УДК  341:340.5 

Страницы в журнале: 130-134

 

В.А. СЕЛЕЗНЕВ,

помощник директора ФССП России

 

Учитывая особенности современных моделей принудительного исполнения, принятых в зарубежных странах, в целях сравнительного анализа рассмотрена специфика организации исполнительного производства в Белоруссии, Казахстане, Армении, Азербайджане, Латвии, Литве, Эстонии и на Украине.

Ключевые слова: система исполнительного производства, судебный исполнитель, публично-правовые функции, организация принудительного исполнения, правовой статус судебного пристава-исполнителя, современный зарубежный опыт, форма организации исполнительного производства, судебный акт, частный судебный исполнитель, функциональная специализация.

 

Enforcement proceedings arrangement in foreign countries of post soviet area

 

Seleznev V.

 

Subject to specific features of modern enforcement models practiced abroad, we have considered specific traits of enforcement proceedings facilitations in different countries with the purpose of comparative analysis and have generated general criteria for enforcement practice systems classification in Belarus, Kazakhstan, Armenia, Azerbaijan, Latvia, Lithuania, Estonia  and Ukraine.

Keywords: enforcement proceedings system, bailiff, public legal functions, enforcement arrangement, legal status of enforcement officer, existing experience of foreign countries, form of enforcement organization, judicial acts, private enforcement officer, functional specialization.

 

Совершенствование правового регулирования отношений в сфере исполнения судебных решений и актов других органов, формирование эффективной системы исполнительного производства должно осуществляться с учетом комплексного анализа зарубежных моделей организации принудительного исполнения. На процесс становления исполнительного производства стран ближнего зарубежья в большей или меньшей степени оказывает влияние опыт европейских государств. Рассмотрим особенности организации исполнительного производства в Белоруссии, Казахстане, Армении, Азербайджане, Латвии, Литве, Эстонии и на Украине. В некоторых из указанных государств наблюдаются тенденции децентрализации национальных систем исполнительного производства и внедрение в них элементов «частного» исполнения.

Форма организации исполнительного производства, полномочия органов принудительного исполнения в иностранных государствах на постсоветском пространстве имеют ряд отличий от применяемых в отечественной модели, что обусловлено определенными подходами к совершенствованию законодательного регулирования с учетом зарубежного опыта. При этом по-разному решается вопрос о подведомственности органа, уполномоченного в сфере исполнительного производства, в связи с чем осуществление судебных решений и актов других органов включено в компетенцию структур, находящихся при судах (Комитет по судебному администрированию при Верховном суде Республики Казахстан) или входящих в состав министерств юстиции (Департамент государственной исполнительной службы Министерства юстиции Украины, Судебный департамент при Министерстве юстиции Кыргызской Республики, Департамент по исполнению судебных решений при Министерстве юстиции Республики Молдова), либо отдельных специализированных организаций (Служба принудительного исполнения судебных актов Республики Армения).

В процессе преобразований в Республике Армения в соответствии с законами от 05.05.1998 № ЗР-221 «О принудительном исполнении судебных актов», «О службе, обеспечивающей принудительное исполнение судебных актов» путем передачи полномочий по принудительному исполнению органам исполнительной власти сформировалась новая система исполнительного производства. Дальнейшее совершенствование законодательства в данной сфере связано с повышением эффективности исполнительных действий и гарантий обеспечения прав и законных интересов участников исполнительного производства, созданием фонда материального поощрения и развитием службы принудительного исполнения судебных актов. В отличие от ФССП России, Служба принудительного исполнения судебных актов Республики Армения не наделена полномочиями по обеспечению установленного порядка деятельности судов и осуществлению функций органа дознания.

В Азербайджанской Республике в соответствии с Законом Азербайджанской Республики от 28.12.1999 № 782-IГ «О судебных надзирателях и судебных исполнителях» сформирована Служба судебных надзирателей и судебных исполнителей, а также соответствующее Управление в аппарате Министерства юстиции Азербайджанской Республики. В связи с принятием Закона Азербайджанской Республики от 26.05.2006 № 119-IIIГ «О прохождении службы в органах юстиции» эта структура была реорганизована и образовано Главное управление судебных исполнителей Министерства юстиции Азербайджанской Республики. Принудительное исполнение судебных решений осуществляют городские и районные отделы, отделения и группы судебных исполнителей, которые называются исполнительными чиновниками.

