УДК 347.9

Страницы в журнале: 135-138

 

Р.А. ЭЛЬДАРОВ,

аспирант кафедры теории государства и права юридического факультета Дагестанского государственного университета

 

Приводится функциональный анализ института мировой юстиции и обосновываются выводы, отражающие отличия судопроизводства мировых судей от судебной деятельности федеральных судей.

Ключевые слова: формы мировой юстиции, мировой судья, мировое судопроизводство.

 

Forms of justice of the peace

 

Eldarov R.

 

Article urgency consists that for today depth of scientific researches of separate properties of legal proceedings of world judges less all is studied by jurisprudence, is spent the functional analysis of institute of justice of the peace and the conclusions reflecting differences of legal proceedings of world judges from judicial activity of federal judges become.

Keywords: forms of justice of the peace, justice of the peace, the world court proceedings.

 

Для выявления особенностей деятельности мировой юстиции необходимо  провести ее функциональный анализ, рассмотрев свойства, характеризующие виды судебной деятельности мировых судей. И прежде всего следует, на наш взгляд, кратко ознакомиться с атрибутами, или необходимыми признаками рассматриваемого явления, что поможет создать более точную картину состояния судебной деятельности, особенно при исследовании некоторых проблемных моментов. К числу наиболее важных атрибутов можно отнести:

— правовой характер целеполагания института мировой юстиции, который определяется и ограничивается содержанием и пределами деятельности данного института в сфере правосудия;

— социально-правовой характер среды, поскольку ни одна из институциональных форм судебной власти не может существовать вне среды. Среда, в которой осуществляется деятельность мировых судей, определяется правовыми интересами граждан, требующими удовлетворения с учетом возможностей института мировой юстиции. Это приводит к выводу, что характер данной среды является правовым, что обусловлено также и наличием таких элементов среды, как законодательство, правовые нормы в целом, правовые ожидания общества и государства. Перечисленные факторы активно влияют на содержание судебной деятельности мировых судей, если учитывать императивы конституционных требований к судебной власти в любом ее проявлении;

— относительная независимость судебной деятельности от политико-правовой среды в институциональном и содержательном аспектах. Речь идет о самостоятельности судебной деятельности мировых судей по отношению к другим государственным и общественным органам как о рецепции принципа разделения властей на конституционном и законодательном уровнях в условиях реализации институциональных возможностей мировой юстиции вне окружающей среды, но для удовлетворения ее правовых нужд. Относительная независимость — это беспристрастность мировых судей при реализации судебной власти, т. е. их подчинение только закону при судебной защите прав и законных интересов граждан. Чаще всего данный атрибут проявляется при принятии судебных постановлений — того функционального результата, социально-правовая и государственно-правовая оценка которого определяет состояние независимости судебной деятельности мировых судей;

— предел делимости судебной деятельности по различным основаниям. Иными словами, существует принципиальная возможность выделить в судебной деятельности конкретные формы, направления, уже не поддающиеся дальнейшему делению. Например, процессуальную форму можно представить в виде уголовно-процессуальной, гражданско-процессуальной и административно-процессуальной (производство) формах, которые далее не делятся;

— морфология (структурированность) судебной деятельности, определяющая место и роль каждого из ее направлений и особенности их взаимосвязей и выделяющая при этом структурообразующие элементы, т. е. элементы, наиболее важные для осуществления судебной деятельности;

— наличие самостоятельного процесса функционирования, который проявляется в самодостаточности и независимости мировых судей от внешних факторов на протяжении всего процесса осуществления судебной деятельности, с учетом изъятий, предусмотренных законом;

 — динамичный характер процесса осуществления судебной деятельности, поскольку неоднократно, в течение различных промежутков времени, могут меняться объект деятельности, состав и правосубъектность участников процесса, инструментарий, применяемый мировым судьей в ходе рассмотрения и разрешения судебного спора.

