УДК 347.9 

Страницы в журнале: 116-120

 

Н.В. ЛАСКИНА,

кандидат юридических наук, доцент кафедры правосудия и процессуального права, главный юрисконсульт Саратовского государственного социально-экономического университета

 

Анализируются положения главы 22.1 ГПК РФ с точки зрения процессуальных гарантий при рассмотрении дел о компенсации за нарушение права на гражданское судопроизводство в разумный срок. Особое внимание уделяется правилам определения данного срока, влиянию поведения заявителя и участников процесса на решение вопроса о компенсации. На основе анализа национальной судебной практики и практики Европейского суда по правам человека сформулированы выводы об эффективности реализации указанного права.

Ключевые слова: право на компенсацию, процессуальные гарантии, заявитель, Европейский суд по правам человека, судебная практика.

 

Procedural guarantees in cases of compensation for the violation of the rights of in civil proceedings within a reasonable time

 

Laskina N.

 

The author of the article discussed the provisions of Chapter 1 of CCP RF 22 with regard to due process in cases of compensation for violation of the law on civil proceedings within a reasonable time. This article focuses on rules determining reasonable

time civil proceedings influence applicant behavior and actors to address the question of compensation. Based on an analysis of national jurisprudence and practice of the European Court of human rights, the author made conclusions about the effectiveness of the realization of the right to compensation for violation of the law on civil proceedings within a reasonable time.

Keywords: right to compensation, due process and the complainant, claimant, European Court of human rights jurisprudence, judicial practice.

 

Прошло более года со дня вступления в силу Федерального закона от 30.04.2010 № 68-ФЗ «О компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок» (далее — Закон № 68-ФЗ). Специалисты подводят первые итоги реализации данного нормативного акта, констатируя, что он достаточно эффективен[1].

Эффективность, как правило, связывается в теории права с результативностью, фактом достижения поставленных целей[2]. Безусловно, эффективность Закона № 68-ФЗ подтверждается фактическими данными, свидетельствующими о том, что многие участники длительного судопроизводства не только воспользовались своим правом, но и реально достигли определенных результатов. Так, за прошедший год в Минфин России в соответствии с рассматриваемым законом поступило 28 исполнительных листов на общую сумму 2,1 млн руб. Из них, по словам директора Правового департамента Минфина России С.В. Ячевской, передано на финансирование 15 исполнительных листов на сумму 1 275 000 руб., остальные находятся на рассмотрении[3].

Достижению таких результатов, безусловно, способствовали установленные в Законе № 68-ФЗ и процессуальных кодексах, в частности, в положениях главы 22.1 ГПК РФ, гарантии, обеспечивающие реализацию данного права.

Прежде всего, важной гарантией реализации прав участников процесса на компенсацию за длительное гражданское судопроизводство выступают правила определения разумного срока, дающего право на такую компенсацию, установленные ст. 6.1 ГПК РФ. Исходя из практики Европейского суда по правам человека (далее — Европейский суд), разумным может быть признан с учетом обстоятельств конкретного дела срок продолжительностью свыше года и даже свыше трех лет[4]. По российскому законодательству, учитывая сроки, определенные ГПК РФ для большинства гражданских дел искового производства, судопроизводство может длиться в среднем около года. При этом мнение о том, что в срок судопроизводства следует включать только те периоды, когда дело не было разрешено по существу, следует, на наш взгляд, признать необоснованным, поскольку оно базируется на неправильном толковании норм материального права[5]. В соответствии с п. 41 постановления Пленума ВС РФ № 30, Пленума ВАС РФ № 64 от 23.12.2010 «О некоторых вопросах, возникших при рассмотрении дел о присуждении компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок» (далее — Постановление) при исчислении общей продолжительности судопроизводства по рассмотренному судом гражданскому делу учитывается период со дня поступления искового заявления (заявления) в суд первой инстанции до дня принятия последнего судебного акта по делу[6].