Страны Балтии используют французскую модель, адаптированную с учетом национальной специфики. Так, в Литовской Республике функционируют частные конторы приставов. В Литве основополагающим правовым актом, регламентирующим деятельность, права и обязанности приставов, является Закон о судебных исполнителях[1], вступивший в силу 1 января 2003 г. Назначение на должность пристава производится приказом министра юстиции Литовской Республики.

Согласно литовскому законодательству пристав — это уполномоченное лицо, которому государство определило функции выполнения исполнительных документов, констатации фактических обстоятельств, передачи документов, а также ряд других. В своей работе приставы независимы; они должны руководствоваться принципами законности, сотрудничества, демократичности и гражданского процесса[2].

Свободными в должностной деятельности являются приравненные к государственным должностным лицам присяжные судебные исполнители Латвийской Республики, осуществляющие исполнение постановлений судов и других органов, а также иные установленные законом действия.

Реформирование профессии судебного исполнителя происходило в соответствии со вступившим в силу 1 января 2003 г. Законом о судебных исполнителях[3]. Ранее в Латвии действовали конторы судебных исполнителей, являвшихся работниками Министерства юстиции, а надзор над их деятельностью осуществлял Департамент судебных исполнителей Министерства юстиции Латвийской Республики. Законом о судебных исполнителях регулируется профессиональная и корпоративная деятельность судебных исполнителей. Независимой профессиональной корпорацией, объединяющей всех практикующих в Латвии лиц указанной профессии, выступает Латвийская коллегия присяжных судебных исполнителей.

В настоящее время присяжные судебные исполнители являются элементом судебной системы и ведут свою деятельность при окружных судах, но назначаются на должность министром юстиции. Кроме окружных судов, надзор над их деятельностью осуществляют Министерство юстиции и Латвийский совет присяжных судебных исполнителей[4], которые рассматривают в дисциплинарном порядке жалобы на нарушения, допущенные присяжными судебными исполнителями.

Присяжные судебные исполнители практикуют только индивидуально, они финансово самостоятельны. Сотрудничество с другими присяжными судебными исполнителями допустимо в материально-технических и хозяйственных вопросах[5].

Законом о судебных исполнителях предусмотрено вознаграждение присяжных судебных исполнителей за оказанную ими юридическую помощь, размер которого определяется в соответствии с установленными Правительством Латвийской Республики тарифами.

В Эстонской Республике судебный исполнитель — независимое лицо, занимающее публично-правовую должность, при этом не являющееся государственным чиновником или предпринимателем. В своей профессиональной деятельности судебные исполнители руководствуются Законом Эстонской Республики от 17.01.2001 «О судебных исполнителях» (утв. постановлением Президента Эстонской Республики от 30.01.2001 № 980), определяющим порядок осуществления надзора, дисциплинарной ответственности, оплаты труда, основы деятельности Палаты судебных исполнителей; Кодексом об исполнительном производстве Эстонской Республики (утв. постановлением Президента Эстонской Республики от 09.05.2005 № 828), закрепляющим права и обязанности взыскателя, должника и судебного исполнителя, порядок производства по исполнению исполнительного документа; Уставом судебных исполнителей и другими правовыми актами Эстонской Республики.

Как лицо свободной профессии судебный исполнитель выполняет свои должностные обязанности от своего имени и под свою ответственность. Местом работы судебного исполнителя является его бюро, находящееся в районе его деятельности. С разрешения министра юстиции судебные исполнители могут открывать бюро за пределами своего района деятельности или несколько бюро, а также содержать общее бюро с другим судебным исполнителем, определив взаимные права и обязанности договором. Законодательством предусмотрено, что если требования о возмещении вреда невозможно удовлетворить за счет имущества судебного исполнителя в полном объеме, то ответственность за причиненные убытки несет государство, имея право обратного требования в пределах возмещенного ущерба в отношении судебного исполнителя.

