов, от выполнения родительских обязанностей и т. д.). Побуждение к совершению иных противоправных действий предполагает подстрекательство к совершению различного вида правонарушений. Однако надо иметь в виду, что побуждение  лица к совершению преступления необходимо дополнительно квалифицировать как подстрекательство к совершению конкретного преступления[8].

Ответственность за непосредственное участие в действиях объединения предусмотрена ч. 2 ст. 239 УК РФ.

По своей законодательной конструкции состав рассматриваемого преступления формальный, т. е. преступление считается оконченным с момента создания запрещенного объединения.

Субъективную сторону преступления составляет прямой умысел. Виновный осознает, что он создает религиозное объединение, деятельность которого посягает на личность и права граждан, либо руководит таким объединением, либо участвует в его деятельности, либо пропагандирует такую деятельность, и желает этого.

Субъект преступления по ч. 1 ст. 239 — специальный. Речь идет о создателе или руководителе религиозного или общественного объединения. По части 2 ст. 239 субъектом может быть любое вменяемое лицо, достигшее 16-летнего возраста.

 

Библиография

1 Российская газета. 2011. 23 дек.

2 См.: Доклад Президента РД М.М. Магомедова на III Съезде народов Дагестана // Дагестанская правда. 2010. 16 дек. № 436—437. С. 1.

3 СЗ РФ. 2002. № 30. Ст. 3031.

4 Там же. 1995. № 21. Ст. 1930.

5 См.: Долгова А.И. Преступность, криминология, криминологическая защита // Российская криминологическая ассоциация. 2007. С. 135; Ее же. Экстремизм: социальные, правовые и криминологические проблемы // Там же. 2010. С. 510; Ее же. Преступность, ее виды и проблемы борьбы. — М., 2011. С. 362.

6 См.: Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации (постатейный) / А.А. Ашин, А.П. Войтович, Б.В. Волженкин и др.; под ред. А.И. Чучаева. — М., 2010. С. 293.

7 СЗ РФ. 1996. № 3. Ст. 145.

 

8 См.: Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / Ю.В. Грачева, Л.Д. Ермакова (и др.); отв. ред. А.И. Рарог. 7-е изд., перераб. и доп. — М., 2011. С. 216.