УДК 347.962

Страницы в журнале: 94-98 

 

И.В. Головинская,

доктор юридических наук, профессор кафедры уголовно-процессуального права Владимирского юридического института ФСИН России Россия, Владимир irgolovinskaya@yandex.ru

 

Исследуются вопросы истории особого мнения судьи в уголовно-процессуальном законодательстве Российской Федерации; анализируются проблемы регламентации данного правового института в уголовно-процессуальных кодексах стран Содружества Независимых Государств; рассматриваются принципы ознакомления с особым мнением судьи.

Ключевые слова: суд, особое мнение судьи, судебное заседание, тайна совещания судей, участники уголовного судопроизводства.

 

На страницах различных изданий встречаются высказывания о том, что такой институт, как особое мнение судьи, обойден вниманием исследователей. Не в полной мере разделяя эту точку зрения, согласимся с тем, что в России особое мнение судьи в последние годы наибольшее распространение приобрело в области конституционного права. Видимо, этим объясняется и повышенный интерес исследователей к вопросам изложения и опубликования мнения судей Конституционного Суда Российской Федерации.

 Однако, обращаясь к истории отечественной юриспруденции, следует заметить, что в уголовном судопроизводстве особое мнение судьи — явление отнюдь не новое. Соответствующие положения встречаются в «Кратком изображении процессов или судебных тяжеб» 1715 года Петра I и в «Учреждениях для управления губерний» — документе, изданном спустя шесть десятилетий Екатериной II. Применительно к уголовному судопроизводству наиболее значимым документом можно назвать Устав уголовного судопроизводства 1864 года. Именно он стал образцом весьма значительного количества правовых норм, впоследствии нашедших отражение в процессуальных кодексах, принятых в разные годы в нашем государстве.

Так, в Уставе уголовного судопроизводства 1864 года указывалось: «Независимо от общего журнала, по каждому уголовному и гражданскому делу составляется особый протокол, по правилам, изложенным в Уставах Уголовного и Гражданского Судопроизводств. К сим протоколам приобщаются предлагавшиеся на разрешение суда вопросы, если таковые были изложены письменно, с отмеченными по оным резолюциями суда или присяжных заседателей, а равно и особые мнения членов, если таковые были представлены» [8].

В Уголовно-процессуальном кодексе РСФСР 1923 года также предусматривалась возможность изложения особого мнения судьи. Статья 325 гласила: «Все вопросы решаются простым большинством голосов. Судья, оставшийся в меньшинстве, вправе изложить в письменном виде свое особое мнение, которое приобщается к приговору, но оглашению не подлежит» [10].

Указанная норма нашла отражение в Уголовно-процессуальном кодексе РСФСР 1960 го-да, в ст. 307 которого отмечалось: «Председательствующий или народный заседатель, оставшийся при особом мнении, вправе изложить его в совещательной комнате в письменном виде. Особое мнение при провозглашении приговора не объявляется, но приобщается к делу» [1].

В Уголовно-процессуальном кодексе Российской Федерации 2001 года (далее — УПК РФ) законодатель также уделил внимание вопросу об особом мнении судьи. Так, в ч. 5 ст. 301 сказано: «Судья, оставшийся при особом мнении по постановленному приговору, вправе письменно изложить его в совещательной комнате. При изложении своего особого мнения судья не вправе указывать в нем сведения о суждениях, имевших место при обсуждении и принятии судебного решения, о позиции отдельных судей, входивших в состав суда, или иным способом раскрывать тайну совещания судей» [9].

Обзор процессуальных законов различных лет свидетельствует о том, что такое правовое явление, как особое мнение судьи, было законодательно закреплено, и с уставов уголовного судопроизводства до настоящего времени текст правовой нормы сохранился практически в неизменном виде.

Исследование вопроса об особом мнении судьи было бы не полным без анализа уголовно-процессуального законодательства стран Содружества Независимых Государств (далее — СНГ). После распада СССР бывшие союзные республики обрели новый статус независимых государств, каждое из которых разработало собственное законодательство, в том числе и процессуальное. Применительно к исследуемому вопросу следует отметить, что большинство стран СНГ закрепили в национальных процессуальных законах правовой институт особого мнения судьи. Некоторые из уголовно-процессуальных норм различных государств СНГ содержат незначительно отличающиеся друг от друга правила, в то время как другие имеют выраженные особенности.