— ресурсная обеспеченность, отражающая то обстоятельство, что качество работы мировых судей зависит не только от их квалификации и судейского опыта, но и в немалой степени от наличия ресурсов, требуемых для обеспечения данной деятельности. Эти ресурсы носят самый разнообразный характер, и не только сугубо материально-экономический, но и нематериальный (например, юридическое мышление мирового судьи);

— обладание гомеостазисом[1]. В теории систем под термином гомеостазис понимается способность системы сохранять равновесие благодаря саморегулируемому приспособлению к окружающей среде, а в правовом смысле гомеостазис судебной деятельности института мировой юстиции может означать наличие способности устанавливать и поддерживать динамическое равновесие с политико-правовой средой, обеспечивающее существование ключевых свойств института в пределах, определенных действующим законодательством. При анализе организации данного института использовался атрибут адаптивность, характеризующий способность его организационной структуры к самосовершенствованию и гибкому реагированию на изменения окружающей социально-правовой среды. Совместное использование указанных атрибутов (гомеостазиса и адаптивности) при описании функциональных и организационных параметров состояния рассматриваемого института может быть полезным в выработке подходов к оценке стабильности и эффективности работы мировых судей;

— обратная связь в процессе функционирования, поскольку эффективная судебная деятельность возможна лишь при условии ее надлежащей внутренней организации. Поддержание такой организации на должном уровне обеспечивается механизмом обратной связи судебной деятельности, осуществляющим регулярную корректировку повседневной работы мировых судей на основании сравнения информации о текущих результатах их деятельности с положениями нормативных правовых актов. Однако не только данная информация составляет основу обратной связи. Другим критерием, используемым указанным механизмом, является степень поддержки и признания института мировой юстиции со стороны общества и государства;

— итоговые результаты функционирования. В качестве атрибута их необходимо оценивать как внешнее выражение концентрации разнообразных продуктов текущей судебной деятельности мирового судьи с учетом всех ее свойств, что важно для определения социально-правовой сущности рассматриваемого института[2]. Этот атрибут необходим не только при анализе и оценке судебной деятельности, но и при исследовании степени удовлетворения правовых интересов общества, что подразумевает: юридический факт состоявшегося правосудия как формы реализации судебной власти и разрешения правовых конфликтов; отдельные судебные постановления мировых судей как процессуальные формы рассмотрения и разрешения судебных дел, обеспечивающих в своей совокупности возникновение юридического факта состоявшегося правосудия;

— измеряемость. Оценка работы мировых судей может производиться на качественном (например, «отлично — хорошо — удовлетворительно — неудовлетворительно») или количественном (например, по соотношению общего числа рассмотренных и обжалованных дел) уровне. Выбор системы измерения зависит от действующей системы оценки судебной деятельности.

Обобщая итоги приведенного выше краткого описания атрибутов, можно, по нашему мнению, утверждать, что при исследовании судебной деятельности как институционального признака мировой юстиции их применение существенно расширяет возможности научного обеспечения эффективности развития данного института, поскольку очевидны их прикладной характер и правовая направленность.

Следуя логике функционального анализа судебной деятельности института мировой юстиции и свойств, характеризующих виды судебной деятельности мировых судей, можно выделить следующие формы мировой юстиции:

— множественность видов судопроизводства;

— специфику пределов судебной деятельности;

— особую инстанционность;

— единоличность при осуществлении судопроизводства;

— максимальное использование возможностей примирительных процедур как инструмента восстановительного правосудия;

— сокращенные сроки рассмотрения дел;

— отдельные упрощения юридических процедур в судопроизводстве (суммарный процесс);

— апелляционный порядок пересмотра судебных решений мировых судей как решений низового звена единой судебной системы Российской Федерации.

Судопроизводство мировых судей имеет существенные отличия от процессуального порядка рассмотрения и разрешения судебных дел районными (городскими) судами; оно ограничено рядом конституционных принципов судебной власти, общих для всех судов. Данные принципы, по сути, являются юридическими императивами процессуального свойства, определяющими новую парадигму судебной защиты и восстановления прав и законных интересов граждан. К принципам судопроизводства относятся: транспарентность (публичность, гласность, доступность) судебной деятельности; равноправие сторон и состязательность судебного процесса; устность и непосредственность судебного процесса и т. д.[3]

Поскольку на сегодняшний день различна глубина научных исследований отдельных свойств судопроизводства мировых судей, напрашивается вывод о том, что в первую очередь особое внимание следует обратить на рассмотрение тех свойств, которые, с одной стороны, менее всего изучены правоведением, а с другой — в наибольшей степени отражают отличия судопроизводства мировых судей от судебной деятельности федеральных судей.

