УДК 343.242.5  

Страницы в журнале: 125-128

 

Х.Т. МАДАЕВ,

 соискатель ученой степени кандидата наук Чеченского государственного университета, судья Верховного Суда Чеченской Республики e-mail: allmg@mail.ru

 

Исследуется значение институтов гражданского общества в процессе исправления осужденных, отбывающих наказание в виде пожизненного лишения свободы.

Ключевые слова: воздействие, гражданское общество, институт, преступник, осужденные к лишению свободы.

 

Institutions of civil society and correction of prisoners serving sentencesto life imprisonment

 

Madaev H.

 

We investigate the importance of civil society in the process of correction convicts serving a sentence of life imprisonment.

Keywords: impact, civil society, the institution, the offender, sentenced to imprisonment.

 

Общественное воздействие как средство исправления осужденных зарекомендовало себя с положительной стороны. Общественность принимает участие в процессе исправления преступников на протяжении длительной истории развития пенитенциарной системы. Однако вопрос заключается в том, каким образом наиболее эффективно использовать потенциал институтов гражданского общества в процессе исправления осужденных, отбывающих наказание в виде пожизненного лишения свободы.

Сегодня общественность наделена большими полномочиями в деле исправления осужденных. Так, в соответствии с приказом Минюста России от 29.01.2007 № 14 «Об образовании Общественного совета при Министерстве юстиции Российской Федерации» институты гражданского общества обеспечивают взаимодействие граждан Российской Федерации с Минюстом России в целях учета потребностей и интересов граждан, защиты прав и свобод граждан и общественных объединений при осуществлении функций Минюстом России, а также в целях осуществления общественного контроля над деятельностью министерства. Приказ ФСИН России от 26.01.2007 № 32 «О создании Общественного совета при Федеральной службе исполнения наказаний по проблемам деятельности уголовно-исполнительной системы» наделяет общественность правом принимать участие в решении задач, стоящих перед уголовно-исполнительной системой (далее — УИС), в защите прав и законных интересов сотрудников, работников и ветеранов УИС, а также осужденных и лиц, подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений, содержащихся в следственных изоляторах. Федеральный закон от 10.06.2008 № 76 «Об общественном контроле за обеспечением прав человека в местах принудительного содержания и о содействии лицам, находящимся в местах принудительного содержания» дает возможность институтам гражданского общества осуществлять контроль над обеспечением прав человека в местах принудительного содержания, а также оказывать содействие лицам, находящимся в местах принудительного содержания. УИК РФ в статьях 9, 14, 23, 110, 142 определяет порядок участия общественности в процессе исправления осужденных.

В целом имеющаяся законодательная база позволяет институтам гражданского общества принимать активное участие в пенитенциарной жизни. Так, по данным ФСИН России, в 79 субъектах Российской Федерации созданы общественные советы при территориальных органах ФСИН России. Их численность, включая Общественный совет при ФСИН России, составляет 1048 человек[1].

Состав общественных советов формируется исключительно из лиц, деятельность которых в той или иной мере полезна либо в создании условий для исправления осужденных, либо в самом процессе исправления. Так, в состав 74 общественных советов включено 277 представителей неправительственных правозащитных организаций: члены местных отделений Российского Красного Креста, Попечительского совета УИС, Российского союза ветеранов Афганистана, Союза казаков России, «Мемориала», Московской Хельсинской группы; многочисленные женские организации; республиканские и областные правозащитные центры; центры народной дипломатии по правам человека; творческие организации и др. Для обеспечения реализации права осужденных на свободу вероисповедания, отправление религиозных обрядов в состав каждого общественного совета входят один-два священнослужителя. С целью оказания гуманитарной, благотворительной финансовой и материальной помощи, как осужденным, так и членам семей сотрудников исправительных учреждений, в состав общественных советов вовлекают представителей коммерческих структур, способных поддержать осуществление подобных программ. Для оказания помощи в проведении лекций, бесед, консультаций, круглых столов, вечеров вопросов и ответов по социально-правовым вопросам, в разъяснении требований уголовно-исполнительного законодательства и международных правовых актов в состав общественных советов избраны преподаватели высших учебных заведений, деятели культуры и искусства, известные спортсмены. Для содействия социальной адаптации и ресоциализации лиц, освобождающихся из мест лишения свободы, в состав общественных советов включены представители органов местного самоуправления, управлений социальной защиты, службы занятости населения, аппаратов уполномоченных по правам человека. С целью налаживания конструктивного диалога общественных советов с местными органами власти по вопросам совершенствования нормативно-правовой базы в сфере соблюдения прав и законных интересов сотрудников и ветеранов УИС, а также осужденных и лиц, содержащихся в следственных изоляторах, в состав общественных советов многих субъектов Федерации