Так, ст. 352.5 Уголовно-процессуального кодекса Азербайджанской Республики (утв. Законом Азербайджанской Республики от 14.07.2000 № 907-IQ) содержит норму о праве судьи изложить особое мнение: «Каждая страница судебного приговора подписывается проголосовавшими за него судьями. Судья, не согласный с этим приговором, приобщает к материалам судопроизводства в запечатанном конверте свое особое мнение в письменном виде, подписав каждую его страницу».

Часть вторая ст. 358 Уголовно-процессуального кодекса Республики Беларусь 1999 года (далее — УПК Республики Беларусь) предусматривает подобную норму и имеет некоторые особенности: судья, оставшийся при особом мнении, не подписывает приговор, о чем напротив его фамилии делается отметка «особое мнение». Если на приговор суда, по которому один из судей остался при особом мнении, не поступят кассационные жалоба или протест, суд, рассматривавший уголовное дело, по вступлении приговора в законную силу направляет данное дело председателю вышестоящего суда для решения вопроса о принесении протеста в порядке надзора (ст. 354).

В силу ст. 339 Уголовно-процессуального кодекса Украины 2012 года приговор подписывают все судьи. Судья, оставшийся в меньшинстве, имеет право изложить письменно свое особое мнение, которое присоединяется к делу, но объявлению не подлежит. Если уголовное дело, в котором есть особое мнение, не рассматривалось судом кассационной инстанции, то после вступления приговора в законную силу особое мнение вместе с уголовным делом направляется председателю вышестоящего суда для разрешения вопроса о необходимости пересмотра дела в порядке надзора.

С точки зрения внесенных в УПК РФ изменений представляются интересными положения Уголовно-процессуального кодекса Кыргызской Республики 1999 года (далее — УПК Кыргызской Республики). Так, уголовно-процессуальное законодательство этой страны предоставляет возможность изложить особое мнение только судье суда апелляционной, кассационной или надзорной инстанции (ст. 347, 373-6, 380). При этом судья обязан подписать решение суда без какой-либо оговорки, после чего вправе письменно изложенное в совещательной комнате особое мнение вручить председательствующему, который впоследствии приобщает его к уголовному делу в запечатанном конверте с пометкой «особое мнение». Надо заметить, что указанная норма запрещает не только оглашать в зале судебного заседания особое мнение судьи, но и извещать участников процесса о наличии его в уголовном деле. С особым мнением вправе ознакомиться суд надзорной инстанции при рассмотрении данного уголовного дела. Названная судебная инстанция также не вправе извещать участников уголовного процесса о наличии особого мнения судьи, если последнее было подано председательствующему в процессе вынесения решения при пересмотре уголовного дела в порядке надзора.

Уголовно-процессуальный кодекс Республики Туркменистан 2009 года (далее — УПК Республики Туркменистан) в ч. 4 ст. 116 содержит требования, сходные по своему правовому смыслу с нормами УПК Кыргызской Республики. Основным отличием от них является регламентация дальнейшего производства по делу при наличии в нем особого мнения судьи. Так, если дело с особым мнением не рассматривалось в суде кассационной инстанции по жалобе или представлению, по вступлении приговора в законную силу это дело вместе с особым мнением направляется для проверки председателю вышестоящего суда. Следует заметить, что в отличие от требований УПК Республики Беларусь, дальнейшие процессуальные действия и решения председателя вышестоящего суда при поступлении к нему такого дела в УПК Республики Туркменистан не отражены.

Уголовно-процессуальный кодекс Республики Узбекистан 1994 года (далее — УПК Узбекистана) в ст. 472, 497-18, 509 закрепляет право судей на особое мнение. Эти нормы сходны по содержанию с нормами УПК Республики Туркменистан и УПК Кыргызской Республики. Однако УПК Узбекистана допускает наличие особого мнения у судей как первой, так и вышестоящих инстанций. При этом если дело, по которому имеется особое мнение, не рассматривалось в кассационном порядке, то после вступления приговора в законную силу оно подлежит направлению председателю вышестоящего суда, который, изучив дело, должен решить вопрос о принесении протеста на приговор в порядке надзора. Норм, допускающих изложение особого мнения судьей суда надзорной инстанции, УПК Узбекистана не содержит.