Принудительное исполнение решений на Украине возлагается на Государственную исполнительную службу, которая входит в систему органов Министерства юстиции Украины. В соответствии с Законом Украины от 24.03.1998 № 202/98-ВР «О государственной исполнительной службе»[6] принудительное исполнение решений проводят государственные исполнители Департамента государственной исполнительной службы Министерства юстиции Украины, отделов государственной исполнительной службы управлений юстиции в соответствии с установленной законом подведомственностью исполнения.

Условия и порядок осуществления постановлений судов, других органов и должностных лиц, которые в соответствии с нормами законодательства подлежат принудительному исполнению в случае неисполнения их в добровольном порядке, устанавливает Закон Украины от 21.04.1999 № 606-XIV «Об исполнительном производстве» (далее — Закон Украины № 606-XIV)[7]. Закон Украины № 606-XIV определяет исполнительное производство как завершающую стадию судебного производства, как совокупность действий органов и должностных лиц, направленную на принудительное исполнение решений судов и других органов (должностных лиц), осуществляемую по основаниям, способом и в пределах полномочий, определенных законом, иными нормативными правовыми актами, изданными в соответствии с Законом Украины № 606-XIV, а также решениями, которые в соответствии с этим нормативным актом подлежат принудительному исполнению.

Законодательное регулирование исполнительного производства в Республике Беларусь основывается на концепции, определяющей, что исполнительное производство является стадией гражданского процесса, а модель организации принудительного исполнения «можно охарактеризовать как публично-правовую, в которую внедряются частноправовые элементы на этапе реализации имущества должника»[8]. В отличие от России, в Республике Беларусь функции принудительного исполнения осуществляют органы судебной власти.

Определенным шагом в направлении совершенствования системы принудительного исполнения в Республике Беларусь явилось создание дополнительной структуры наряду с функционировавшим институтом судебных исполнителей общих судов с учетом распределения полномочий органа принудительного исполнения. В целях обеспечения оперативности и эффективности осуществления решений хозяйственных судов Указом Президента Республики Беларусь от 08.10.1997 № 507 «О создании Службы судебных исполнителей хозяйственных судов в Республике Беларусь» в структуре хозяйственных судов Республики Беларусь создана Служба судебных исполнителей хозяйственных судов. Постановлением Совета министров Республики Беларусь от 30.01.1998 № 147 «О Службе судебных исполнителей хозяйственных судов в Республике Беларусь» утверждено положение, определяющее организационную основу деятельности службы, права и обязанности судебного исполнителя.

Важной отличительной особенностью системы исполнительного производства Республики Беларусь является то, что осуществление судебных постановлений и других актов является задачей судопроизводства в судах общей юрисдикции и хозяйственных судах. Таким образом, в систему принудительного исполнения в Республике Беларусь входят две самостоятельные организационные единицы: судебные исполнители общих судов и Служба судебных

исполнителей хозяйственных судов. Следовательно, исполнительное производство Республики Беларусь вполне может рассматриваться в качестве особого вида централизованной системы, которая предусматривает реализацию функций принудительного исполнения соответствующими структурами органов судебной власти. Соответственно, порядок исполнительного производства регулируется нормами раздела IX Гражданского процессуального кодекса Республики Беларусь от 11.01.1999 № 238-3 (далее — ГПК РБ) и раздела IV Хозяйственного процессуального кодекса Республики Беларусь от 15.12.1998 № 219-3 (далее — ХПК РБ). Судебные исполнители общих судов подчиняются руководству судов, при которых состоят, и органам исполнительной власти (управлениям юстиции при исполкомах и Министерству юстиции Республики Беларусь). Служба судебных исполнителей хозяйственных судов, возглавляемая главным судебным приставом — начальником Управления организации исполнительного производства, подчиняется Председателю Высшего хозяйственного суда.