Однако на практике при определении разумного срока судопроизводства должны учитываться такие важные условия, оказывающие влияние на продолжительность рассмотрения дела, как правовая и фактическая сложность дела, поведение участников гражданского процесса, достаточность и эффективность действий суда, осуществляемых в целях своевременного рассмотрения дела, а также общая продолжительность судопроизводства по делу. При этом, как показывает практика Европейского суда, перечисленные обстоятельства должны оцениваться не отдельно, в отрыве друг от друга, а комплексно.

Так, в деле «Куприны против Российской Федерации» власти Российской Федерации утверждали, что длительность рассмотрения в данном деле была разумной, поскольку дело было особенно сложным, суды страны рассматривали его несколько раз, а заявители затянули разбирательство, изменяя свои требования, подавая ходатайства и жалобы. Несколько раз разбирательство было отложено в связи с неявкой заявителей или их представителей в судебное заседание. Европейский суд согласился с властями Российской Федерации в том, что судебные разбирательства в данном споре отличались определенной сложностью. Тем не менее, по мнению Европейского суда, сложность дела сама по себе не является достаточным основанием для оправдания общей длительности судебного разбирательства, поскольку разумность срока разбирательства должна оцениваться с учетом конкретных обстоятельств дела и следующих критериев: сложности дела, поведения заявителей и компетентных органов, значения предмета спора для заявителей. Государство было обязано организовать судебную систему таким образом, чтобы национальные суды могли рассматривать дела в течение разумного срока. При этом государство вправе самостоятельно определять, каким образом обеспечить механизм соблюдения этих требований — увеличением числа судей, автоматическим применением сроков, распоряжениями или какими-либо другими способами. Если же государство допускает продолжение разбирательства сверх разумного срока, не предпринимая ничего для его ускорения, оно должно нести ответственность за задержки, к которым это приводит[7].

Учитывая практику Европейского суда, в ч. 4 ст. 6.1 ГПК РФ установлено, что в качестве оснований для превышения разумного срока судопроизводства по делу не могут приниматься во внимание обстоятельства, связанные с организацией работы суда, в том числе с заменой судьи, а также рассмотрение дела различными инстанциями, что подчеркивается и Верховным судом РФ[8]. Решению указанных проблем способствуют и нормы частей 6 и 7 ст. 6.1 ГПК РФ, предоставляющие заинтересованным лицам право ускорить рассмотрение дела путем обращения к председателю суда, который может установить срок проведения судебного заседания по делу и (или) указать действия, которые следует осуществить для ускорения судебного разбирательства. Однако, исходя из принципов независимости и беспристрастности судей, председатель суда не вправе, к примеру, назначать экспертизу, предрешать вопросы о достоверности или недостоверности того или иного доказательства, преимуществе одних доказательств перед другими, о том, какое решение должно быть принято судом при рассмотрении дела, а также совершать иные действия, направленные на вмешательство в деятельность судьи по осуществлению правосудия по конкретному делу (п. 20 Постановления).

Немало сложностей на практике при решении вопроса в разумный срок вызывает необходимость учета поведения заявителя и других участников процесса. Законодатель, называя данное обстоятельство в качестве обязательного при рассмотрении заявлений о компенсации (п. 2 ч. 2 ст. 244. 8 ГПК РФ), не раскрывает его содержание, не конкретизирует, какое именно поведение, какие именно действия заявителя и других участников процесса могут негативно повлиять на решение вопроса о компенсации.

Безусловно, данная неточность должна восполняться судебной практикой. В определенной степени ясность в этот вопрос была внесена  Постановлением, согласно которому при оценке поведения заявителя суд вправе вынести решение об отказе в удовлетворении заявления о присуждении компенсации, если неисполнение заявителем процессуальных обязанностей (например, непредставление доказательств по гражданскому делу, неоднократная неявка в судебное заседание по неуважительным причинам) привело к нарушению разумного срока судебного разбирательства (п. 36). Вместе с тем, и это полностью сообразуется с практикой Европейского суда, на заявителя нельзя возлагать ответственность за длительное рассмотрение дела в связи с использованием им процессуальных средств, предоставляемых законодательством для осуществления своей защиты, в частности, за изменение исковых требований, изучение материалов дела, заявление ходатайств, обжалование вынесенных судебных актов, отвод судьи[9].