Статья 369 Уголовно-процессуального кодекса Республики Армения 1998 года (далее — УПК Армении) предписывает всем судьям подписать приговор, в том числе и судье, оставшемуся при особом мнении, а в силу ст. 393 УПК Армении в случае, когда судья апелляционной инстанции остается при особом мнении, он вправе изложить его в письменной форме в течение 3 суток с момента провозглашения приговора. Особое мнение вручается председательствующему и приобщается им к материалам дела в закрытом и опечатанном конверте, который может быть вскрыт лишь при рассмотрении дела в кассационном суде.

Уголовно-процессуальный кодекс Республики Молдова 2003 года (ст. 340 (3)) предусматривает право судьи на особое мнение, информирование присутствующих при провозглашении решения в зале суда о его наличии и обязательное приобщение особого мнения к материалам дела.

Надо заметить, что Модельный уголовно-процессуальный кодекс для государств—участников СНГ (принят на седьмом пленарном заседании Межпарламентской Ассамблеи государств—участников Содружества Независимых Государств (постановление от 17.02.1996  № 7—6)), не являющийся нормативным актом, также содержит общие требования к постановлению приговора. Статья 413 предписывает судье, оставшемся при особом мнении, изложить его письменно в срок до 3 суток с момента провозглашения приговора. После чего особое мнение вручается председательствующему и приобщается им к материалам дела в запечатанном конверте, который может быть вскрыт при производстве в кассационной или надзорной инстанции.

Таким образом, можно говорить о том, что большинство государств СНГ сохранили в национальных уголовно-процессуальных законах право судьи на особое мнение.

Изучение уголовно-процессуальных законов стран Дальнего зарубежья также позволяет судить о наличии данного правового явления в большинстве государств.

Нельзя не согласиться с мнением А.Л. Кононова о том, что «существуют разные традиции и различная практика, но тенденция такова: чем более развита и демократична судебная система, тем более терпима она к особым мнениям, а значит, открыта для критики и публичного обсуждения» [5].

Особое мнение судьи — это субъективное мнение одного из членов судебного состава, рассматривающего конкретное дело, применительно к уголовному процессу — уголовное дело. Следовательно, об особом мнении судьи можно говорить только в случае коллегиального рассмотрения дела. Если уголовное дело рассматривается единолично судьей, то считать мнение судьи особым нет никаких оснований, поскольку оно является единственным в этом деле мнением судьи, рассматривающего и разрешающего уголовное дело, и отражается в промежуточном или итоговом решении по делу. «Особое» означает отличное от других мнений. В данном случае мнение, отличное от мнений других судей, коллегиально рассматривающих уголовное дело. При этом особое мнение может касаться как решения в целом, принятого остальными судьями судебного состава, так и его части. Поскольку закон не предъявляет никаких формальных требований к особому мнению, то судья излагает его в произвольной форме и приобщает к судебному решению, принятому большинством судей.

Можно сказать, что особое мнение судьи — это субъективное мнение, отличное от мнений других судей судебного состава, рассматривающего в соответствии с требованиями УПК РФ уголовное дело, касающееся всего решения в целом или его части, изложенное в произвольной форме и являющееся неотъемлемой частью уголовного дела.

До принятия Федерального закона от 21.10.2013 № 272-ФЗ «О внесении изменений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации и Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации в части установления порядка ознакомления с особым мнением судьи» (далее — Закон № 272-ФЗ) [7] норма ч. 5 ст. 301 УПК РФ гласила: «Судья, оставшийся при особом мнении по постановленному приговору, вправе письменно изложить его в совещательной комнате. Особое мнение приобщается к приговору и оглашению в зале судебного заседания не подлежит». Вместе с тем уголовно-процессуальный закон не предполагал возможности ознакомления участников уголовного процесса с имевшимся особым мнением.