Из всех видов судопроизводств, предусмотренных Конституцией РФ, к судебной деятельности мировых судей отнесены только уголовное и гражданское судопроизводства, а также производство по делам об административных правонарушениях. Процессуальная деятельность мировых судей имеет территориальные границы,  предусмотренные пределами судебных участков. Общее число мировых судей и количество судебных участков субъектов Российской Федерации определяются федеральным законом по инициативе соответствующего субъекта, согласованной с Верховным судом РФ, или по инициативе Верховного суда РФ, согласованной с соответствующим субъектом. В целом ряде субъектов Российской Федерации обширная площадь административно-территориальных единиц с малой численностью населения делает проблематичной доступность мировых судей.

По мнению большинства юристов, работающих в судебной сфере, действующая в настоящее время процедура увеличения количества судебных участков и, соответственно, введения дополнительных должностей мировых судей малоэффективна и громоздка. Это не позволяет институту мировой юстиции, прежде всего на региональном уровне, гибко реагировать на изменения в социально-правовой среде, в том числе с учетом социально-правовых и политических процессов, происходящих в отдельных субъектах Российской Федерации. Такая ситуация типична для современного положения судебной власти в России вообще[4].

Важное свойство судопроизводства мировых судей, отличающее его от судопроизводства других судов общей юрисдикции, — максимальное использование мировыми судьями возможностей примирительных процедур как инструмента восстановительного правосудия.

Согласно требованиям процессуального законодательства, судебные примирительные процедуры свойственны всем современным судам, но с точки зрения эффективности их применения они как нельзя более соответствуют процессуальному положению мирового судьи. Особое положение мирового судьи в судебном процессе, проявляющееся в широком спектре предоставленных ему законом возможностей удовлетворения правовых интересов сторон, в том числе связанных с их желанием закончить дело миром в процессуальном порядке, — не случайное явление, поскольку оно предопределено местом и ролью мирового судьи в обществе и государстве.

Инициирование сторонами примирительной процедуры — обычная практика в работе мирового судьи, причем удельный вес таких процедур в общем объеме процессуальных действий из года в год увеличивается. В рамках гражданской юрисдикции мировых судей данная тенденция проявляется прежде всего при рассмотрении и разрешении споров по делам из области межличностных и семейно-бытовых конфликтов. Особое место занимают примирительные процедуры в процессуальной деятельности мировых судей по уголовным делам частного обвинения. Согласно требованиям УПК РФ (части 5 и 6 ст. 319) мировой судья обязан сначала принять меры к примирению сторон и только после этого, если примирение не достигнуто, переходить к стандартной процедуре производства по уголовному делу. Не случайно многие ученые-юристы воспринимают использование примирительных процедур как обязательное условие повышения эффективности российской судебной власти[5].

Максимальное использование мировыми судьями возможностей примирительных процедур как инструмента восстановительного правосудия — действительно важное свойство, характеризующее особенности судопроизводства  института мировой юстиции.

К свойствам судопроизводства института мировых судей, отличающим его от других судов общей юрисдикции и по-своему характеризующим его процессуальную самостоятельность в едином пространстве судебной власти России, также относятся:

— сокращенные сроки рассмотрения дел;

— отдельные упрощения юридических процедур в судопроизводстве (суммарный процесс);

— апелляционный порядок пересмотра судебных решений мировых судей как решений низового звена единой судебной системы России.

Рассмотрение перечисленных свойств также способствует повышению продуктивности и корректности функционального анализа судопроизводства института мировых судей, более точному и полному определению социально-правовой сущности института мировой юстиции.

Сокращение сроков рассмотрения судебных дел мировыми судьями в гражданском судопроизводстве является важным социально-правовым параметром, позволяющим оценить оперативность их судопроизводства. Согласно ч. 1 ст. 154 ГПК РФ им предписано рассмотреть и разрешить спор в течение одного месяца со дня принятия иска к своему производству (для федеральных судей этот срок составляет 2 месяца). Закрепление законодателем данного срока не случайно. Он является особенностью гражданской юрисдикции института мировых судей (с точки зрения государственно-правового подхода мировым судьям подсудны незначительные гражданские дела). Такое сокращение процессуального срока стимулирует мирового судью к оперативному вынесению судебного решения, что во многом определяет социальную ценность этого института судебной власти.