Статьей 459 ГПК РБ определены задачи исполнительного производства, а именно: «обеспечение исполнения решений, определений и постановлений судов по гражданским и административным делам, приговоров, постановлений и определений судов по уголовным делам в части имущественных взысканий, подлежащих исполнению других актов, контроль за добровольным исполнением, а в необходимых случаях их принудительное исполнение в целях охраны и защиты подтвержденных в установленном законом порядке прав граждан, юридических лиц и государства». В компетенцию судебного исполнителя входят не только вопросы возбуждения исполнительного производства, принудительного исполнения, возвращения исполнительного документа взыскателю, но и принятие мер по установлению местонахождения должника, контроль за добровольным исполнением, определение расходов по исполнению исполнительного документа.

По нашему мнению, более эффективной представляется модель исполнительного производства, предусматривающая организационное обособление единого органа принудительного исполнения в системе органов исполнительной власти и сочетание механизмов судебного контроля и ведомственного контроля в сфере исполнительного производства. Следует признать, что отсутствие централизованной структуры органов принудительного исполнения, единого нормативного правового акта, регулирующего правоотношения в сфере исполнения судебных решений и актов других органов, существенно снижает эффективность механизма судебной защиты нарушенных прав граждан и организаций.

Необходимо отметить, что система исполнительного производства в Республике Беларусь, в отличие от систем исполнительного производства других государств на постсоветском пространстве, не претерпела значительных изменений. Совершенствование гражданского процессуального и хозяйственного процессуального законодательства в процессе судебной реформы происходило путем внесения необходимых новелл в ГПК РБ и ХПК РБ без изменения существующей концепции исполнительного производства. Все это свидетельствует об определенной консервативности в законодательном регулировании исполнительного производства. В данном отношении примером динамичного развития законодательства об исполнительном производстве может служить Республика Казахстан.

Правовые, организационные и экономические основы исполнительного производства, правовой статус судебных исполнителей в Республике Казахстан установлены Законом Республики Казахстан от 30.06.1998 № 253-I «Об исполнительном производстве и статусе судебных исполнителей»[9]. Правовое положение судебных приставов Республики Казахстан, осуществляющих поддержание общественного порядка в судах и во время совершения судебными исполнителями исполнительных действий, а также обеспечение охраны зданий судов, судей, других участников процесса, судебных исполнителей и лиц, участвующих в исполнительных действиях, во время совершения этих действий, установлены Законом Республики Казахстан от 07.07.1997 № 150-I «О судебных приставах»[10].

Тенденция децентрализации системы исполнительного производства в Республике Казахстан проявилась в настоящее время в формировании смешанной модели. Так, согласно законодательно утвержденной новой концепции исполнительного производства функции по исполнению судебных актов и актов других органов смогут осуществлять частные и государственные судебные исполнители. Закон Республики Казахстан от 02.04.2010 № 261-IV «Об исполнительном производстве и статусе судебных исполнителей»[11] (далее — Закон РК № 261-IV) ввел понятия частного и государственного судебных исполнителей и определил их правовое положение. В соответствии с принятой терминологией частным судебным исполнителем является гражданин Республики Казахстан, занимающийся частной практикой по исполнению исполнительных документов без образования юридического лица на основании лицензии частного судебного исполнителя, выданной уполномоченным органом. Государственный судебный исполнитель — это должностное лицо, состоящее на государственной службе и выполняющее возложенные на него законом функции по исполнению исполнительных документов.

Закон РК № 261-IV предъявляет к частным судебным исполнителям высокие требования. Так, для занятия указанной должности необходимо прохождение непрерывной двухлетней стажировки, сдача квалификационного экзамена, получение лицензии, прохождение конкурса на замещение должности.

Государственным и частным судебным исполнителям предоставляются равные права и обязанности за изъятиями, предусмотренными Законом РК № 261-IV. В частности, к таким исключениям относится требование п. 6 ст. 32, допускающее принятие частным судебным исполнителем мер по обеспечению исполнения исполнительного документа только с санкции суда, получаемой в порядке, установленном гражданским процессуальным законодательством Республики Казахстан.

Частные судебные исполнители Республики Казахстан не вправе принимать к исполнению исполнительные документы, по которым в качестве одной из сторон выступает государство.