Поводом для внесения изменений в УПК РФ послужило определение Конституционного Суда Российской Федерации (далее — КС РФ) от 17.01.2012 № 174-О-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Юдина Юрия Рудольфовича на нарушение его конституционных прав статьями 301 и 312 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации» (далее — Определение). Основанием для жалобы послужил отказ защитнику осужденного при ознакомлении с материалами уголовного дела при подготовке кассационной жалобы и в ходе заседания суда кассационной инстанции в ознакомлении с особым мнением судьи суда первой инстанции, по правилам уголовного судопроизводства находящимся в материалах дела в запечатанном конверте. В жалобе гражданин Ю.Р. Юдин оспорил нормы закона, касавшиеся круга лиц, имеющих право ознакомиться с особым мнением судьи по уголовному делу. По итогам рассмотрения жалобы КС РФ признал названные нормы УПК РФ не противоречащими Конституции Российской Федерации 1993 года, однако вместе с тем указал, что такая правовая позиция не препятствует федеральному законодателю урегулировать в уголовно-процессуальном законодательстве Российской Федерации вопрос о допуске осужденного (его защитника) к ознакомлению с особым мнением судьи по его делу — подобно тому, как данный вопрос регламентирован в законодательстве о конституционном, гражданском и арбитражном судопроизводстве [2].

Выводы, изложенные в Определении, не были единодушно одобрены всем составом судей КС РФ, рассмотревшим данную жалобу. Есть все основания согласиться с доводами, системно и обстоятельно изложенными в особых мнениях по названному определению судей  Г.А. Гаджиева,  Г.А. Жилина,  С.Д. Князева,  М.И. Клеандрова.

С принятием Закона № 272-ФЗ участники уголовного судопроизводства получили возможность знать о наличии особого мнения одного из судей и знакомиться с ним.

Несмотря на то, что в Определении речь шла о допуске осужденного (его защитника) к ознакомлению с особым мнением судьи, законодатель, внося изменения в УПК РФ, предусмотрел необходимость предоставления права ходатайствовать об ознакомлении с особым мнением судьи осужденному, оправданному, их защитникам, законным представителям, прокурору, потерпевшему, его представителю, а в случае, если особое мнение судьи связано с разрешением гражданского иска, — гражданскому ответчику, гражданскому истцу и их представителям. Такое расширение перечня участников уголовного судопроизводства, правомочных на ознакомление с особым мнением судьи, свидетельствует о соблюдении баланса прав стороны обвинения и стороны защиты. Внеся изменения и дополнения в УПК РФ, законодатель тем самым разрешил давно назревшую и часто обсуждаемую на страницах юридической литературы проблему о круге лиц, имеющих право на ознакомление с особым мнением судьи [11, с. 149; 12, с. 457; 6, с. 49; 13, с. 743; 3, с. 53; 4; 14, с. 165].

 Вместе с тем внесенные изменения не снимают всех противоречий. Вопрос заключается в том, как соотносятся ч. 5 ст. 301 и ч. 5 ст. 310 УПК РФ. Так, новая ч. 5 ст. 301 УПК РФ предписывает судье, оставшемуся при особом мнении по постановленному приговору, письменно изложить его в совещательной комнате. В то же время в ч. 5 ст. 310 УПК РФ говорится о том, что «особое мнение судьи должно быть изготовлено не позднее 5 суток со дня провозглашения приговора. Особое мнение судьи приобщается к приговору и оглашению в зале судебного заседания не подлежит». Если предположить, что особое мнение судьи должно быть в окончательной форме письменно изложено и подписано судьей в совещательной комнате, то указание на предельный пятисуточный срок изготовления особого мнения судьи после оглашения приговора в ч. 5 ст. 310 УПК РФ избыточно, более того, изложение особого мнения судьи после оглашения приговора исключает такое действие судьи в совещательной комнате.

Кроме того, далее в ч. 5 ст. 310 УПК РФ закон предписывает: «При провозглашении приговора председательствующий объявляет о наличии особого мнения судьи и разъясняет участникам судебного разбирательства право в течение 3 суток заявить ходатайство об ознакомлении с особым мнением судьи и срок такого ознакомления». Вопрос в том, с какого момента начинается отсчет трехсуточного срока: с момента оглашения приговора или по истечении 5 суток со дня провозглашения приговора, предоставляемых судье для изготовления особого мнения в силу ч. 5 ст. 310 УПК РФ.