Применение отдельных упрощений юридических процедур в судопроизводстве присуще только институту мировых судей. Необходимость введения в судебный процесс мировых судей такой сокращенной процедуры была обусловлена стремлением ускорить и упростить судопроизводство, сделать его более эффективным, а судебную защиту — более доступной. С момента введения в действие Федерального закона от 17.12.1998 № 188-ФЗ «О мировых судьях в Российской Федерации» и в соответствии с ГПК РФ (ст. 23) рассмотрение и разрешение требований о выдаче судебного приказа отнесено к компетенции мировых судей.

Практика работы мировых судей показывает, что с помощью указанной процедуры значительно ускоряется защита прав граждан и существенно облегчается работа мировых судей. Об эффективности приказного производства свидетельствует и то, что судебные приказы крайне редко отменяются.

В настоящее время судебный приказ как форма упрощенного судопроизводства применяется только в гражданском процессе. Наиболее распространенные требования кредиторов, которые рассматривает и разрешает мировой судья, связаны со взысканием начисленной, но невыплаченной заработной платы, со взысканием алиментов на несовершеннолетних детей, не связанным с установлением отцовства, с оспариванием  отцовства (материнства)  и т. п.

В статье 122 ГПК РФ приводится исчерпывающий перечень требований, по которым может быть выдан судебный приказ. Приказное производство в гражданском процессе альтернативно исковому, и только от усмотрения кредитора зависит, будет ли заявлено требование о выдаче судебного приказа либо обычный иск. По мнению авторов научно-практического пособия «Мировой судья в гражданском судопроизводстве», отсутствие в действующем ГПК РФ конкретных указаний на альтернативный характер приказного производства в ряде случаев приводит к нарушению судьями норм процессуального права. Суды, принимая исковые заявления, рассматривают их без согласия истца в порядке приказного производства и оканчивают дела вынесением судебного приказа[6].

Еще одно свойство судебного процесса института мировых судей — апелляционный порядок пересмотра судебных решений мировых судей как суда первой инстанции. Благодаря праву на обжалование решения мирового судьи, еще не вступившего в законную силу, каждый участник судебного процесса имеет возможность отстаивать свои права либо права своего доверителя или подзащитного в вышестоящем суде. Понятно, что судебные ошибки при рассмотрении и разрешении дел мировыми судьями в принципе недопустимы, но они существуют и их невозможно избежать. Вместе с тем эти ошибки можно и нужно исправлять. Количественные и качественные показатели оценки ошибок в судебных решениях мировых судей, выявленные в порядке апелляционного производства вышестоящим судом, являются ключевым критерием оценки эффективности судебной деятельности института мировой юстиции, независимо от административно-территориального уровня ее рассмотрения.

Современную апелляцию можно определить как механизм обжалования судебного решения мирового судьи в вышестоящую инстанцию с целью пересмотра дела по правилам и в порядке, предусмотренным гражданским и уголовным судопроизводством, а также административным производством.

Подводя итоги функционального анализа института мировой юстиции, считаем необходимым выделить главное: совокупность отличительных черт судебной деятельности мировых судей при всей противоречивости их оценок является самостоятельным признаком этого института и характеризуется явной социально-правовой направленностью, участвуя в формировании институциональной сущности мировой юстиции.

 

Библиография

1 См.: Философский энциклопедический словарь. — М., 1987. С. 97.

2 См.: Железнова Н.Д. Судебно-юридическая практика: понятие, функции и структура // Российский судья. 2003. № 5. С. 7—11.

3 См.: Колоколов Н.А., Павликов С.Г., Сачков А.Н. Мировая юстиция: Учеб. пособие. — М., 2008. С. 207.

4 Там же.  С. 208.

5 См., например: Самданова Б.В. О примирительных процедурах в уголовном судопроизводстве // Судебная реформа в России: проблемы совершенствования процессуального законодательства: По материалам науч.-практ. конф. (Москва. 28 мая 2001 г.) — М., 2001. С. 258—261.

6 См.: Мировой судья в гражданском судопроизводстве: Науч.-практ. пособие / Под ред. А.Ф. Ефимова, И.К. Пискарева. — М., 2004. С. 261—262.