Основываясь на позиции высших судебных органов Российской Федерации, суды, как правило, оценивая поведение заявителя в ходе производства по делу, принимают во внимание случаи его неявки по вызову следователя или суда, что приводит к определенному затягиванию сроков судопроизводства по уголовному делу[10]. При этом действия заявителей, выразившиеся в уточнении исковых требований, заявлении ходатайств об истребовании дополнительных доказательств, хотя и повлекшие за собой неоднократное отложение судебных разбирательств, суды не признают повлиявшими на длительность рассмотрения дела, поскольку эти действия не могут быть вменены в вину данным лицам по увеличению срока рассмотрения дела, ввиду того что, совершая перечисленные действия, они использовали свои процессуальные права, предусмотренные гражданским процессуальным законом[11].

В целом же, исходя из анализа положений ч. 2 ст. 244.1 ГПК РФ, можно сделать вывод, что предельный (максимально разумный) срок, в течение которого должно быть рассмотрено дело, — три года, поскольку по истечении этого срока участники процесса еще до окончания производства по делу могут обратиться с заявлением о компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумные сроки.

Гарантией реализации права на компенсацию за нарушение права на гражданское судопроизводство в разумный срок является также законодательно закрепленное условие о том, что заявление о присуждении такой компенсации не может рассматриваться судьей, если он ранее принимал участие в рассмотрении дела, в связи с которым возникли основания для подачи заявления. Безусловно, данная норма способствует объективному и беспристрастному разрешению вопроса о компенсации, поскольку исключает возможность личной заинтересованности судьи и субъективизма при рассмотрении указанного заявления.

Необоснованной, на наш взгляд, представляется позиция высших судебных органов, изложенная в Постановлении, по поводу допустимости участия в рассмотрении заявления о присуждении компенсации судьи, рассматривавшего в порядке надзора жалобу на судебный акт по делу, в связи с которым возникли основания для подачи заявления о присуждении компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок (п. 34). Как показывает судебная практика, в суде надзорной инстанции также может допускаться нарушение сроков рассмотрения дел[12]. Так, например, Европейский суд в одном из своих постановлений прямо указывал на неэффективные действия суда надзорной инстанции, повлекшие за собой увеличение срока рассмотрения дела[13]. Следовательно, участие в рассмотрении заявления о присуждении компенсации судьи, который рассматривал в порядке надзора жалобу на судебный акт по делу и действия которого, возможно, привели к затягиванию процесса, способно повлиять на законность и обоснованность вынесенного решения о присуждении (отказе в присуждении) компенсации.

Исходя из общих требований, предъявляемых процессуальным законодательством к форме и содержанию любого заявления, адресованного суду, за заявление о присуждении компенсации взимается государственная пошлина. На первый взгляд может показаться, что оплата государственной пошлины по таким заявлениям является препятствием для реализации данного права. Однако установленный подп. 15 п. 1 ст. 333.19 НК РФ размер государственной пошлины является своеобразной гарантией доступности правосудия по таким категориям дел (для физических лиц — 200 руб., для юридических лиц — 4000 руб.).

Согласно ч. 3 ст. 3 Закона № 68-ФЗ заявление о присуждении компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок в качестве суда первой инстанции рассматривают либо верховный суд республики, краевой суд, областной суд, суд города федерального значения, суд автономной области, суд автономного округа, окружной (флотский) военный суд — по делам, подсудным мировым судьям, районным судам, гарнизонным военным судам; либо Верховный суд РФ — по делам, подсудным федеральным судам, за исключением районных судов и гарнизонных военных судов; федеральный арбитражный суд округа. Именно поэтому в качестве гарантии реализации права на компенсацию за нарушение права на гражданское судопроизводство в разумный срок следует рассматривать и приближенность к заявителю суда, в который следует обращаться с заявлением о присуждении компенсации. Согласно действующему в России гражданскому процессуальному законодательству, такое заявление подается через суд, вынесший в первой инстанции решение (определение) или рассматривающий дело в первой инстанции, на который возлагается обязанность направить его в суд, уполномоченный на рассмотрение заявлений о присуждении компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок.