Новая концепция исполнительного производства в Республике Казахстан предусматривает, что при осуществлении предоставленных законом полномочий частный судебный исполнитель самостоятельно финансирует свою работу. Оплата его деятельности производится за счет средств, взысканных с должника, и складывается из суммы, уплачиваемой по утверждаемым Правительством Республики Казахстан тарифам в зависимости от характера совершаемых исполнительных действий, и суммы, выплачиваемой по окончании исполнительного производства в случае полного или частичного исполнения исполнительного документа.

В отношении вопросов конкуренции и монополизации в частной сфере исполнения следует согласиться с тем, что «положительный стимул от привлечения частных структур в качестве судебных исполнителей, в частности стимул, вытекающий из конкуренции, может установиться, только если судебный исполнитель не будет единственным, кто будет назначен для работы в какой-то области»[12]. Поэтому необходимо максимально ограничить монополию частного судебного исполнителя по территориальному принципу, с тем чтобы предоставить взыскателю возможность выбора не только между государственным и частным судебными исполнителями, но и между частными судебными исполнителями, работающими в данном регионе.

Следует отметить, что цели исполнительного производства Республики Казахстан в целом схожи с аналогичными задачами, содержащимися в законодательствах Российской Федерации и других государств на постсоветском пространстве. Так, в соответствии со ст. 2 Закона РК № 261-IV задачами исполнительного производства являются обязательное и своевременное исполнение исполнительных документов, выдаваемых на основании судебных решений, определений и постановлений по гражданским и административным делам, приговоров и постановлений по уголовным делам в части имущественных взысканий, а также постановлений иных органов.

В настоящее время юридической общественностью активно обсуждается проблема привлечения в сферу исполнения судебных решений и актов других органов так называемых частных судебных исполнителей. С учетом опыта европейских стран возможно полагать, что данная форма организации исполнительного производства может быть реализована в сочетании с государственной системой принудительного исполнения и при государственном контроле деятельности саморегулируемых организаций судебных исполнителей, объединяющих судебных исполнителей как лиц либеральной профессии, осуществляющих функции по принудительному исполнению судебных актов.

Эффективность системы исполнительного производства, как централизованной, так и предусматривающей осуществление публично-правовых функций лицами либеральной профессии, в целом определяется возможностью этой системы реально обеспечить защиту прав взыскателя, в том числе права на исполнение судебного акта в разумный срок при соблюдении прав должника, а также прав и законных интересов других лиц в процессе исполнительного производства.

 

Библиография

1 Ведомости Литовской Республики. 2002. № 53-2042.

2 См.: Вишинскас В., Валанчюс В. Реформа службы судебных приставов в Литве // Арбитражный и гражданский процесс. 2005. № 12. С. 34—37.

3 Ведомости Сейма и Кабинета министров Латвийской Республики. 2002.

4 Латвийский совет присяжных судебных исполнителей является представительской и надзорной структурой Латвийской коллегии присяжных судебных исполнителей.

5 См.: Хмелевскис Г. Процедура принудительного исполнения в Латвийской Республике // Вестник Высшего хозяйственного суда Республики Беларусь. 2008. № 21. С. 128.

6 Ведомости Верховной рады Украины. 1998. № 36—37. Ст. 243.

7 Там же. 1999. № 24. Ст. 207.

8 Колядко И.Н. Принципы исполнения судебных решений и иных актов в Республике Беларусь (концепция, правовое регулирование, проблемы совершенствования) // Актуальные проблемы развития судебной системы и системы добровольного и принудительного исполнения решений Конституционного суда Российской Федерации, судов общей юрисдикции, арбитражных, третейских судов и Европейского суда по правам человека: Сб. науч. ст. — Краснодар; СПб., 2008. С. 661.

9 Ведомости Парламента Республики Казахстан. 1998. № 13. Ст. 195.

10 Там же. 1997. № 13—14. Ст. 201.

11 Казахстанская правда. 2010. № 97—98.

12 Эберхард В. Закон о частных судебных исполнителях: начало современного исполнительного производства в Казахстане? // Арбитражный и гражданский процесс. 2008. № 10. С. 42.