В данной связи возникает ряд вопросов: каков срок рассмотрения судом ходатайства об ознакомлении с особым мнением судьи? что законодатель подразумевает под словами «председательствующий… разъясняет… срок такого ознакомления» в ч. 5 ст. 310 и в ч. 2 ст. 389.33 УПК РФ: день, время или период, выраженный в сутках?

В ч. 5 ст. 301 УПК РФ говорится о том, что судья, оставшийся при особом мнении по постановленному приговору, вправе письменно изложить его в совещательной комнате, тем самым, буквальное прочтение данной нормы предполагает изложение особого мнения только при несогласии с постановленным приговором в целом. Между тем судебная практика давно сложилась таким образом, что особое мнение может быть изложено и по отдельным вопросам, разрешаемым при постановлении приговора. В целях устранения сомнений, разночтений при применении статей УПК РФ об особом мнении судьи целесообразно было бы устранить данное противоречие.

Представляется, что со временем нормы, внесенные в УПК РФ, пройдут апробацию, выработается судебная практика, и законодатель внесет новые корректировки в уголовно-процессуальное законодательство, которые не будут вызывать сомнений в правильности их применения. А пока можно только приветствовать, что УПК РФ пополнился положениями, ориентированными на международные стандарты и правила, которые полностью отвечают запросам сегодняшнего дня, расширяют перечень прав лиц, вовлеченных в уголовный процесс. Поскольку особое мнение судьи, являясь своеобразным правовым институтом, не только воздействует на точку зрения как стороны обвинения, так и стороны защиты, позволяя более взвешенно оценить свою позицию по отношению к вынесенному судом решению на предмет оспаривания его в вышестоящих судебных инстанциях, но и способствует выработке новой правовой позиции, выступает в качестве катализатора изменения существующей судебной практики, а также служит одним из элементов, влияющих на динамику развития правотворческого процесса, неизбежность которого диктуют реалии современной жизни. Законодательное закрепление права участников процесса на ознакомление с особым мнением судьи свидетельствует о демократизации судебной системы, о стремлении законодателя создать условия для реализации принципов уголовного процесса, в том числе назначения уголовного судопроизводства, принципов свободы оценки доказательств и независимости судей.

 

Список литературы

 

1. Ведомости Верховного Совета РСФСР. 1960. № 40. Ст. 592.

2. Вестник Конституционного Суда Российской Федерации. 2012. № 4.

3. Загорский Г.И. Судебное разбирательство по уголовному делу. — М., 1985.

4. Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации / отв. ред. В.И. Радченко; науч. ред. В.Т. Томин, М.П. Поляков. 2 изд., перераб. и доп. — М., 2006 // СПС «Гарант»

5. Кононов А.Л. Право на особое мнение // Закон. 2006. № 11.

6. Прокопьева С.И. Гносеологические, процессуальные и социально-психологические проблемы постановления приговора: учеб. пособие. — Калининград, 1981.

7. Российская газета. 23.10.2013. № 238.

8. Свод законов Российской Империи: в 16 т. Т. 15: Устав о наказаниях, налагаемых мировыми судьями; Т. 16: Устав уголовного судопроизводства. — Пг., 1914. Ст. 164.

9. Собрание законодательства Российской Федерации. 24.12.2001. № 52 (ч. I). Ст. 4921.

10. Собрание узаконений РСФСР. 1923. № 7. Ст. 106.

11. Суханова Н.Н. Постановление оправдательного приговора в российском уголовном процессе: дис. … канд. юрид. наук. — Иркутск, 2008.

12. Уголовно-процессуальное право Российской Федерации: учеб. / отв. ред. П.А. Лупинская. 3 изд., перераб. и доп. — М., 2001.

13. Уголовно-процессуальное право Российской Федерации: учеб. / отв. ред. П.А. Лупинская. 2 изд., перераб. и доп. — М., 2009.

 

14. Фадеева Е.И. Особое мнение судьи по приговору в российском уголовном процессе // Вектор науки ТГУ. 2010. № 2 (2).