В целом основной, принципиальной и наиважнейшей гарантией реализации рассматриваемого права является закрепленный в ст. 2 Закона № 68-ФЗ и поддерживаемый высшими судебными органами России ориентир на практику Европейского суда.

На основании изложенного можно констатировать, что Закон № 68-ФЗ действительно реализуется, благодаря закрепленным в гражданском процессуальном законодательстве гарантиям, а также судебной практике, восполняющей законодательные пробелы и неточности при формулировке отдельных положений.

 

Библиография

1 Подробнее см.: Грось Л.А. О федеральных законах, принятых с целью обеспечить реализацию права на судопроизводство в разумный срок // Арбитражный и гражданский процесс. 2010. № 9. С. 2—5;  № 10. С. 25 — 28; Лашкина Н. Интервью с директором Правового департамента Министерства финансов РФ Светланой Викторовной Ячевской // Налоги. 2011. № 3. С. 15—20, и др.

2 См., например: Андреев А.В. Финансово-правовые санкции: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. — Саратов, 1984. С. 15; Тихомиров Ю.А. Понятие эффективности управленческой деятельности и условия ее достижения // Проблемы эффективности работы управленческих органов. — М., 1973. С. 39.

3 См.: Лашкина Н. Указ. раб. С. 15.

4 См., например, подпункты 40, 43, 45 постановления Европейского суда от 12 июня 2008 г. по делу «Мороко против России», жалоба № 20937/07 // Бюллетень Европейского суда по правам человека. 2009. № 4; п. 28 постановления Европейского суда от 26 марта 2009 г. по делу «Николенко против России», жалоба № 38103/04 // Там же.  2010. № 1; подпункты 35, 39 постановления Европейского суда от 18 февраля 2010 г. по делу «Грибаненков против России», жалоба № 16583/04 // Там же. № 9.

5 См.: Определение ВС РФ от 22.03.2011 № 41-Г11-14 // Документ опубликован не был. КонсультантПлюс.

6 Бюллетень ВС РФ. 2011. № 3.

7 См. постановления Европейского суда от 25 февраля 2010 г. по делу «Куприны против Российской Федерации», жалоба № 24827/06 // Документ опубликован не был. КонсультантПлюс;  от 29 июля 2003 г. по делу «Прайс и Лоу против Соединенного Королевства», жалобы № 43185/98 и 43186/98, § 23 // Документ опубликован не был. СПС «Гарант»; от 19 июня 2003 г. по делу «Педерсен и Бодсгор против Дании», жалоба № 49017/99, § 49, ECHR 2004-XI // Бюллетень Европейского суда по правам человека. 2005. № 6. С. 65.

8 См.: Определение ВС РФ от 19.04.2011 № 14-Г11-17 // Документ опубликован не был. КонсультантПлюс.

9 См. п. 42 постановления Европейского суда от 25 февраля 2010 г. по делу «Куприны против Российской Федерации», жалоба № 24827/06 // Документ опубликован не был. КонсультантПлюс; Обзор законодательства и судебной практики ВС РФ за третий квартал 2010 года // Документ опубликован не был. КонсультантПлюс.

10 См.: Определение ВС РФ от 14.12.2010  № 37-Г10-7 // Консультант Плюс.

11 См.: Определение ВС РФ от 22.03.2011 № 41-Г11-14 // Там же.

12 См., например: Определение ВС РФ от 22.03.2011 № 41-Г11-14.

 

13 См.: Постановление Европейского cуда от 25 февраля 2010 г. по делу «Куприны против Российской Федерации», жалоба № 24827/06 // Консультант Плюс.