УДК 347.961 

СОВРЕМЕННОЕ ПРАВО №6 2011 Страницы в журнале: 116-117

 

Р.А. ТУЛИНОВ,

аспирант кафедры гражданского, арбитражного и административного процессуального права Российской академии правосудия

 

В статье предлагается усилить позиции нотариуса в спорах о лишении его права нотариальной деятельности и легализовать нотариальную экспертизу.

Ключевые слова: нотариус, нотариальная экспертиза, суд, лишение права деятельности.

 

On strengthening the legal position of a notary

 

Tulinov R.

 

In article it is offered to strengthen positions of the notary public in disputes on deprivation of its right of notarial activity. It is offered to legalize notarial examination

Keywords: notary public, notarial examination, court, deprivation of the right activities.

 

Из 17 тематических разделов сборника «Судебная практика по вопросам нотариальной деятельности (2004—2009)» (далее — Сборник) наибольший интерес, на наш взгляд, представляют разделы, содержащие дела, связанные с выдачей лицензий на право нотариальной деятельности и с лишением права нотариальной деятельности; дела по жалобам на отказы в совершении нотариальных действий и по жалобам на действия нотариуса; дела, связанные с удостоверением завещаний. Особую ценность для целей научной разработки представляют опубликованные судебные акты по делам о лишении права нотариальной деятельности. Среди них — заочное решение, которым нотариус был лишен права нотариальной деятельности. Дело интересно с точки зрения допустимости подобной практики в будущем.

Обращает на себя внимание определение Конституционного суда РФ от 17.06.2007 № 565-О-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Антоненко Ольги Анатольевны на нарушение ее конституционных прав пунктом 1 части пятой статьи 12 Основ законодательства Российской Федерации о нотариате». В нем особенно интересно указание на то, что нотариус, занимающийся частной практикой, относится к числу самозанятых граждан, осуществляющих свободно избранную ими деятельность. Такой нотариус, по сравнению с нотариусом, работающим в государственной нотариальной конторе, «обладает более широким кругом прав, обусловленным его правовым статусом, что предполагает и большую ответственность за недобросовестное исполнение возложенных на него обязанностей и совершение правонарушений…»[2]. Далее подчеркнуто, что основания прекращения полномочий лица, назначенного на должность нотариуса, занимающегося частной практикой, предусмотрены не Трудовым кодексом РФ, а Основами законодательства Российской Федерации о нотариате. По нашему мнению, указанная особенность останется и при обновлении нотариального законодательства.

Ряд публикуемых в Сборнике судебных актов можно без преувеличения использовать в качестве практических пособий в силу поучительного характера самих дел. Достаточно прочитать тезис, которым предваряется текст судебного решения или определения: в нем выражена суть, квинтэссенция позиций сторон, выводов суда. Если такая или подобная ситуация интересует читателя, можно проработать судебный акт, который публикуется без купюр. Повышает информативную ценность Сборника ряд решений и определений, которые не были опубликованы. Если в нотариальной практике утвердится позиция нотариального прецедента, то опубликование таких решений и определений в сборниках Центра нотариальных исследований  будет означать, что условие обнародования прецедентного нотариального или судебного акта соблюдено. Но этого будет все же недостаточно: необходимо, чтобы законодатель дал более четкие ориентиры, а Федеральная нотариальная палата — соответствующие разъяснения.

Хотелось бы привлечь внимание к некоторым проблемам судебных дел о лишении ответчика права нотариальной деятельности.

1. Вызывает сомнения применение института заочных решений 2.8 и 2.9 (первым удовлетворен иск о лишении нотариуса А. права нотариальной деятельности, а вторым у него же (нотариуса А.) истребованы архивные документы и печать)[3]. Оба решения вынесены против частного нотариуса, и оба — по правилам ГПК РФ (статьи 233—244). Формально трудно оспаривать применение правил заочного разбирательства, поскольку прямого запрета на это в ГПК РФ нет. Запрет предусмотрен лишь в отношении дел из публичных правоотношений (главы 23—25 ГПК РФ).

По нашему убеждению, дела, где ответной стороной является нотариус, не должны рассматриваться ни по заочной, ни по какой бы то ни было иной упрощенной процедуре. Нотариус в современной России — публичное должностное лицо, наделенное исключительными полномочиями по совершению, удостоверению гражданских правовых актов, договоров, иных сделок. При этом нотариальные акты обладают повышенной юридической и доказательной силой, а профессия нотариуса облечена общественным доверием и ассоциируется с личностью, которая является надежным хранителем распорядительных актов любого субъекта права. Деятельность нотариуса при кажущейся простоте требует обширных познаний,  большого напряжения в связи с объемами работы и с тем, что в представляемых гражданами-неспециалистами документах и деловых бумагах бывает множество неточностей. Фактор утомления сказывается и на качестве нотариального труда, и иногда приходится в судебном порядке выяснять, является ли допущенная нотариусом ошибка существенной, а ее последствия — негативными. Судебные дела о лишении права нотариальной деятельности отличаются сложностью, и потому их решение требует личного участия нотариуса на каждом этапе судебного процесса. Объяснения нотариуса — незаменимое доказательство в суде. Использовать для таких дел заочную процедуру, полагаем, ошибочно. К тому же согласно норме ч. 6 ст. 5 Федерального конституционного закона от 07.02.2011 № 1-ФКЗ «О судах общей юрисдикции» заочное производство допускается только в случаях, предусмотренных федеральным законом. Граждане выбирают нотариуса, которому доверяют, и им важно, чтобы этот нотариус не был ошибочно лишен права нотариальной деятельности.

2. Было бы надежней рассматривать нотариальные судебные дела судом из трех судей, два из которых имеют опыт работы в сфере нотариата.

3. Для исключения случаев явного процессуального неравенства сторон в процессах по иску о лишении нотариуса права нотариальной деятельности необходимо обязательное участие в деле адвоката — представителя нотариуса (кроме случая, когда нотариус категорически против этого). Представитель должен быть эффективным, чтобы успешно состязаться с численно превосходящим составом представителей истца.

4. Из публикуемых в Сборнике решений видно, что позиции сторон нотариального судебного дела[4]  остаются противоречивыми. Брешь в судебном познании частично восполнима с помощью экспертизы.

Нам видится полезным обсудить вопрос о легализации независимой нотариальной экспертизы как разновидности юридической. Этого требует сложность специальных вопросов нотариальной деятельности, включая способность различать существенные и несущественные ошибки нотариуса, негативные последствия нотариального акта. При этом ни сами эксперты, ни их самоуправляемая организация не могут быть причастны к нотариальным структурам и связаны с ними.

 

Библиография

1 Данной публикацией автор статьи обязан создателям сборника «Судебная практика по вопросам нотариальной деятельности (2004—2009)» (Серия: Библиотека нотариуса), подготовленного Центром нотариальных исследований при Федеральной нотариальной палате, возглавляемой проф. В.В. Ярковым. Составитель — сотрудник центра Е.Ю. Юшкова. 3-е изд. — М.: Инфотропик Медиа, 2010. С. 481.

2 Судебная практика по вопросам нотариальной деятельности (2004—2009). С. 15.

3 Судебная практика по вопросам нотариальной деятельности (2004—2009). С. 52—63.

4 Нотариальное судебное дело — судебное дело, касающееся нотариального акта, производства или деятельности нотариуса.