входят депутаты местных законодательных органов власти. Также представителями общественных советов являются члены общественных наблюдательных комиссий. На сегодняшний день из 510 членов общественных наблюдательных комиссий, сформированных в 74 субъектах Федерации, 71 вошли в качестве представителей в общественные советы при 40 территориальных органах ФСИН России[2].

Состав и компетенция общественных советов позволяют раскрыть их потенциал в различных направлениях деятельности. Одно из таких направлений — обеспечение прозрачности деятельности уголовно-исполнительной системы. Для этого используются возможности региональных общественных наблюдательных комиссий и общественных советов при территориальных органах ФСИН России[3].

Другое направление — мониторинг ситуации с гарантированием прав и законных интересов осужденных, а также повышением юридической грамотности, обеспечением правовой и социальной защищенности как осужденных, так и сотрудников УИС. С этой целью в 2009 году в 74 территориальных органах ФСИН России членами общественных советов осуществлено 1325 посещений; членами общественных наблюдательных комиссий — около 1100 посещений в 69 субъектах Федерации[4]; в 53 субъектах Федерации 583 посещения проведены совместно членами общественных наблюдательных комиссий и членами общественных советов при территориальных органах ФСИН России. В ходе посещений учреждений 70 территориальных органов членами общественных советов проведено более 4300 индивидуальных бесед; членами 51 общественного совета дано более 4750 юридических консультаций[5].

Одно из наиболее значимых направлений деятельности общественных советов — участие в процессе исправления осужденных. В этом плане членами общественных советов проводится работа по содействию администрации учреждений и органов УИС в организации воспитательной, культурно-массовой и спортивной работы. Так, в 2009 году с участием и при поддержке членов общественных советов в 74 территориальных органах проведено 1969 таких мероприятий, как с осужденными, так и с персоналом УИС. Более того, общественные советы содействуют активному участию религиозных организаций в процессе исправления осужденных. В настоящее время в учреждениях ФСИН России функционируют 523 храма, в том числе 471 православная церковь, 40 исламских мечетей, 9 буддийских дуганов и 3 костела. На стадии строительства находится еще 61 храм Русской православной церкви. Действует 705 молитвенных комнат, в том числе 466 — Русской православной церкви, 115 — исламских, 6 — буддийских, 1 — иудейская, 2 — Римско-католической церкви, 64 — евангельских христиан-баптистов, 49 — христиан веры евангельской (пятидесятников) и 3 — для представителей других вероисповеданий. В исправительных учреждениях создано 1578 религиозных общин различных конфессий, в которых насчитывается 89 665 осужденных. В ряде субъектов Российской Федерации организовано 275 воскресных школ и 293 библейских и исламских курса, где проходят религиозное обучение свыше 13 300 верующих осужденных. Они изучают Закон Божий, смотрят видеофильмы на религиозные темы, являются зрителями и участниками концертов духовной музыки. Во многих исправительных учреждениях по местной радиосети транслируются проповеди, поздравления с церковными праздниками, рассказы о религиозной жизни. Библиотеки исправительных учреждений обеспечиваются духовной литературой, которую верующим осужденным разрешено иметь в личном пользовании. Религиозные организации принимают активное участие в решении проблем ресоциализации осужденных[6].

К сожалению, общественность не проявляет такой активности в отношении осужденных, отбывающих наказание в виде пожизненного лишения свободы, как в силу законодательных ограничений, так и в силу негативного отношения к этой категории осужденных, сложившегося в обществе. Деятельность институтов гражданского общества в отношении осужденных, отбывающих наказание в виде пожизненного лишения свободы, ограничена проведением общественными наблюдательными комиссиями мониторинга ситуации с обеспечением прав и законных интересов осужденных и посещением осужденных священнослужителями. Если первые пытаются обеспечить сносные условия существования пожизненно осужденных, то вторые совместно с сотрудниками исправительных учреждений пытаются «врачевать сердца и души оступившихся людей». Как заметил отец Александр (Александр Альтмарк), в колонии особого режима «содержатся люди, которые совершили много греховных поступков и часто довольно низко опустились по нравственной лестнице. Для таких людей вера остается последним спасением в их жизни». Ведь на совести осужденных к пожизненной мере наказания лежит тяжесть совершенных ими преступлений. В среднем на одного «пожизненника» приходится 6 загубленных жизней[7].

На недостаточное использование потенциала общественности в отношении осужденных, отбывающих наказание в виде пожизненного лишения свободы, указывают и результаты нашего опроса. Так, на вопрос «Помогает ли Вам общественность (общественные наблюдательные комиссии, правозащитные организации, священнослужители и др.) переносить тяготы и лишения строгих условий особого режима?» лишь от 15 до 22% осужденных, отбывающих наказание в виде пожизненного лишения свободы, ответили положительно; от 20 до 31% — отрицательно; от 39 до 51% считают эту помощь частичной.

Опыт участия институтов гражданского общества в исправлении осужденных, отбывающих наказание на определенный срок, следует развивать и в отношении осужденных на пожизненное лишение свободы. Это подтверждают сотрудники исправительных учреждений особого режима, подавляющее большинство которых, признавая, что действующее законодательство позволяет обеспечить сотрудничество администрации исправительных учреждений особого режима с общественностью (от 67 до 94%), считают необходимым расширить практику участия общественности в жизни осужденных (от 58 до 82%). Данное мнение можно подкрепить многочисленными теоретическими исследованиями. Хотя их авторы и не затрагивают категорию пожизненно осужденных, тем не менее полученные результаты дают нам полезный методологический ориентир в наших предметных исследованиях. Так, С.А. Ветошкин в ходе комплексного анализа процесса исправления осужденных установил высокий потенциал общественного воздействия в этом процессе. В частности, он говорит о привлечении интеллектуального и творческого потенциала общественности как обязательном факторе успешного осуществления исправления осужденных[8]. И. Ходыкин, исследовав миссионерское служение в местах лишения свободы на протяжении длительной истории становления и развития отечественной пенитенциарной системы, определил данную деятельность как духовно-нравственное средство исправления осужденных[9].

Таким образом, общественность способна влиять на процесс исправления осужденных, отбывающих наказание не только на определенный срок, но и в виде пожизненного лишения свободы, на всех уровнях взаимодействия с УИС. Эта деятельность может осуществляться опосредованно в рамках полномочий Общественного совета при Минюсте России, Общественного совета при ФСИН России, общественных советов и общественных наблюдательных комиссий при территориальных органах ФСИН России; непосредственно в исправительных учреждениях в силу действующего законодательства. При этом на уровне исправительных учреждений общественное воздействие представляет собой участника, способного охватить своим положительным влиянием каждый элемент процесса исправления, деятельность которого обеспечивается посредством взаимодействия как с другими основными средствами исправления — режимом и воспитательной работой, так и со вспомогательными средствами — общественно полезным трудом, получением общего образования (самообразованием) и профессиональной подготовкой.

 

Библиография

1 См.: Взаимодействие ФСИН России с общественными и религиозными организациями. URL: http//www.fsin.ru

2 См.: Взаимодействие ФСИН России с общественными и религиозными организациями. URL: http//www.fsin.ru

3 Там же.

4 См.: Смоленская общественная наблюдательная комиссия // Пресс-служба УФСИН России по Смоленской области. URL: http//www.fsin.ru; В Татарстане обсудили деятельность общественных наблюдательных комиссий // Пресс-служба МВД России по Республике Татарстан. URL: http//www.fsin.ru

5 Там же.

6 См.: Смоленская общественная наблюдательная комиссия. URL: http//www.fsin.ru; В Татарстане обсудили деятельность общественных наблюдательных комиссий. URL: http//www.fsin.ru

7 В «Белом лебеде» священники врачуют души осужденных. URL: http//www.fsin.ru

8 См.: Ветошкин С.А. Пенитенциарная педагогика как наука и область практической деятельности: дис. … д-ра пед. наук. — М., 2002. С. 101—126.

 

9 См.: Ходыкин И. Миссионерское служение в местах лишения свободы: дис. … канд. богословия. — Сергиев Посад, 2001. С. 143—145.